Книги, статьи, материалы /«СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства /Пути через пустыню

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только :

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА НОВОЙ ГВИНЕЕ (05.07 - 20.07.2017)
Лучшее в Индонезии

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2017)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2017)
Знакомство с огромным островом

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (06.03 - 20.06.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (31.05 - 13.06.2018)
Таинственная страна Догонов


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы «СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства Пути через пустыню

Пути через пустыню

Арабы начинали «осваивать» маршруты через Сахару довольно рано. Первое конкретное предприятие такого рода, известное по сочинениям историков и географов, относится уже к 20м годам VIII в., когда наместник омейядского халифа Хишама — Убейдаллах ибн Хабхаб — отправил из Марокко военную экспедицию на юг, в сахарские оазисы. Вероятно, это было не единственное предприятие военного характера. И все же не военные походы стали основным источником сведений о народах, обитавших к югу от Сахары.

Арабское завоевание, как уже говорилось, не разрушило давнюю традицию торговли с Западным Суданом — те, кто ею занимался раньше, продолжали это и при новых правителях, приняв, во многих случаях чисто формально, новую религию. И более того, с установлением на Севере власти завоевателей в торговле наступило несомненное оживление. А в этом оживлении немалая роль выпала на долю людей, представлявших одно из трех важнейших политикорелигиозных течений в раннем исламе — хариджитов, грандиозное восстание которых в 40е годы VIII в. на время привело к фактической ликвидации власти халифата Омейядов на всей территории Северной Африки к западу от границ современной Ливии.

Многочисленные общины ибадитов — одного из крупнейших (а главное, не отличавшегося склонностью к военному решению спорных вопросов политикоправового характера) внутри мусульманской общины ответвлений хариджитства оказались на протяжении VIII в. в конечном счете оттеснены к южной, сахарской, окраине нынешних Алжира и Марокко. Онито, рассеянные на этой огромной территории, и вступили первыми из мусульман в торговые связи с западными областями Судана и поддерживали эти связи достаточно тесными в течение как минимум трех столетий — пока в Северной Африке не восторжествовал окончательно один из четырех главных толков «правоверного» ислама, маликитский. Можно почти уверенно утверждать, что и самыйто ислам как вероучение впервые появился в торговых поселениях Западного Судана в форме ибадитства.

Во всяком случае, уже в конце VIII в. в сахарских оазисах, а очень скоро и в сахельскосуданской зоне жило множество ибадитов. А придя в Западный Судан, мусульмане (и ибадиты и неибадиты) застали на востоке региона, там, где Нигер чуть выше города Гао поворачивает к юговостоку, уже сложившееся княжество сонгаев — княжество, которому предстояло шесть столетий спустя вырасти в одну из могущественнейших держав доколониальной Африки, а к северозападу от большой излучины реки — крупное и сильное политическое образование — Гану. Еще западнее, по обоим берегам среднего и нижнего течения Сенегала, располагалось еще одно политическое образование, привлекавшее внимание арабоязычных авторов, — Текрур. Правители этих стран, в первую очередь, конечно, Ганы, держали в руках ту отрасль торговли, которая больше всего интересовала новых хозяев Северной Африки, — торговлю золотом (в последующие века заметно увеличилась роль такой статьи экспорта, как невольники, но первое место всетаки неизменно оставалось за золотом). Как раз это и обеспечило Гане такое усиленное внимание арабских географов. Больше всего и прежде всего старались они подчеркнуть в своих сочинениях обилие драгоценного металла в «Билад асСудан» — «Стране черных», как с самого первого знакомства прозвали арабы необозримые пространства к югу от Сахары. Золото надолго стало для них главным отличительным признаком Западной Африки вообще и Ганы в частности. Вот что писал, например, один из ранних и самых серьезных историков и географов Ахмед ибн Якуб алЯкуби в 70х годах IX в.: «Затем государство Гана. Царь их также велик достоинством. В его стране есть золотые рудники, а под его властью находятся многочисленные цари… И по всей этой стране — золото».

Здесь, наверно, следует сделать оговорку. Только что мы встретились и будем встречаться во многих местах последующего текста с такими понятиями, как «царь», «царство», «княжество» и им подобные. В нашем языке все эти слова имеют многовековую традицию употребления, и мы почти подсознательно связываем с ними определенный комплекс черт и особенностей, присущих данным понятиям., Так вот, те средневековые африканские правители, которых мы привычно ими обозначаем, за редкими исключениями имели мало общего с тем образом, что возникает в нашем с вами сознании, например, при слове «царь». Уж слишком разным был уровень развития африканских обществ средневековья и тех, которые соответствуют привычному нам понятию. И о такой «условности» терминологии придется помнить все время.

Ал-Якуби не случайно связал Гану с золотыми рудниками. Из нескольких торговых путей, что вели из Средиземноморья в Западную Африку, два выводили прямо в долину Нигера. Самый западный начинался на юге Марокко, в не существующем в наши дни богатом торговом городе Сиджилмасе, шел через Тегаззу (в этом захудалом поселке посреди пустыни добывался второй важнейший товар западноафриканской торговли — соль), а оттуда разветвлялся на два: одна ветвь выводила непосредственно в долину Нигера, у западной оконечности большой излучины реки, а другая — через важный торговоремесленный город Аудагост, о котором мы еще будем говорить подробно, к столице Ганы, городу Кумби. В наши дни — это необитаемое городище КумбиСале неподалеку от современной границы Мавритании и Мали, на мавританской стороне ее. Из столицы же прямой путь шел в золотоносные области в верховьях Нигера и Сенегала.

Из Аудагоста же начиналась дорога в Текрур, т.е. на западюгозапад: столица Текрура находилась в районе современного сенегальского города Подор (правда, позднее был проложен еще один путь из Марокко к низовьям Сенегала, шедший недалеко от побережья Атлантики).

Вторая главная торговая артерия вела от побережья Триполитании через оазисы Гадамес и Гат к восточной оконечности большой излучины Нигера. Здесь находился Гао (или Гаогао) — один из главных торговых городов в бассейне среднего течения реки. Основанный, видимо, в VIII в. у выхода к Нигеру сухой долины (уэда) Тилемси, он быстро сделался важным центром торговли через пустыню. Тот же алЯкуби говорит: «Затем государство Гаогао — это наибольшее из государств черных, славнейшее из них властью и величайшее из них деяниями. Все царства черных повинуются его царю. Гаогао — название города. А кроме того, множество царств повинуется ему и признает его главенство, хотя их цари — цари в своих странах». И далее следует длинный список таких подчинявшихся правителю Гао «царств». Конечно, почти все они были небольшими — территория их чаще всего ограничивалась какимнибудь одним оазисом. Но вот что в данном случае показательно: все они лежали к северозападу от Гао — на большой караванной дороге в Триполи, а оттуда — в Египет.

Этот второй торговый путь тоже разветвлялся. Дорога на Гао, о которой только что шла речь, уходила от города Агадес на плато Аир в западном направлении; и от Агадеса же начинался путь на юг и юговосток — в страны, населенные народом хауса (нынешняя Северная Нигерия), и в район озера Чад. Но примерно до XIV в. это ответвление играло значительно меньшую роль.

Правда, арабы, познакомившись с Западной Африкой, застали еще действующей старинную дорогу, которая некогда напрямую связала Египет с Ганой. Но этот путь уже отмирал; к X в. от него совсем отказались. АбулКасим Ибн Хаукал, один из крупнейших арабских географов домонгольского времени, человек, объездивший чуть ли не весь тогдашний мусульманский мир как купец (а, может быть, и как негласный агент египетских халифовФатимидов), очень наблюдательный и точный, писал об этом пути в своей «Книге облика Земли»: «По этим пустыням проходила дорога из Египта в Гану; но непрестанные ветры обрушивались на караваны и одиноких путников… и погубили не один караван и не одного путешественника. Нападали на них и враги и не раз губили их. И эти народы отказались от той дороги, оставили ее и стали ездить по дороге на Сиджилмасу». Написаны эти слова были в середине 70х годов X в.

А почти через два столетия, в начале 50х годов века двенадцатого, другой видный арабский географ — Абу Абдаллах Мухаммед ибн Мухаммед алИдриси — вернулся к рассказу о запустевшем пути из Египта в Гану. По его сообщению можно более точно себе представить, как он проходил; начало этого пути лежало в сахарских оазисах к западу от Нильской долины. Эту область в арабоязычной географической литературе так и называли «Оазисы» — алВахат. Можно себе представить, сколь давними были связи Египта с Западной Африкой, если Ибн Хаукал в последней четверти X в. уже мог говорить о прямом пути Гана — Египет, так сказать, в давнопрошедшем времени. Впрочем, практически на всех караванных путях через Сахару купцам и прочим путешественникам приходилось иметь дело со всеми теми трудностями, которые заставили отказаться от дороги алВахат — Гао. Не говоря уж о недостатке воды и продовольствия, об очень трудных климатических условиях, успешный ход торговли и самое пересечение Сахары в очень большой степени зависели от хороших взаимоотношений с хозяевами пустыни. А ими были туареги — воинственные племена берберовкочевников, потомков древних ливийцев. Арабы называли их алмулассамин — «завешивающие лицо покрывалом». Дело в том, что лица туареговмужчин всегда закрыты особой повязкой, прикрывающей от пыли нос и рот; над повязкой — она называется «лисам» — остаются только глаза.

С незапамятных времен туареги взимали нечто вроде пошлины со всех проходивших караванов за «покровительство», а по существу, — за беспрепятственный проход через районы кочевий. Ибн Хаукал, к примеру, рассказывает об одном из крупнейших кочевых племен Западной Сахары — мессуфа: ониде «собирают надлежащую долю с тех, кто проезжает мимо них по торговым делам — с каждого верблюда и с каждого вьюка; также и с тех, кто возвращается с золотым песком из страны черных. Это одно из их занятий».

Купцам приходилось беспрекословно платить: без согласия кочевников нечего было и думать пытаться пересечь пустыню. Но надо отдать должное и туарегам: они все же старались не отягощать торговлю такими поборами, каких она не смогла бы выдержать (хотя, конечно, не всегда могли устоять перед соблазном пограбить — но это все же были исключительные случаи). Больше того: как бы ни складывались отношения между разными туарегскими племенами — а столкновения между ними случались в пустыне нередко, — столкновения эти, как правило, на торговле не отражались. Ведь и для туарегов торговля была необходимостью. Они нуждались в зерне, а его можно было получить только из областей с оседлым земледельческим населением: зерна из подвластных кочевникам оазисов не хватало. Поставка верблюдов для караванов тоже была важной статьей дохода кочевников Сахары. И в итоге туарегам приходилось соблюдать какието разумные пределы в своих претензиях.

Да, трудности на пути тех, кто торговал с Ганой, а потом и с Текруром, встречались немалые. Даже если пустыню удавалось перейти благополучно, в Судане путешественника подстерегали многие неожиданности, начиная с непонятных правоверным мусульманам обычаев жителей и кончая встречами с такими представителями животного мира, с какими ему не приходилось иметь дело у себя на родине.

Вот что рассказывает арабский географ XI в.: «Люди делают привал… но там термиты разрушают все, что находят, и портят все, до чего доберутся. Они выходят из земли стаями… И товары кладут только на собранные камни или подложенное дерево. И каждый из этих людей требует для своего товара охраны от термитов…».

Или еще: «Один из путешественников был застигнут врасплох, так как понадеялся на большую скалу и положил на нее богатый груз двух бывших у него верблюдов. Когда же он пробудился ото сна утром, то не нашел ни скалы, ни того, что на ней было. Он испугался и закричал от горя и гнева. К нему сбежались люди, расспрашивая, что с ним случилось. Этот человек им рассказал, но они возразили: „Если бы тебя ночью посетили воры, то они взяли бы товар, но скала бы осталась“. Люди посмотрели — а пред ними след черепахи, уходящий от этого места. Прошли по следу несколько миль, пока ее догнали — и оба вьюка оказались у черепахи на спине. А путешественник посчитал черепаху за скалу».

И всетаки, невзирая на трудности и опасности, все больше и больше купцов стремилось принять участие в транссахарской торговле с Ганой. Уж слишком велики бывали барыши в случае удачи Уже знакомый нам Ибн Хаукал рассказывает, что ему случилось видеть долговую расписку, выданную в городе Аудагосте (с этим важным торговым центром мы еще встретимся), на сумму сорок две тысячи динаров — около двухсот тысяч рублей золотом на наши деньги. Таковы были финансовые возможности некоторых участников караванной торговли