Книги, статьи, материалы /СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ САВАННЫ /ГОСУДАРСТВО ЛУНДА

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ САВАННЫ ГОСУДАРСТВО ЛУНДА

ГОСУДАРСТВО ЛУНДА

От берегов р. Кванго до верховьев Замбези раскинулись владения балунда. За несколько столетий этот народ расселился по южным районам бассейна Конго. Этническая характеристика балунда довольно сложна. Территория, на которой начал формироваться этот народ и которая осталась в памяти всех групп балунда, рассеянных по южным саваннам, как их общая прародина, расположена при впадении в Касаи небольшой речки Нкалаани. В процессе расселения, а чаще завоевания балунда земель других народов происходило постепенное смешение завоевателей и побежденных. Признавая верховную власть муата ямво, правителя балунда, вожди местных племен через браки с завоевателями, через своеобразные церемонии усыновления стремились породниться с правящей верхушкой балунда, отказываясь от этнического самоназвания и принимая в качестве такового термин «балунда», но тем не менее на протяжении многих лет сохраняя собственную культуру, обычаи и язык.

Этнографы и историки, изучавшие этот регион, вкла — дывают в сам термин «балунда» различное значение. До сих пор трудно провести четкие этнические границы. Одни говорят о группах лунда-луэна, лунда-чокве и т. п., другие резко различают северных, восточных и южных лунда [172, с. 5], третьи подчеркивают, что лунда скорее не этнический, а «политико-исторический термин», относящийся ко «всему населению», которое когда-то было связано общей даннической повинностью [108, с. IX]. Это, вероятно, справедливо для XVII—XVIII вв., позднее же, во второй половине XIX в., подданные муата ямво (все население, а не только местные правители, связанные узами подлинного или мнимого родства с верхушкой государства) называли себя «балунда».

Современные балунда считают себя единой этнической общностью, и именно в этом смысле мы употребляем термин «балунда».

В конце прошлого столетия, накануне распада государства, оно состояло из ряда полусамостоятельных областей: центральная область в среднем течении Касаи, где находилась резиденция муата ямво — Мусумба; Шинде — на верхней Касаи; Мусонкантанда — на юге Шабы; Казембе — по среднему течению Луапулы; Ка-нонгеша — по р. Ндембу (на северо-западе современных Замбии и Анголы); Казембе-Мутанда — к северу от Канонгеши. По свидетельству П. Погге, владения муата ямво раскинулись от 18° до 30° в. д. и от 7° до 12,5° ю. ш. [206, с. 14], т. е. примерно на 1380 км с запада на восток и более чем на 600 км с севера на юг.

Попытаемся проследить, как на протяжении столетий складывалось это самое обширное государство Центральной Африки. История одних его районов известна довольно подробно, других же — фрагментарно. Раньше всех установили связь с европейцами области Касанже (уже с первых лет ставшая практически самостоятельной) и Казембе. Первая непосредственно граничила с португальскими владениями в Анголе, вторая — лежала на пути из Мозамбика в Анголу. Неудивительно, что именно здесь обнаружили письменные свидетельства — рассказы помбейруш и европейцев, посещавших эти земли еще в XVII в. Об истории же других районов расселения балунда сведений гораздо меньше, и они более позднего времени.

Первые годы и даже десятилетия истории балунда теряются в глубине веков и нашли отражение только в устной традиции этого народа15. Балунда очень ревностно сохраняли сведения о своем прошлом. Один из первых европейцев, оставивших описание самых восточных земель балунда Казембе, Гамитту писал, что «балунда, или казембе — единственный народ из живущих в глубине Африки, который может дать верное и полное описание истории своего народа» [105, с. 142]. Первым правителем балунда, которого вспоминают все устные традиции, был Мваакв. По преданию, он — прямой потомок первого человека на земле. Его сын Нконде (Конде) имел дочь Луеджи и двух сыновей-близнецов — Кингури и Чиньяма. Они были ленивы и жестоки, да к тому же и злобны, и отец завещал управление своим народом не сыновьям, а единственной дочери. Она стала всеми уважаемой и заботливой правительницей. Ангольский писатель Каштру Сороменью, который всю жизнь собирал и обрабатывал сказки и предания народов Анголы, в том числе и балунда, так рассказывает об этом: «А Луеджи-иа-Канти, Владычица Земли, как только солнце вставало на горизонте, над равниной, как и прежде, шла в сопровождении рабынь на поля, раскинувшиеся вдоль берега реки. Там она, как некогда и старая Конти, ее мать, проводила весь день, наблюдая за работами. Но прежде чем солнце заходило, Луеджи возвращалась в селение. И все видели, как она восседала на троне из черного дерева, украшенном резьбой, изображающей разные сцены жизни человека. Сидя на этом троне, она принимала людей, просивших у нее совета, придумывала новые законы, сама спрашивала совета у старейшин, всегда учитывая мнение большинства. Поступая таким образом, она быстро завоевала расположение народа, больше всего ценившего справедливость» [25, с. 218—219].

Далее миф рассказывает, что в начале правления Луеджи в стране балунда появился храбрый охотник-мулуба по имени Чибинда Илунга. Он пленился королевой, и они поженились. Так сплелись династические линии балунда и балуба. По мнению Я. Вансина, в этом мифе отразился факт древнего завоевания земель балунда военными отрядами балуба. Это подтверждается и тем, что многие титулы балунда взяты из языка ки-луба [238, с. 55—561.

Предания самих балунда придают балуба и их влиянию большое значение. В частности, они рассказывают, что именно охотники, пришедшие с Илунга, познакомили балунда с железным оружием. До этого же «камень был их оружием, а праща — законом».

Легенды связывают с балуба и само название страны. Как записал Каштру Сороменью, в знак вечного мира Илунга и люди Луеджи посадили молодые деревья, и «с этого дня страна стала называться „Лунда“, что значит «дружба“» [25, с. 333]. Это же толкование дает и Р. Корневен [122, с. 47].

Владения Луеджи и ее мужа-мулуба стали центром государства Лунда. Братья Луеджи — Кингури (Чингу-ли) и Чиньяма (Киньяма, Ньяма) —не признали нового правителя и мигрировали. По преданиям, которые подтверждаются и письменными источниками, они стали основоположниками Касанже на реках Кванго и Луэна.

По одним версиям, брак Луеджи был не очень счаст-ливым, у нее не было детей. Поэтому Чибинда Илунга взял вторую жену — Камонга Луаза. От этого брака родился сын — Мваант Лузеенг, который наследовал своему отцу [238; 253, с. 66]. По другим вариантам легенды, Мваант Лузеенг был сыном самой Луеджи 16. Исторические предания рисуют его умелым правителем. Во время его правления была заложена основа политической структуры королевства Лунда и появилась титулатура, сохранившаяся до XX в. Его дело продолжил его сын и наследник Мваант Яяв Наведжи (Муата Ямво Навед-жи). Это имя стало наследственным титулом для верховных правителей балунда. Так, например, считают балунда Анголы [25, с. 235]. В это время власть балунда распространялась на довольно большую территорию— от долины р. Нкалаани, которая считается колыбелью этого народа, до р. Касаи на западе и до истоков Лу-луа на юге.

Правление Мваант Лузеенг и Мваант Яяв Наведжи (конец XVI — первая половина XVII в.) было временем консолидации государства. Расширение территории вла-дений балунда началось с захвата после длительной и упорной борьбы земель каниок к северу от прародины Лунда — берега р. Мулунго.

Был также присоединен большой район между реками Бушимаи и Лулуа, а правитель народа бакете Мукоко стал постоянным данником муата ямво17.

В дальнейшей политической и социальной истории лунда громадную роль начали играть их торговые связи с западными «княжествами», а через них — с португальцами, обосновавшимися к тому времени на побережье. В свою очередь, выход лунда на арену международных связей стал возможен благодаря первой экспансии их на запад, на территории современной Анголы. Здесь находилось «княжество» Имбангала — Касанже, хорошо известное по португальским источникам. Обратимся вновь к устной традиции.

Экспансия в Анголу. Кингури, брат Луеджи (основательницы государства), оставил Лунда и мигрировал на плато между реками Кванго и Касаи. Затем он послал охотников на разведку на запад. Вернувшись, они сообщили, что там очень хорошие плодородные земли. Узнав, что еще дальше, в Касанга, живут белые люди, которые имеют невиданное чудесное оружие, Кингури переселился еще дальше на запад. Убитому заговорщиками Кингури наследовал племянник — Касанже-ка Имба. В это время правитель Ндонго, государства на территории современной Анголы, сражался против португальцев. На освободившихся землях образовалось новое государственное объединение. Им управляли представители разных правящих родов — потомки Касанже и потомки Нгола Мбанди [193, с. 99— 100].

Используя эти легенды и ссылаясь также на данные Диаш ди Карвалью и А. Планкера, Ферхюльпен считал, что встреча португальцев с Кингури произошла между 1600—1609 или 1630—1638 гг. [257, с. 80—86]. Ту же точку зрения разделяет и Я. Вансина. Они опираются на тот факт, что главой португальского гарнизона в

Луанде был дои Мануэл, и полагают, что имеется в виду дон Мануэл Перейра Форжиш, вступивший на этот пост в 1606 [70, с. 70] или 1610 г. [89, с. 76]. Английский историк Д. Бирмингем, тщательно изучив свидетельства европейцев (работы Кавацци, Пигафетты и Лопиша, Д. ди Карвалью, документы, собранные А. Бразиу и др.), а также устные традиции населения Касанже предполагает, что первые контакты могли иметь место ранее 1575 г., а встреча с дон Мануэлем — это связи с Мануэлем Сервейра Перейра, бывшим губернатором Анголы в 1602—1603 гг. [89, с. 69—751.

Отсюда следует, что первые шаги государственности в Лунд были сделаны в середине XVI в. Предположения Д. Бирмингема о том, что имбангала, первые сведения о которых дал еще А. Беттел [83, с. 16—20 и др.] и чьи владения отмечались на всех позднейших европейских картах, являются балунда, пришедшие вместе с Кингури, также представляются довольно убедительными. По его мнению, сам термин «имбангала» произошел от имени Кингури, включавшего в себя название области Бенгуэла — Кингури киа Бангуэла — Кингури Кабангуэла — Кингури Кабангала — имбангала Г89, с. 69].

Почти одновременно с Кингури родные места покинул и его брат-близнец Чиньяма. Его путь лежал к югу, где он обосновался среди луэна и чокве.

Период проникновения балунда в места расселения чокве и луэна тянулся, видимо, около полустолетия.

Причины широкого расселения балунда до сих пор не ясны. Большинство современных исследователей даже не пытаются найти им объяснения. Так, традиции многих народов, насельников в этом районе (чокве, имбангала, луэна) и самих балунда обычно рассказывают о войне, которая вызвала многие переселения. Поводом к ней было соперничество в стране Лунда правителя Нконде и вождей других племен, боровшихся за власть.

Лэнгворти, например, полагает, что основной причиной миграции послужил прирост населения и недостаток земель [165, с. 21]. Это его утверждение как будто вступает в противоречие со свидетельствами путешественников, которые отмечали (даже во второй половине прошлого столетия), что страна балунда мало заселена, в ней много пустующих земель. Однако это кажущееся противоречие. Общеизвестно, что в конце XVI — начале XVII в. в Центральной Африке произошла своеобразная «зеленая революция». Новые культуры — маис, кас-сава, маниока и другие быстро истощили земли. Учитывая особенности земледелия жителей саванн Африки, можно считать справедливыми предположения Лэнгворти.

На б ерегах Кванго. Другое направление экс-пансии балунда — в район р. Кванго. Легенды расска-зывают, что Луеджи послала своего родственника Кан-думба на запад, чтобы основать новое государственное объединение, которое служило бы буфером между владениями Кингури и страной собственно Лунда.

На запад же отправился и Касонго, по одним версиям, сын Луеджи, по другим — племянник Чибинда Илунга. Он достиг реки Кванго.

На севере страны возникла область Май Мунене, в которую вошли пигмеи, бакете и позднее бапенде, а также владения Камеши и его сыновей. Эти районы не стали самостоятельными государствами Лунда, а остались провинциями под непосредственным контролем муата ямво —верховного правителя балунда.

Вплоть до конца прошлого столетия к этим первым иммигрантам присоединялись все новые и новые группы. Здесь, как и в северной Анголе, экспансия балунда представляла собой не единовременное массовое пере-селение, а постепенное, растянувшееся на два столетия, проникновение мелких групп балунда.

Еще одно направление экспансии балунда — к востоку от Кванго, где в начале XVII в. жили бапенде [114, с. 99—100; 205, с. 84—851.

Движение на юг. После смерти Наведжи и ряда неудачных попыток захватить восточные земли баконго, его преемники начали активную экспансию на юг и юго-восток. Приблизительно около 1700 г. народы междуречья Замбези и Луалабы были завоеваны тремя военачальниками балунда: Мусонкантанда, Шинде,

Канонгеша. Устная традиция этих народов рассказывает, что, отделившись от основного ядра балунда, Мусонкантанда повернул к северу, Канонгеша — к востоку, а Шинде— к югу. Каждый из них создал полусамостоятельное владение, а их имена стали титулами правителей.

Канонгеша завоевал новые области к западу от Замбези. Двенадцать подвластных местных вождей и получившие собственные владения родственники военачальника посылали ежегодную дань канонгеше, который, в свою очередь, передавал определенную ее часть муата ямво. Местные вожди должны были, кроме того, посылать женщин из знатных родов ко двору правителя. Дети от подобных браков считались и балунда, и представителями местных этносов. Так балунда сливались с местной знатью и получали власть в новых владениях как бы не по праву завоевателей, а по праву наследования. Наступил долгий мир, но местные вожди нередко стремились добиться автономии. Устные традиции рассказывают, что столкновения между ними и наместниками обычно заканчивались без вмешательства центральной власти канонгеши, которая была довольно слаба. Тернер объясняет это значительной удаленностью от столицы балунда, с ее относительно высоким уровнем культуры, небольшой плотностью населения, экономической автономией отдельных деревень (натуральное хозяйство), которая вела и к политической автономии, а также низким, даже рудиментарным уровнем экономического развития многих поселений [235, с. 318]. Ван-сина считает такое объяснение явно недостаточным, так как эти же или сходные факторы имели место и в других районах [238, с. 127]. Однако сравнение прочности власти в Канонгеше и Казембе позволяет согласиться с Тернером.

Первым шинде, или ишинде, был Мвенифунди Касонгу, современник Мутеба. Один из его потомков, Кавам-бу Сакапепала, встретил в своей резиденции Луфвиджи Д. Ливингстона [39, с. 196]. Владения его к тому времени объединяли девять подчиненных ему областей. Об этом можно судить по сообщениям того же доктора Ливингстона, отметившего девять присутствовавших на аудиенции «чиновников», произносивших почтительные речи в честь шинде [39, с. 1961.

Первый мусонкантанда обосновался на соляных копях Луалабы и Кесила около современного Колвези. Позднее мусонкантанда пошел дальше на восток и подчинил каонде, которые жили в верховьях Луалабы и в Северной Родезии.

Эти даннические области со времени своего возник-новения и на протяжении последующих почти двух столетий существования претерпели мало изменений. Они оставались небольшими, слабо централизованными объ-единениями. Можно, видимо, согласиться с объяснением Г. Лэнгворти причин этого: «…малочисленное население, отсутствие ценных природных ресурсов, удаленность от торговых путей, слабо централизованная социальная и политическая структура местных племен и отсутствие вы-дающихся лидеров» [165, с. 19]. Иной была судьба их восточного соседа — Казембе, возникшего на торговом пути из Восточной Африки, в богатейших районах южной Шабы и северной Замбии.

Саванны к югу от государства Луба, на территории современной Замбии, к 1600 г. были заселены народами с очень сходной культурой. Они жили небольшими по-селениями, разбросанными по просторам степей. Можно отметить лишь три района особо плотного сосредоточения населения: верхняя Шаба, долина р. Луапулы, северо-восточное плато. Но и здесь не было более или менее крупных государственных объединений.

Миграции этих близких балуба племен сопровождались постепенным проникновением в эти области балун-да с северо-запада. Небольшие селения были очень подвижны, наличие свободных земель позволяло проводить частые переселения, по мере того как истощалось плодородие земель вокруг деревни.

Первыми иммигрантами из Центральной Африки, из страны Лунда, были, вероятно, бемба, народ, весьма близкий и балунда и балуба. Их основными владениями стали земли на р. Луапуле и к северу от оз. Банг-веулу. Согласно устным традициям бемба, это переселение произошло во время правления в государстве Луба Чибинда Илунга.

Очень быстро, в течение XVII в., почти все племена южной Шабы и современной Замбии стали подчиняться балунда. «Вожди» балунда были у свака, амбо, дамба, мукулу, шила, ауши и других этнических групп этого района.

Не исключено, однако, что традиции, дошедшие до наших дней, несколько преувеличивают размах расселения балунда. Возможно, что легенды о происхождении главнейших правящих династий в этом районе от переселенцев-балунда сложились позднее, когда балунда уже стали важнейшей политической силой и принадлежать к ним было высшей честью. Это частое явление во всемирной истории. В средние века многие христианские государи нередко стремились доказать, что происходят от библейских героев (вспомним хотя бы Соломонову династию в Эфиопии), а мусульманские владыки считали своими предками выходцев из Мекки.

Южнее первых владений балунда в Шабе жили коса, не признававшие власти муата ямво. Лишь после нескольких лет ожесточенной войны они были покорены, а их предводителя, по имени Чиньянта, отправили в столицу муата ямво. Верховный правитель хорошо принял его и поселил в своей резиденции 18.

Между тем, пока Чиньянта жил при дворе муата ямво, в его собственных владениях было неспокойно. Во главе восставших встал кузнец Лубунда, основавший собственное самостоятельное «княжество». Ему удалось занять соляные копи и рудники, установить контроль над проходившими через его владения торговыми караванами. Из столицы муата ямво была послана карательная экспедиция во главе с Мутанда Ием-бейембе. Его первым советником и помощником стал Чиньянта. Основной целью этой карательной экспедиции являлся захват соляных и медных рудников. Балунда, хорошо организованные и опытные воины, сумели одержать быструю победу. Все население к западу от р. Луалабы подчинилось сюзеренитету Лунда.

Стремление Мутанды и Чиньянты к неограниченной власти привело к соперничеству, борьбе за благосклонность муата ямво и к прямым вооруженным столкновениям. Чиньянта был убит.

Однако Мутанда не получил поддержки со стороны центральной власти. Казембе стал сын Чиньянты Нганда Билонда.

Нганда Билонда (ок. 1700 г.) в своих попытках рас-ширить владения балунда за Луалабой столкнулся не только с разрозненными племенами, но и с более серьез — ной силой — отрядами балуба, предводительствуемыми Мафунга. После двухдневной ожесточенной битвы глава этих отрядов был убит, балуба и местные племена разбиты, а балунда настолько ослаблены, что не смогли воспользоваться победой. А вскоре умер и сам казембе Нганда Билонда. Устные хроники не устают перечислять названия деревень и этнических групп, имена вождей, которые покорились этому прирожденному воину. Все вожди местных племен и отдельных кланов начали посылать дань верховному правителю балунда.

Уже в период правления Каньембо (приблизительно с 1725 г.) эта область стала практически независимой, хотя муата ямво считался «отцом» всех правителей-ка-зембе и регулярно получал дань. Казембе получил от муата ямво знаки достоинства, подчеркивавшие его независимость: парадный меч, пояс, кольца, бусы, одежду и черенок дерева мутаба, который он должен был посадить в своей резиденции 19.

Усиление этого владения балунда в противовес упо-минавшимся выше Шинде, Канонгеша, Мусонкантанда происходило благодаря его особым природным условиям. Плодородные земли, богатые рыбой реки и озера (даже в наши дни они играют видную экономическую роль в Замбии), железные рудники к востоку от Луа-пулы на плато Чищинга и Уши, медные копи в южной Шабе, залежи каменной соли по р. Луалаба, стада слонов — все это обеспечило независимость от милостей муата ямво.

Расширение границ Казембе обеспокоило балуба, и они решили послать армию, чтобы остановить его. Балунда во главе с Каньембо с помощью соседей разбили балуба, а пленных вождей отправили в главные свои владения. После этой битвы еще целая страна между Луалабой и Луапулой стала данником казембе.

Время окончательного формирования Казембе как политического объединения обычно определяют приблизительно 1720— 1730-ми годами, ссылаясь на показания побывавшего там в 1798 г. Ласерды, который утверждал, что балунда на этих землях живут не менее шестидесяти лет. Некоторые исследователи, однако, полагают, что можно говорить о Казембе уже с начала XVIII в. [165, с. 371.

Берега Луапулы (в районе порогов Джонстона, на территории современной Замбии) были выбраны для постройки резиденции и усыпальниц правителей. Это место находилось примерно в центре владений Казембе, раскинувшихся от Луалабы до берегов озер Танганьика и Бангвеулу [127, с. 1].

Этнический состав владений Казембе был довольно сложен. Здесь особенно заметно, насколько условен термин «балунда» относительно завоевателей XVIII и даже начала XIX в. Под ним подра зумевались три различ ных слоя. Во-первых, это были балунда — сам казембе и его приб лиженные, посланные муата ямво [238, с. 130—131] ; во-вторых, балуба, жившие по Луала- бе, завоеванные балун- ца и включенные в их отряды; в-третьих, мно го людей из самых раз ных мелких этнических групп. Эта смешанность населения сохраняется до наших дней [126, с. 3].

Вторая половина ХУНТ I в. была периодом расцвета Казембе. В это время правил Казембе III Илунга (или Луквеза) (примерно 1760—1805 гг.). Сразу же после прихода к власти он продолжил завоевательную политику своих предшественников, захватил земли восточнее оз. Мверу, а вскоре были завоеваны все территории вокруг оз. Мверу.

Примерно в 1790 г. Луквеза установил торговые от-ношения с португальцами из Тете. В 1798—1799 гг. страну посетила португальская экспедиция20. Казембе отказался вести ее в Мусумбу, резиденцию муата ямво, а оставил португальцев в своей столице. Торговля развивалась быстро, и вскоре столица казембе сделалась пунктом обязательной остановки на пути как к оз. Нья-са, так и к Тете.

Казембе Луквеза умер в 1805 г. Его сын Кибангу Келека (Черека, Казембе IV) взял имя, уже знакомое читателю,— Каньембо.

Около 1830 г. большая армия балуба напала на земли казембе, пытаясь вернуть соляные копи, но была отброшена в топи Луапулы. Это было третье и последнее нападение на владения казембе.

В конце 1806 г. двое помбейруш из Анголы прибыли в его столицу и прожили там до 1810 г.21. Именно в период правления Келека в Европе появляются первые сведения о Казембе.

В 1830—1831 гг. резиденцию казембе посетила другая португальская экспедиция — Моитейру и Гамитту 22.

Казембе было самым большим и самым сильным из всех владений лунда. С 1750 по 1850 г. оно было важнейшей политической силой в южной Шабе и северо-восточной части Замбии. Однако уже правление преемника Келека (тот умер в 1850 г.), Мванга, было осложнено внутренними и внешними столкновениями. В эти годы начался упадок когда-то могущественного владения. Мванга приходилось бороться и с племенами, вошедшими в состав его земель, но пытавшимися время от времени выйти из-под его влияния, и с пограничными жителями. Военное счастье, неуловимое и переменчивое, часто улыбалось ему. Мванга удалось сохранить целостность Казембе.

После неожиданной смерти Мванга и борьбы за власть Чиньянта Мунона и его сестры Касау началось падение Казембе. В 1856 г. в страну пришел уже известный Мсири.

 

 

Последние годы государства Лунда. В центральной области Лунда, которая оставалась под непосредственным и прямым управлением самого муата ямво, прошлое столетие было сложным периодом. Один из самых известных верховных правителей балунда — Наведжи II, получивший власть после острой борьбы с тремя другими претендентами на трон. Он, как и его предшественники, стремился расширить владения балунда за счет баконго и южных бакете. Однако, несмотря на значительную военную силу балунда, Наведжи не сумел присоединить земли этих народов к своим владениям. Ко времени его правления относится появление нового соперника балунда — чокве, которые в последующие годы сыграли большую роль в истории этого региона. Первые мигранты-чокве, пришедшие из Анголы, начали захватывать земли по течению р. Лувуа. В борьбе с ними погиб наместник балунда в этих районах, но погиб также и Мва Чизенге, предводитель чокве, смерть которого способствовала тому, что Наведжи II смог добиться от его преемника обещания выплачивать дань. Однако чокве не одобрили поведения своего вождя и подняли восстание. Лишь после подавления восстания балунда удалось окончательно заключить выгодное для них соглашение.

Во время правления Наведжи II на берегах Касаи в местах расселения балунда появился первый европеец. Это был Грасиа (1846 г.). С этого времени связи балунда с побережьем стали еще более прочными. Если ранее они осуществлялись через посредничество соседей, то теперь участились и даже стали постоянными походы торговых караванов мулатов, овимбунду и португальцев от Имбангала и Амбака во владения муата ямво. Многие из торговцев селились около резиденции верховного правителя балунда. В 1852 г. Наведжи отправил посольство к командующему португальской армией с целью упрочить и расширить торговые связи. Оказавшись втянутыми в работорговлю, процветавшую в западных районах Центральной Африки, Лунда испытало на себе те же тяжелые последствия, что и Конго. Все это вызвало справедливое возмущение народа и в 1847 г. вылилось в неудавшийся заговор против муата ямво.

Правление Чакасекене, пришедшего ему на смену в 1852 г., было столь жестоким, что совету знати балунда даже пришлось изгнать его и выбрать другого муата ямво. Во главе государства Лунда встал Мутеба II, правивший до 1873 г. В его правление, как и в правление его преемников Мбала и Мбумба, происходили столкновения с соседями. Если в первые годы правления Мутеба II балунда удавалось одерживать победы (подчинить восемь деревень каниока, изгнать из своих северных владений бакете и таба, неоднократно нападавших на них, и т. д.), то позднее, особенно в период правления его преемников, войскам балунда приходилось трудно, так как кроме соседей борьба велась, как уже говорилось, и с чокве, начавшими активное проникновение на земли балунда. Свидетелем этого был П. Погге [206].

В 1875 г. чокве было разрешено селиться в стране Лунда. Их деревни появились на берегах Касаи. Уже в 1880 г. весь район от Мона Кимбунду до Май был заселен смешанным населением чокве и балунда. Население этого района перестало платить дань муата ямво. Дальше к югу чокве вообще поглотили деревни балунда. В 1878—1883 гг. чокве без особого сопротивления взяли контроль над этим обширным районом. Между 1880 и 1887 гг. они разбили всех балунда к востоку от Квилу и к западу от Касаи. Чокве, которые пытались пройти далее на север, были остановлены местными племенами и повернули на юго-восток, на столицу балунда. Мудиба, правившему в это время, удалось одержать победу в первом сражении, но во втором он был убит. Чокве захватили столицу и продали ее жителей в рабство. Новый правитель Муканза бежал, но впоследствии сумел вернуть столицу. Однако, когда в начале 1887 г. появились новые отряды чокве, он снова сбежал с поля боя. Совет знати сместил и его. В 1887 г. самый могущественный вождь чокве — Ма-кове осадил Мусумбу. Мушири (муата ямво) и его брат Кавела бежали, а чокве десять лет владели всей страной. В эти годы (1888—1898) только небольшая часть земель балунда, страна Ине Чивингу, не была оккупирована. Однако Мушири и Кавеле не упали духом. Они собирали войско и в 1898 г. напали на чокве. Их поддержали все балунда, жившие под властью чокве. Макове через три дня был полностью разбит. Однако балунда не могли воспользоваться победой, так как в это время в страну вступили колониальные войска. Мушири и Кавеле атаковали их, но потерпели неудачу и вынуждены были бежать. Хотя у балунда появился новый «король» Мутеба III, признанный правительством Независимого государства Конго, они продолжали вооруженную борьбу против правительственных войск, пока в 1909 г. не были разбиты.

В южных областях владений балунда тоже было неспокойно. С запада с 1855 г. сюда двигались луэна. Во владениях Шинде и Канонгеша балунда оказывали слабое сопротивление. Прочные экономические связи между отдельными областями фактически отсутствовали. Правящая верхушка была давно дискредитирована покровительством торговле рабами и, как в свое время Наведжи II, отдавала деревни на разграбление торговым караванам.

Положение осложнялось еще и междоусобной борьбой. Это влекло за собой частую смену правителей, убийства, грабежи. Сам канонгеша был разбит, его владения разграблены, а жители его резиденции проданы в рабство. Тем не менее балунда пытались сопротивляться захватчикам-луэна. Возглавил движение в Канонгеше не правитель этой области, а глава небольшой деревни Чи-пенге. Ему удалось изгнать пришельцев из страны.

Менее удачным было сопротивление балунда нашествию луэна в области Шинде. Балунда потерпели поражение, их правителю пришлось бежать, и в 1892 г. он с остатками своих сторонников обосновался на землях баротсе.

Однако независимо от отношений с луэна ни Канонгеша, ни Шинде не смогли противостоять правительственным войскам, продвигавшимся с запада, и обе эти области, как и центральная часть государства Лунда, были включены в Независимое государство Конго.

Несколько иначе развивались события в самом восточном «княжестве» балунда — Казембе.

В правление Чиньянта Мунона на его землях появились воины Мсири и арабо-суахилийские торговцы.

Чиньянта Мунона умер в 1862 г. Его преемником должен был стать Луквеза Мпанга, до этого живший в изгнании. Однако, несмотря на такое решение знати, население столицы выбрало и короновало Мвенга Нзем-ба. Борьба за власть, в которую оказались втянутыми северные соседи — байеке «империи Мсири», продолжалась почти тридцать лет.

С 1872 г. у власти встал Каньембо, изгнавший своего предшественника Луквезу. В борьбе с байеке он использовал союз с бабемба. В это время соседние с владениями Казембе территории, входившие в состав «империи Мсири», уже были захвачены европейскими войсками. Байеке не могли сражаться на два фронта и поэтому заключили с Каньембо мир. В течение нескольких лет долина Луапулы оставалась маленькой гаванью мира. Сюда бежали многие спасавшиеся от рейдов работорговцев.

Однако страна, ослабленная многолетними войнами, не смогла сопротивляться новой силе английским колониальным войскам. Британская Южноафриканская компания навязала в 1899 г. колониальное управление. Земли Казембе вошли в английскую колонию Родезию, а часть их — в Независимое государство Конго.