Книги, статьи, материалы /«СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства /Дья и ши: от пришельца из Йемена до «великого колдуна»

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо от US 1350

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы «СТРАНА ЗОЛОТА» - века, культуры, государства Дья и ши: от пришельца из Йемена до «великого колдуна»

Дья и ши: от пришельца из Йемена до «великого колдуна»

Мы, конечно, не в состоянии назвать скольконибудь точную дату возникновения того зародышевого организма, из которого суждено было вырасти этой державе. Уже говорилось о княжестве ВейзаГунгу (буквально «женский остров» на языке сонгай), которое иные исследователи считают современником первых веков Древней Ганы. Что касается сонгайского предания, каким оно запечатлелось в хрониках, в частности в «Истории Судана», то оно мало что дает непосредственно для хронологии. В хронике названа дата принятия ислама одним из ранних сонгайских правителей: «400 год хиджры пророка», т.е. 1009—1010 гг. О предшествовавших правителях сказано только, что их было четырнадцать и что «все они умерли в пору язычества, и ни один из них не уверовал в Аллаха и в посланника его». Считая продолжительность активной жизни одного поколения в 25— 30 лет, можно предположить, что первый сонгайский царь правил примерно в первой половине VII в. (такой подсчет возможен, потому что у сонгаев сын наследовал отцу). Конечно, подсчет этот очень и очень приблизителен. Но все же в нем, возможно, есть рациональное зерно, коль скоро середина VII в. не слишком удалена от начального периода существования Древней Ганы.

Впрочем, асСади проявляет и известную объективность. Заключая соответствующую главу, он замечает по поводу первого из этих четырнадцати правителей: «Говорят, что он был мусульманином… а отступничестводе произошло после него, среди потомков его». И вот здесь мы подходим к довольно любопытному вопросу: к именам и титулам ранних сонгайских правителей.

«История Судана» перечисляет имена всех государей, правивших до начала второй половины XV в., вернее даже — до 90х его годов. И первым стоит в этом перечне имя Дья алАйаман. Истолковывается же оно так: этоде арабская фраза джа' мин алйаман, т.е. «он пришел из Йемена». Арабская глагольная форма джа'а превратилась в суданском произношении в дья: как говорит асСади, «они изменили фразу из-за трудности ее произнесения для их языка по причине отягощенности его варварством». Вы видите, что суданский интеллектуал XVII в. был достаточно суров к своим далеким предкам.

Итак, перед нами легенда о некоем выходце из Южной Аравии, который будто бы, отправившись со своим братом в странствия, добрался в конце концов до Кукийи — «очень древнего города на берегу Реки в земле сонгаев», а на естественные расспросы жителей отвечал приведенной выше фразой.

Жители Кукийи поклонялись в те времена большой рыбе с кольцом в носу: «Рыба приказывала и запрещала им. Люди после того расходились, следовали тому, что она приказывала, и избегали того, что рыба запрещала». Пришелец, осознав глубину заблуждения жителей, убил рыбу, метнув в нее копье (или гарпун — такие гарпуны и посейчас еще можно встретить у рыболововсорко). И, как это и естественно для такого довольно типичного фольклорного сюжета, «люди ему присягнули и поставили его царем». Но при этом хронист подчеркивает, что настоящего имени нового повелителя никто не знает; посему его именовали «Дья алАйаман», а первая часть фразы сделаласьде титулом новых сонгайских царей.

Конечно, было бы куда как опрометчиво довериться хронисту в том, что касается происхождения первой сонгайской династии. Дело в том, что, после того как ислам утвердился в Западной Африке, многие местные правители принялись создавать себе родословные, возводившие их либо прямо к пророку Мухаммеду, либо к его ближайшему окружению, либо на худой конец просто к арабам, народу, давшему миру основателя мусульманской религии. Легенды эти сложились поздно, никак не раньше XVI—XVII вв., а затем их просто прибавляли к устному историческому преданию народов Западного Судана (причем делали это все те же гриоты, хранители, казалось бы, традиционных представлений о генеалогиях правителей). Так и получалось, что династию Кейта в Мали позднейшие сказители стали возводить к некоему Билалю, любимому черному рабу Мухаммеда, а первого сонгайского царя автор хроники объявил пришельцем из Южной Аравии — из Йемена. И это были в общемто еще довольно скромные претензии… Такие фиктивные родословные как бы придавали династии дополнительную респектабельность в глазах мусульман — и собственных поданных, и иноземных партнеров.

Что такие династические легенды нельзя воспринимать в качестве достоверной информации, было ясно уже давно. Поэтомуто иные исследователи на Западе, стремясь найти в них рациональное зерно, решили, что основой для таких преданий послужило якобы северное, берберское происхождение первых сонгайских правителей. В конечном счете дело снова сводилось к попытке объявить создателями государства «белых» африканцев, а не негроидное население Судана. Это, кстати, вовсе не исключало того, что в какието периоды власть в том или ином из созданных «черными» африканцами политических образований могли захватывать «белые» кочевникиберберы: дело просто в исходной позиции историка.

А что касается непосредственных преемников первого дья, то французский этнолог Жан Руш обратил внимание на то, что их имена образованы сочетанием порядковых числительных — «второй; третий; четвертый; пятый» — и слова кой, означающего на языке сонгай «царь; вождь; хозяин»: Закой, Такой, Агукой, Какой. Естественно, что имена первых четырнадцати правителейдья не содержат никаких мусульманских элементов. Но дело в том, что и из шестнадцати последующих дья только один носил арабское имя Али. А ведь в Гао, пожалуй, раньше, чем в других местах Западного Судана, ислам занял прочные позиции. Вероятно, первыми, кто принес сюда новую религию, были купцыибадиты. И эта новая религия довольно долго просуществовала в Гао в своей неканонической, сектантской форме.

Любопытно, что во время раскопок в Гао обнаружили надгробные плиты с надписями на арабском языке, относящиеся к XI—XII вв. Причем тексты надписей удивительно похожи на те, которые хорошо известны науке по мусульманским погребениям Испании. Очень могло быть, что и изготовляли такие надгробные плиты для Судана сначала в Испании, и только позднее их изготовление перешло в руки местных мастеров. Впрочем, недавно была предложена гипотеза о том, что как раз между 80ми годами XI и 40ми годами XII в. властью в Гао завладела берберская династия из племени месуфа, одного из участников алморавидского движения, его южной и юговосточной ветви. Эта династия могла бы иметь устойчивые связи с мусульманской Испанией — в частности с Альмерией (по караванному пути через Варглу и Тлемсен на территории современного Алжира).

На одной из царских могильных плит в Гао был выбит пышный титул: «защитник веры господней». Это достаточно ярко рисует и размах международных связей Гао, и претензии сонгайских правителей еще задолго до появления на исторической арене великой Сонгайской державы, созданной трудами сонни Али Бера и его преемника, основателя второй сонгайской династии, цари из которой носили титул «аския» — алХадж Мухаммеда I.

Но, до того как такая держава была создана, сонгаям пришлось пройти через стадию даннической зависимости от мандингских государей из клана Кейта.

После шестнадцатого дьямусульманина вдруг изменяется титул сонгайского правителя: теперь он именуется сонни, или ши. Хроника «История искателя» объясняет этот титул так: «Смысл слова ши — халиф государя, его подмена или его заместитель». Не исключено, что в таком титуле отразилось как раз зависимое положение правителей Гао по отношению к манденмансам. Тем более что появление его относится именно к последней четверти XIII в., когда мансаузурпатор Сакура подчинил Гао мандингской власти. Ведь сам титул мог произойти от мандингского слова соньи, имеющего значение именно «подчиненный» или «доверенное лицо» правителя, и ши может быть просто искажением этого слова при его передаче арабской графикой.

Первому сонни — Али Колену — удалось, как сообщает асСади, бежать из заложничества при малийском дворе. Но избавить Сонгай от зависимости ему в ту пору было просто не по силам: войско Сакуры, тогдашнего правителя Мали, надолго привело царей Гао к покорности. Правда, попытки проявить независимость бывали, вероятно, и после этого — не случайно ведь мансе Мусе I пришлось продемонстрировать свои права сюзерена, пройдя через Гао с большим войском на обратном пути из Египта. Но до наступления периода смут в Мали в последней четверти XIV в. сонгаям все же приходилось считаться с волей правителей Ниани. Зато уж когда это смутное время настало, сонгаи довольно быстро и безболезненно избавились от необходимости признавать верховную власть мандингов. Уже в последние годы XIV в. Гао окончательно сделался совершенно независим от Ниани. А ставши самостоятельными, сонгайские цари, нимало не смущаясь изначальным значением своего нового титула, немедленно принялись разорять своими нападениями восточные окраины Мали. С этого момента начался неудержимый рост военной мощи Сонгайского государства. Для его соседей наступали мрачные времена.

И особенно они это почувствовали, когда в 1464 г. к власти в Гао пришел первый из создателей великой Сонгайской державы — сонни Али Бер, «Али Великий». Не случайно автор «Истории Судана», даже подчеркивая заслуги первого сонни, Али Колена, и его преемников в определенном ослаблении контроля мандингов над тем, что творилось в Гао, сделал все же оговорку: «Их царство никогда не выходило за пределы сонгаев… кроме как при величайшем тиране хариджите сонни Али. Он же превзошел всех, кто приходил раньше него, в мощи и многочисленности войска». Тиран и хариджит, т.е., грубо говоря, неправоверный мусульманин, да еще и «великий колдун» — вот самые, наверное, сдержанные определения, какие получала в мусульманской исторической традиции Западного Судана эта незаурядная фигура.