Книги, статьи, материалы /«СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства /Гана: классовое общество? Государство?

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы «СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства Гана: классовое общество? Государство?

Гана: классовое общество? Государство?

Так что же представляла собой Гана эпохи расцвета с точки зрения социальноэкономической?

На этот вопрос трудно ответить сразу и однозначно, тем более — категорически: уж слишком скудны наши источники, слишком иной раз противоречивы их сообщения. И можно только постараться в большей или меньшей мере приблизиться к истине, пока новые исследования не позволят науке дать окончательные и исчерпывающие ответы на все остающиеся еще без решения вопросы.

Из рассказов арабских географов, особенно алБекри, мы могли увидеть, что Гана середины XI в. далеко ушла от эгалитарного родового общества, что в ней уже наблюдались такие социальноэкономические процессы, которые в исторической перспективе неминуемо должны были привести к складыванию в ней классового общества, разделенного антагонистическими противоречиями. Признаков такого именно развития перед нами предстало достаточно.

К ним относится прежде всего резкий отрыв носителя верховной власти и его окружения от рядовых соплеменников, засвидетельствованный в существовании не просто отдельного дворцового квартала, но такого, в котором помимо резиденции правителя находились не только царские святилища и захоронения, но и царские тюрьмы. Об этом говорит и церемониал царских погребений.

Сюда же надо отнести и содержание при царском дворе сыновей подчиненных правителей в качестве заложников; царскую монополию на крупные самородки золота и торговые пошлины, которые правители Ганы взимали в свою пользу с караванной торговли; и, конечно же, широкое распространение работорговли и неразрывно с нею связанной охоты за рабами в сопредельных областях, благодаря чему можно уверенно сказать, что в средневековой Гане уже состоялось знакомство с рабским трудом, хотя прямых свидетельств его применения внутри самой Ганы нет (окраинный Аудагост в данном случае не в счет).

Все это указывает на то, что общество сонинке так или иначе вступило уже на долгий и тернистый путь классообразованкя. И тем не менее данных этих недостаточно, чтобы хотя бы с какойто степенью уверенности говорить об уже сложившемся в стране классовом обществе, пусть даже в ранних его формах.

А вдобавок те же самые источники говорят и о существовании множества таких явлений, которые целиком относились еще к доклассовому, но никак не к классовому обществу (например, о возможном наличии позднего материнского рода в правящей группе). Ни единым словом не подтверждается существование эксплуататорских отношений в среде самих сонинке. Ничего не известно о том, как же использовался труд простого люда — земледельцев, ремесленников, рыбаков, охотников. Можно лишь предположить, судя по очень отрывочным сообщениям источников, что дело ограничивалось небольшими подношениями, и невозможно даже сказать, сделались ли они уже постоянными по срокам или по объему.

Следует к тому же все время помнить, что производительные силы в земледелии — главной отрасли общественного производства — оставались на очень низком и застойном уровне. Техника земледелия была крайне примитивной, так что даже поливное рисосеяние встречалось скорее как исключение. Земли было много, и никакой потребности в повышении производительности земледельческого труда общество практически не ощущало. И так же точно почти ничего не знаем мы об уровне развития и организации ремесла на основной территории, подвластной правителям Ганы.

Медленный темп развития хозяйства, застойность форм общественной организации находили соответствие и в сохранении традиционных, восходивших к глубокой древности религиозных верований и форм идеологии в целом. Ислам к этому времени даже и поверхностно не слишком затронул общество сонинке: цари и большинство их ближайших придворных чинов еще оставались, с точки зрения арабовмусульман, идолопоклонниками. Правда, при особе правителя уже состояла группа мусульмансоветников, да к тому же и существование в самой столице большой мусульманской колонии создавало дополнительное удобство для проповеди новой веры: в ее носителях и проповедниках недостатка не было. Недоставало только одного — такого развития противоречий в обществе, при котором смена господствующей идеологии стала бы необходимостью.

Подавляющее большинство жителей Западного Судана, точнее, той его части, что входила в сферу влияния Древней Ганы, оставались при своих прежних верованиях, хотя ислам сделал уже серьезные успехи на востоке — в Гао, и на западе — в Текруре.

АлБекри очень подробно и точно описал один из местных культов в районе впадения в Сенегал его притока Колембине. Вот это описание: «Это группа черных, поклоняющихся змее, похожей на большого дракона с гребнем и хвостом; ее голова похожа на голову двугорбого верблюда. Она живет в пещере в пустыне. У устья пещеры находятся решетчатая ограда, ступени и жилище людей, прислуживающих этой змее и воздающих ей почести. Они прикрепляют свои дорогие одеяния и лучшее имущество к этой ограде. Змее ставят блюда с едой и кубки с молоком и другим питьем.

Когда они пожелают, чтобы змея вышла к решетке, они произносят речь, свистят определенным образом, и змея к ним выходит. Если погибает кто-нибудь из их правителей, то все, кто достоин царской власти и приближен к ней, собираются, произносят известные им слова, и змея к ним приближается. Она их обнюхивает одного за другим, пока не ткнет | когонибудь из них носом; а когда ткнет, то возвращается в пещеру. Тот, кого она ткнула, следует за нею так быстро, как только может, чтобы выдернуть из хвоста змеи наибольшее число волосков, какое сможет. И продолжительность его правления над этими людьми соответствует числу этих волосков: по году за каждый волос. По словам черных, это их не обманывает».

Больше чем через сто лет после того как писалась «Книга путей и государств», около 1283 г., испанский философ и проповедник Раймунд Луллий, один из самых оригинальных людей не только своего времени, но, пожалуй, и всего испанского средневековья, описал со слов какогото католического монаха, будто бы побывавшего в Западной Африке, существовавший там культ дракона. И его рассказ очень схож с тем, что сообщал алБекри.

С образом змея связано одно из самых любопытных преданий народа сонинке. Смысл его сводится к тому, что змей по имени Бида был властителем Уагаду, которому обитателям этой области приходилось делать человеческие жертвоприношения. Некий «белый» герой по имени Динга, пришедший откудато с севера, убил змея и тем освободил людей Уагаду.

В общемто это довольно обычный для мирового фольклора мотив героязмееборца. Его не раз пробовали интерпретировать как свидетельство то ли драматического разрыва с традиционными верованиями и принятия ислама; то ли нашествия на Гану алморавидских отрядов в XI в.; то ли начинавшегося якобы упадка влияния Ганы и ее роли в торговле в связи с истощением золотых месторождений Бамбука и перемещением центра золотодобычи в район Буре у впадения в Нигер его левого притока Тинкисо — тем самымде контроль над золотом переходил в руки правителей Мандинга.

Именно как подтверждение последнего из этих тезисов истолковывал французский ученый Шарль Монтей сообщение легенды относительно того, что отсеченная героем голова змея Виды упала как раз в Буре, сделав эту местность золотоносной. Однако же, согласно другим вариантам предания, у змея либо отрастала новая голова взамен отрубленной — и так до семи раз — и каждая последующая, будучи отсечена, своим падением превращала в золотоносный какойто очередной район — Бамбук, долину реки Фалеме и другие; либо голова действительно упала в Буре, но зато хвост змея — в Бамбуке, и с тем же самым минералогическим эффектом. Таким образом, превращение Бамбука в район золотодобычи одновременно с Буре похоже скорее на символическое изображение как раз подъема, а не упадка Ганы. Да и нельзя утверждать, что падение Ганы было как-то связано с переносом центра золотодобычи в Буре: Бамбук попрежнему оставался «страной золота» до самого XVIII в.

Если же говорить серьезно, то неправомерно истолковывать миф (а легенда о Биде — это именно миф) с его мифологическим, если можно так выразиться, безвременным, точнее — вневременным, временем как свидетельство о конкретных событиях в конкретной Гане I тысячелетия н.э. Это сугубо идеологическое осмысление какогото этапа прошлого, но отнюдь не исторический источник в истинном смысле этого слова. К тому же геройзмееборец — пришедший с севера человек с белым цветом кожи, — по мнению исследователейафриканцев, при сопоставлении его с Алморавидами невольно возрождал давно отвергнутый серьезной наукой тезис о белых носителях высокой культуры, якобы приобщавших к оной «диких» чернокожих.

Впрочем, к рассказу о змее Биде можно добавить небезынтересную деталь: и по сие время у сонинкемусульман распространен культ змеибида. И убивать змей нельзя ни под каким видом — они входят в категорию «запретного».

И вот все эти соображения волейневолей заставляют историка соблюдать осторожность при поиске ответа на заданный ранее вопрос: чем же была Древняя Гана периода ее расцвета? И здесь помимо того, что уже было сказано, особое место принадлежит терминологии.

Вот, скажем, мы привычно обозначаем средневековую Гану как государство и в общемто почти никогда не вдумываемся в то, может ли она, собственно, считаться именно государством или же представляла собой что-то иное? Любому школьнику еще в начальных классах внушают как аксиому: государство есть орудие классового господства, механизм подавления одних классов к выгоде других. Но ведь в Древней Гане, мы только что это видели, такие противостоящие друг другу классы еще отсутствовали

Пойдем дальше. В нашей науке давно утвердилось введенное еще Ф. Энгельсом представление о трех главных признаках, присущих уже родившемуся государству. Это, вопервых, отделившаяся от народа и стоящая над ним публичная власть; вовторых, существование регулярно взимаемых налогов; втретьих, замена родоплеменного деления народа территориальным. Но при этом всегда следует помнить и о неравномерности исторического развития. А в данном случае оно означает, что все три эти признака государства не возникали одновременно и сразу. Одни из них могли в своем развитии заметно опережать другие, зарождавшаяся государственность далеко не сразу обретала законченный вид.

Так вот, обращаясь от этих общетеоретических рассуждений к конкретной Древней Гане, мы сразу же оказываемся в затруднении. В самом деле, у нас, пожалуй, довольно доказательств того, что отделенная от народа публичная власть уже существовала. Но, переходя ко второму признаку, мы, скорее всего, должны будем признать, что он отсутствовал: можно говорить о данях с соседей, но лишь предполагать какието подношения верховному правителю, к тому же — от случая к случаю и в произвольном размере. Единственное исключение — царская монополия на самородки. А уж о смене родоплеменного деления народа территориальным и говорить не приходится: в Африке этот процесс шел особенно долго и трудно. С родоплеменным делением даже в составе крупных и сравнительно высоко развитых этнических общностей европейские исследователи сталкивались еще на рубеже XIX—XX вв. Нужно, правда, сказать, что со временем ислам в определенной степени способствовал «сглаживанию» родоплеменного сознания; но ведь вместо него он тоже предлагал разделение на мусульман и немусульман, а вовсе не территориальное самосознание, не сознание территориальной принадлежности. К тому же в Гане, как мы видели, ислам делал только первые шаги.

И, таким образом, из трех обязательных черт сложившегося государства Древняя Гана обладала только одной: отделенной от народа и стоящей над ним публичной властью. Видимо, структуру этой власти можно было бы обозначить получившим в последние десятилетия широкое распространение в науке термином «вождество“. Под ним понимается последняя непосредственно предшествующая государству форма верховной власти: она уже отделена от народа, переходит по наследству в пределах сравнительно узкой группы лиц. А главное — такая надстройка держит в руках перераспределение общественного продукта в коллективе.

В Гане в получении такого продукта, да и в появлении на свет самого этого вождества, внешнее обстоятельство — транссахарская торговля — сыграло едва ли не большую роль, чем собственное социальноэкономическое развитие общества сонинке. Потомуто и придавали правители Ганы такое значение караванной торговле, что она была главной из экономических основ существования первой '“великой державы» на территории тогдашнего Западного Судана. Ведь кроме нее не было еще никаких хозяйственных связей, которые бы могли скрепить державу таких размеров. И вся средневековая Гана со всей пышностью двора ее правителей и их богатствами была как бы громадной внешнеторговой надстройкой над обществом, где еще только создавались предпосылки для ускоренного перерождения доклассового общества в классовое.