Книги, статьи, материалы /АФРИКА В СТРАТЕГИИ КИТАЯ /Участие в мировых интеграционных процессах

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ВНИМАНИЕ!!! Рядом с Эрта Але недавно родился новый вулкан, и мы его тоже обязательно увидим! Гарантируем незабываемые впечатления вплоть до полного срыва головы)))

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы АФРИКА В СТРАТЕГИИ КИТАЯ Участие в мировых интеграционных процессах

Участие в мировых интеграционных процессах

В последнее десятилетие Китай совершил гигантский рывок в развитии связей с мировым экономическим сообществом, в том числе путем присоединения к существующим интеграционным группировкам. Особый интерес вызывают набирающие силу интеграционные процессы в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР), являющемся районом бурного экономического развития: на регион приходятся 30% населения мира, 60% мирового производства, около 59% мировой торговли и более 40% инвестиций. Одна из основных причин высоких темпов роста входящих в регион стран ставка на экономическое развитие за счет максимального участия в международном разделении труда. Внешняя торговля стран бассейна Тихого океана растет в 1,2 раза быстрее мирового товарооборота. При этом от 50% до 80% экспорта направляется партнерам по региону, прежде всего США и Японии. Во многих странах экспорт и импорт составляют значительную, а порой преобладающую часть ВНП, что свидетельствует о росте масштабов взаимозависимости в регионе.

Важной тенденцией в регионе стало движение капиталов, что во многом обусловлено созданными в большинстве стран благоприятными условиями для иностранных инвестиций.

Процесс интеграции стран Азиатско-тихоокеанского региона привел к образованию ряда организаций. В их числе организации на правительственном уровне Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Межправительственный Форум «Азиатско-тихоокеанское сотрудничество» (АТЭС), ВосточноАзиатское Сообщество (ВАС), Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), а также неправительственные организации Тихоокеанский Экономический Совет (ТЭС), Совет по тихоокеанскому сотрудничеству (СТЭС), Тихоокеанская конференция по торговле и развитию (ПАФТАД), Боаоский Азиатский Форум (БАФ).

Китай не остается в стороне от этих процессов. На заседании Боаоского азиатского форума 23 апреля 2005 г., председатель Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая Цзя Цинлинь заявил, что Китай «выступает за оптимизацию форм регионального сотрудничества в Восточной Азии, участвует в создании двусторонних и многосторонних зон свободной торговли, углубляет диалог с сопредельными странами по вопросам безопасности».

В 1994 г. Китай стал членом Тихоокеанского Экономического Совета, созданного в 1967 г. по инициативе Японии и объединяющего 1200 крупнейших корпораций 20 стран Тихоокеанского региона, включая Северную и Южную Америку. Основной задачей организации было стимулировать торгово-экономические связи в регионе, главным образом на уровне частного бизнеса, реализовать инициативы по «открытию» азиатского рынка, активизировать привлечение иностранных инвестиций в рамках совместных проектов, зон свободной торговли и предпринимательства. В последнее время ТЭС проявляет озабоченность проблемой негативного влияния Китая на экологию соседних с ним стран, что стало предметом обсуждения руководства организации с официальными представителями Китая.

Китай принял активное участие в деятельности периодически созываемой конференции по вопросам торговли и развития в АТР ПАФТАД, назначение которой обсуждение проблем координации деятельности ТЭС и других экономических организаций АТР. С 1986 г. он участвует в работе Совета по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству, объединяющего представителей правительственных, деловых и академических кругов 22 стран региона, а также представителей ТЭС и ПАФТАД. Участники объединения подтверждают свою приверженность идее «открытого регионализма», принципу открытости в деятельности международных торговых организаций. Концепция «открытого регионализма» была выдвинута СТЭС на конференции 1992 г. в Сан-Франциско в качестве альтернативы тенденции к созданию замкнутых региональных группировок, типа Европейского Экономического союза (ЕЭС).

Деятельность ТЭС, СТЭС и ПАФТАД заложила основу для создания в 1989 г. Межправительственного форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», наиболее влиятельной экономической организации в АТР и одной из наиболее значимых интеграционных группировок в современном мировом хозяйстве. АТЭС включает территории в 62,012,5 тыс. кв. км, население в 2,513,73 млн человек, обладает ВВП в объеме 17,924 млрд долларов. Китай стал членом организации в 1993 г., Россия в 1998 г. В том же году был введен мораторий сроком на 10 лет на прием новых членов. С самого начала АТЭС рассматривала себя не как политическое объединение, а как свободную «совокупность экономик». В рамках АТЭС вырабатываются региональные правила торговли, инвестиционной деятельности, экономического и технического сотрудничества. Его основная цель формирование в регионе систем свободной торговли. Ведущие эксперты организации подготовили в 1994 г. доклад, в котором намечалось создание к 2010 г. развитыми странами и к 2020 г. всеми прочими странами АТЭС Зоны свободной торговли. Процесс создания ЗСТ должен включать несколько этапов: к 2010 г. ликвидируют свои торговые барьеры пять промышленно развитых стран региона, к 2015 г. новые индустриальные страны, к 2020 г. остальные государства региона, включая КНР. Доклад экспертов получил неоднозначную оценку стран-участниц, поскольку, в частности США, с одной стороны, и развивающиеся страны с другой, видели роль организации по разному. Странам АТЭС все же удалось принять итоговую Богорскую декларацию, закрепившую идею формирования «пространства открытой и свободной торговли и инвестиций» в АТР на принципах ГАТТ путем устранения торговых и инвестиционных барьеров, поощрения свободного перемещения товаров, услуг и капиталов к 2020 г. с разной скоростью вхождения в зону развитых и развивающихся стран.

Несогласный с рядом положений декларации, Китай, тем не менее, пошел на ее подписание, опасаясь оказаться за бортом региональной экономической интеграции и рассчитывая на то, что проект займет длительное время, а к участникам его будет применен дифференцированный подход. Ему удалось также реализовать идеи преференций развитых стран развивающимся, опережающего «открытия» рынков первых для товаров последних, усиления притока финансовых ресурсов, новых технологий, инвестиций в такие отрасли, как энергетика, транспорт, связь, инфраструктура. Китай использовал трибуну Богорского форума и с тем, чтобы найти поддержку у его участников своему стремлению стать полноправным членом ВТО.

Китай проявляет настороженность в связи с нарастанием региональных экономических противоречий внутри АТЭС по оси Северная Америка (Североамериканское соглашение о свободной торговле НАФТА) Восточная Азия. По его мнению, США, рассматривая Восточную Азию как рынок для своего экспорта, пытаются, с одной стороны, удержать лидирующие позиции в АТЭС, а с другой более интенсивно развивать торговлю на Американском континенте. В Китае опасаются, что НАФТА может стать преградой развитию азиатско американской торговли. В качестве аргументов ссылаются на то, что изменения направления торговых потоков и усиление протекционизма ударят непосредственно по КНР: затруднится экспорт китайской одежды, игрушек, электроники, хлопковых изделий. Особое беспокойство Китая вызывает возможное ослабление притока новейшей техники и технологии, инвестиций в результате их переориентации на американский континент. В качестве причины противоречий Китай называет разницу в системе приоритетов экономического сотрудничества. Если развитые страны заинтересованы в либерализации торговли, максимизации прибыли от инвестиций, то развивающиеся настаивают на углублении инвестиционного сотрудничества на базе новейшей техники и технологии. И Пекин делает основную ставку на АТЭС как наиболее подходящую структуру для решения этих проблем.

Особое значение для КНР имело проведение саммита АТЭС в Шанхае в 2001 г., на котором были приняты не только экономические, но и политические решения, включая резолюцию по борьбе с терроризмом. Принимая активное участие в АТЭС, китайское руководство считает, что такая линия приносит плоды: способствует открытию рынков сбыта для китайских товаров, получению инвестиций, укреплению влияния Китая, как в регионе, так и за его пределами. С другой стороны, КНР полагает, что, будучи достаточно громоздкой структурой, а также по причине доминирования американской экономики АТЭС не может стать реальным локомотивом интеграционных процессов в АТР.

Китай является участником Боаоского азиатского форума, учрежденного в 2001 г. в поселке Боао в южной китайской провинции Хайнань. Темой форума в апреле 2005 г. стала «Азия в поисках взаимной выгоды ее новая роль». В совещании приняли участие свыше 1200 представителей политических, торгово-промышленных кругов, специалистов и ученых из более чем 40 стран и регионов. Ответственный секретарь этой неофициальной организации Лун Юнгу сказал, что Форум готов содействовать встречам и беседам предпринимателей и политиков, для чего планируется в Западной, Центральной и Южной Азии организовать серию совещаний в рамках Боаоского азиатского форума, провести в Иране международный энергетический симпозиум, в Казахстане совещание Совета Форума, в Индии Саммит предпринимателей. Было достигнуто соглашение между Форумом и Всемирным банком, в соответствии с которым последний выразил готовность выделить 1,25 млн долларов на создание «мозгового центра» Форума. В 2005 г. в Боао был опубликован первый ежегодный доклад Форума «Ежегодный доклад по вопросам азиатской экономической интеграции 2005». Тема апрельского 2007 г. совещания форума, в котором приняли участие 200 президентов, вицепрезидентов и руководителей азиатских подразделений транснациональных компаний звучала так: «Азия победит в развитии всемирной экономики: инновации и устойчивое развитие».

Динамично развиваются в последние годы экономические отношения Китая со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, образованной еще в 1967 году. На эту организацию Китай делает особую ставку в своей азиатско-тихоокеанской стратегии. В 2003 г. был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между Китаем и АСЕАН, в декабре 2004 г. соглашение о создании Зоны свободной торговли к 2010 году. Выступая по случаю 15й годовщины установления диалога между АСЕАН и КНР 30 октября 2006 г., премьер Вэнь Цзябяо отметил «невиданный в истории прогресс в этих отношениях». Он отметил, что Китай был первым государством, присоединившимся к Договору дружбы и сотрудничества в ЮгоВосточной Азии, что он установил со странами АСЕАН «отношения стратегического партнерства» и постоянно поддерживал лидирующую роль АСЕАН в региональном сотрудничестве.

Китай и АСЕАН начали реализацию Соглашения о преференциальных пошлинах в рамках проекта создания Зоны свободной торговли с 1 января 2005 года. Китай снизил таможенные пошлины на 5375 наименований импортируемых из АСЕАН товаров: средний уровень тарифов снизился с 9% до 5,8%. Одновременно понизился уровень таможенных пошлин стран АСЕАН в отношении импортируемых из КНР товаров.

За год после начала реализации проекта по созданию зоны свобод ной торговли «КитайАСЕАН» таможенный пункт г. Шэнь-чжэнь провинции Гуандун стал крупнейшим в Китае по объему импорта из стран АСЕАН. Согласно данным местной таможни, в 2005 г. через Шэньчжэнь из стран АСЕАН в Китай были импортированы товары на сумму 176 млн долл. США (13% общего импорта из региона): при этом все они облагались таможенными пошлинами на льготных условиях. В целом китайский импорт из стран АСЕАН через 15 таможен достиг 516 млн долл., составив 40% общенационального импорта из данного региона. В Гуанси Чжуанском автономном районе (Юго-Западный Китай) были введены в строй морские, железнодорожные, автомобильные линии, связывающие район со странами АСЕАН. В 20022006 гг. общий объем торговли 12 провинций, городов центрального подчинения и автономных районов Западного Китая с АСЕАН достиг 19,4 млрд долл., при ежегодном росте на 35,4%115. За 15 лет торговля между КНР и странами АСЕАН выросла в 15 раз: с менее 8 млрд долл. в 1991 г. до более 130 млрд долл. в 2005 г. и до 160,8 млрд долл. в 2006 г. (на 23,4% больше, чем в 2005 г.)ш. Китай является 4м торговым партнером АСЕАН, а АСЕАН 4м торговым партнером Китая.

К концу 2005 г. страны АСЕАН реализовали около 30 тысяч проектов в Китае с общим объемом инвестиций около 40 млрд. долл. Выросли и китайские инвестиции в страны АСЕАН. «Мы первыми начали процесс создания зоны свободной торговли и подписали целый ряд соглашений о сотрудничестве», заявил китайский премьер. При этом он назвал приоритетными сферами сотрудничества на период с 2005 по 2010 гг. сельское хозяйство, информационные технологии, промышленность, развитие человеческих ресурсов, энергетику, туризм, охрану здоровья, а также развитие бассейна реки Меконг. Как шаг к дальнейшей успешной интеграции стран-членов АСЕАН специалисты расценивают принимаемые Китаем меры в направлении обеспечения конвертируемости своей денежной единицы юаня, полагая, что юань может вначале использоваться как единое расчетное средство в Зоне свободной торговли между Китаем и АСЕАН, которая в этом случае уступит по объему товарооборота лишь ЕС и Североамериканскому соглашению о свободной торговле. По мнению президента Азиатского банка развития Харухито Курода, которое он озвучил в интервью журналу «Asia Pacific Perspectives» в мае 2005 г., появление обще-азиатской денежной единицы снизит в регионе амплитуду колебаний валютных курсов, которые являются серьезным дестабилизирующим экономическим фактором в АТР.

Все 10 стран АСЕАН одобрены для посещения китайскими туристами. В 2005 г. состоялись 6,5 млн обменов визитами. Китайский премьер обратил внимание и на взаимную поддержку, оказываемую Китаем и странами АСЕАН в таких экстраординарных случаях, как цунами в Юго-Восточной Азии, эпидемия атипичной пневмонии в Китае. На совещании в Брунее в 2001 г. была принята Декларация о совместных действиях по борьбе с терроризмом. Следующая декларация по про блемам терроризма была принята на 8м саммите АСЕАН в Пномпене в 2002 году.

С 1997 г. происходят регулярные встречи руководителей «десятки» (10 стран АСЕАН) с лидерами стран Китая, Японии, Южной Кореи в формате «АСЕАН +1» и «АСЕАН+3». При этом наибольшую активность проявляет Китай. В январе 2008 г. состоялась встреча министров иностранных дел АСЕАН, Китая, Японии и Республики Корея в формате «10+3». Была принята Декларация об ускорении создания Сообщества АСЕАН и превращении ассоциации в региональный блок наподобие ЕС. В августе 2007 г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао направил поздравительную телеграмму премьер-министру Сингапура Ли Сиен Луну по поводу 40й годовщины создания АСЕАН, где говорилось о сплоченности, энергичности и динамизме АСЕАН и выражалась надежда, что эта организация в намеченные сроки к 2015 г. осуществит создание сообщества АСЕАН.

Хотя страны АСЕАН все еще настороженно воспринимают «китайский фактор», видя в Китае реального конкурента на рынках США, Японии, других стран, вместе с тем они рассчитывают на сотрудничество с Китаем как на средство ускорения собственного роста и, несмотря на все сложности, с одобрением относятся к созданию Зоны свободной торговли с КНР.

В декабре 2005 г. в столице Малайзии Куала-Лумпуре прошел учредительный саммит Восточно-Азиатского Сообщества. Инициаторами мероприятия стали странычлены АСЕАН, а также Китай, Япония и Южная Корея. Сообщество было создано на базе АСЕАН; в него во шли также Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия. Данное сообщество, учитывая экономические и финансовые возможности его странчленов, способно стать серьезной экономической силой Восточной Азии.

В Китае позитивно оценивают процесс регионализации мировой экономики, находящий выражение в формировании и укреплении экономических блоков. Китайская сторона считает, что образование региональных торгово-экономических структур послужит барьером на пути распространения протекционизма по отношению к третьим странам. Особые надежды возлагаются ею на АТЭС, на рынки которой приходится около 75% объема китайского экспорта и импорта; 90% прямых инвестиций в КНР осуществляется именно из стран АТЭС.

Активизируются интеграционные процессы и в Северо-Восточной Азии (СВА), включающей в себя российский Дальний Восток (Приморский и Хабаровский края, Амурскую, Магаданскую и Сахалинскую области и Республику ЯкутияС-аха), Северо-Восток Китая (провинции Ляонин, Цзилинь и Хэйлуцзян), КНДР, Республику Корея и Японию.

СВА располагает богатыми природными ресурсами, высокоразвитой тяжелой промышленностью и техноемкими отраслями производства. При этом Япония и Республика Корея обладают капиталами и высококвалифицированными специалистами в сфере управления, а КНР избытком рабочей силы. Мощным научным потенциалом, сравнимым с потенциалом США и Японии, располагает и российский Дальний Восток. Основой экономического сотрудничества в СВА являются активные торговые связи между Японией и КНР, КНР и Южной Кореей, Японией, Южной Кореей и другими новыми индустриальными странами (НИС). В последнее время в качестве фактора, содействующего росту объединительных тенденций в регионе, называют и углубляющиеся торгово экономические отношения между КНР и Россией.

Следует отметить, что за истекшие годы произошел значительный скачок в уровне развития всех стран СВА, в то время как дальневосточный район России оказался в положении отстающего. Это обусловлено рядом причин, являющихся одновременно тормозом на пути к успешной экономической интеграции региона. Во-первых, дальневосточный район России богат природными ресурсами, но самые выгодно расположенные месторождения минерального сырья и топлива, а также лесные массивы уже выработаны. Освоение же новых запасов требует солидных инвестиций, а значит и благоприятного инвестиционного климата, равно как и социально-политической стабильности, которые здесь отсутствуют.

Во-вторых, на Дальнем Востоке по-прежнему нет современной деловой инфраструктуры, здесь порой невозможно решить проблемы безопасности иностранных бизнесменов, наличествует коррумпированность бюрократических структур. Ухудшают перспективы подключения России к интеграционным процессам в АТР противоречия между региональными и федеральными интересами. В качестве самостоятельного государства Россия стала в еще большей степени, нежели Советский Союз, тихоокеанской державой. А это требует от нее ускорения процесса адаптации к интеграционным процессам в регионе. Нарушение хозяйственных связей Дальнего Востока с европейской частью России и рост транспортных расходов усилили тенденцию к переориентации товарных потоков на близлежащие страны АТР, в первую очередь, на Китай. Это привело к росту доли приграничной торговли в общем китайско-российском товарообороте.

Интеграционные процессы в регионе оказывают влияние не только на приграничные контакты, но и на характер торгово-экономических отношений Китая и России в целом. Стороны переходят от экстенсивного развития двусторонних отношений преимущественно в виде простого товарообмена к обеспечивающим более глубокое взаимодействие формам сотрудничества. К ним относится, в частности, взаимное инвестирование предпринимательского капитала.

Выдвигалось немало идей, касающихся экономической интеграции в СВА на многосторонней основе. В их числе концепция прибрежных государств Японского моря, суть которой ускорение экономического развития стран этого региона, то есть России, Китая, Японии, КНДР и Республики Корея на основе международного разделения труда. С начала 9-0х гг. XX в. разрабатывался Тумэньцзянский проект международной экономической интеграции в зоне Японского моря, предусматривавший создание под эгидой ООН обширной Свободной экономической зоны в устье реки Тумэньцзян на стыке границ России, Китая и КНДР. Идея создания СЭЗ вдоль российско-китайской границы пока не реализована, что во многом обусловлено отсутствием в России четких законов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность вообще и функционирование СЭЗ, в частности. Реально функционирует лишь СЭЗ в Находке.

В 1996 г. Китай, Россия и четыре среднеазиатских государства: Казахстан, Киргизстан, Узбекистан, Таджикистан объединились в Шанхайскую организацию сотрудничества. До определенного времени эта организация занималась, главным образом, экономическими проблемами. На саммите в Бишкеке в 2004 г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзя бао заявил, что «самое важное для ШОС это экономика“. Был утвержден план мероприятий по реализации программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества, включающий свыше 100 проектов, выдвинута идея создания Зоны свободной торговли. Вместе с тем, в последние годы организация ставит перед собой задачи и политического характера. В статье “ Китай и Россия возрождают интерес к Средней Азии», посвященной саммиту, английская «Файненшл тайме» писала, что встреча «была не просто попыткой бросить вызов американскому влиянию в регионе. Владимир Путин и Ху Цзиньтао имеют обоснованные опасения по поводу распространения исламского терроризма, а их правительства испытывают большую заинтересованность в нефтегазовых запасах региона».

На заседании Совета глав ШОС в столице Казахстана Астане 5 6 июля 2005 г. были приняты Декларация глав государств-членов и решение об утверждении концепции сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. А выступивший на саммите председатель КНР Ху Цзиньтао призвал ШОС усилить экономическое взаимодействие и возможно скорее создать банковское объединение, способствующее развитию контактов ШОС с международными финансовыми структурами. В июне 2006 г. в Шанхае состоялось шестое заседание Совета глав государств членов ШОС, по итогам которого была подписана Декларация пятилетия Шанхайской организации сотрудничества и опубликовано совместное коммюнике. Лидеры шести стран высоко оценили успехи ШОС за 5 лет с момента ее образования. Ху Цзиньтао отметил, что учреждение Делового совета ШОС создало платформу для активизации сотрудничества между предпринимателями странчленов, что будет содействовать экономическому взаимодействию в рамках ШОС. 2006 г. стал «годом Китая» в деятельности ШОС, поскольку представительство в этой организации перешло от Астаны к Пекину.

Активизируя деятельность в рамках азиатских интеграционных группировок, Китай не исключает появления единого азиатского экономического пространства путем слияния созданного на основе ШОС экономического союза с Зоной свободной торговли между Китаем и АСЕАН. Подобная перспектива, несомненно, способствовала бы укреплению лидирующих позиций Китая в Азиатско-тихоокеанском регионе.

* * *

Анализ успехов Китая в экономическом развитии позволяет сделать вывод, что переход от исключительно государственного регулирования к преимущественно рыночным механизмам управления экономикой, от национальной обособленности к активному участию в международном разделении труда предполагает необходимость учета некоторых общих требований. В их числе наличие взвешенной и достаточно продуманной стратегии радикальных экономических преобразований, предусматривающей подъем сельского хозяйства, других базисных отраслей, ориентацию на массового потребителя, включение в оборот обильных и дешевых экономических ресурсов и использование на этой основе преимуществ международного разделения труда.

Как показывает опыт китайских реформ, участие в международном разделении труда нельзя строить в долговременном плане на экспорте сырья, на долю которого приходится 1012% цены изготовленной из него конечной продукции. Необходимы устойчивый валютный курс, поддержка государством перспективных экспортно-ориентированных отраслей и оказание им помощи в расчете на последующую отдачу, а также перемещение материальных и трудовых ресурсов из малопроизводительных отраслей в высокопродуктивные. Реформа не может оказаться успешной, если не соблюдены и такие условия, как комплекс мер, противодействующих бегству капиталов и, напротив, поощряющих приток производственного капитала в страну, защита внутреннего рынка и производителя от притока импортных товаров на тот период, пока собственная аналогичная продукция не станет конкурентоспособной. Хотя практика некоторых стран, казалось бы, дает основания для вывода о преимуществах чисто «рыночного» подхода к развитию экономики, исключающего участие в ней государства или сводящего это участие к минимуму, опыт Китая опровергает эту посылку. В отличие от России, Китай, приступая к реформам, не стал разрушать свой госсектор, а рыночные предприятия создавались заново. За счет постепенного выхода государственных предприятий на рынок и их реформирования деятельность многих предприятий удалось сделать эффективной.

Для стратегии китайских реформ характерны такие инструменты, как поощрение частно-предпринимательской деятельности, поддержка малого и среднего бизнеса, привлечение прямых иностранных инвестиций, и все это при достаточно весомой роли государства в регулировании экономических процессов. Практическая деятельность китайских реформаторов убеждает в том, что упование на «невидимую руку рынка» не может подменить долгосрочную и скоординированную стратегию экономического развития, подкрепленную отлаженным механизмом (в том числе административным) ее реализации. Китайский опыт убеждает в том, что именно на переходном этапе эффективность реформирования экономики может быть обеспечена «только на базе сильной, просвещенной и деятельной государственной власти»126. Как свидетельствует практика Китая, а также государств, претворивших в жизнь идею перехода из разряда слаборазвитых в число новых индустриальных, необходим постоянный поиск «ниш» в мировом хозяйстве и неустанные усилия, направленные на то, чтобы, обойдя конкурентов, по возможности скорее их заполнить.

Своеобразие китайских реформ, нацеленных на выход страны на мировую экономическую арену в качестве новой сильной державы, в том, что политика активного включения в мирохозяйственные связи, предполагающая приток в страну иностранных инвестиций и широкое участие иностранных предпринимателей в развитии экономики, сочетается здесь с сохранившим силу и популярность в третьем мире лозунгом «опоры на себя» в экономическом строительстве. Однако это лишь кажущееся противоречие. По сути дела, стратегия самообеспеченности не противоречит линии на отход от политики самоизоляции от внешнего мира. Она лишь вносит в курс реформ такие элементы, как повышение доли местных усилий в мерах, направленных на удовлетворение потребностей населения и производства, стремление ослабить зависимость от внешней помощи, неизбежно порождающую зависимость в политической сфере.

Особенностью китайских реформ является и то, что они нацелены в долгосрочном плане не только на интеграцию страны в мировое хозяйство, но и на интеграцию китайского культурного пространства, которая дала бы возможность задействовать экономический потенциал соотечественников за пределами КНР и привела бы к их объединению в политическом плане с «китайским Западом». Указанный момент нашел отражение в первостепенной роли китайских предпринимателей из числа «хуацяо» (зарубежных китайцев) и капиталов Гонконга и Тайваня в развитии экономики страны.

Мировое сообщество уделяет повышенное внимание оценке возможных вариантов будущего Китая, что связано с высокой динамикой его развития, растущей экономической мощью, повышением его роли в Азиатско-тихоокеанском регионе и мире в целом. Поскольку Китай является развивающимся государством с самым большим по численности населением, к тому же еще сравнительно недавно относившимся к наименее развитым в экономическом отношении странам, его успешные экономические преобразования и прогресс, достигнутый в вопросе включения его экономики в мирохозяйственные связи, имеют важное международное значение. В этой связи возникает вопрос: какой эффект оказывает Китай с его бурным экономическим ростом на мировую экономику и мирохозяйственные связи. Появление на мировых рынках сначала «азиатских тигров», а затем так называемых «возникающих держав» (Китая, Индии, Бразилии), создавших массовое производство доступных товаров при намного более низком уровне цен и издержек производства, означало своего рода индустриально техническую революцию. Китай пошел дальше, расширяя ассортимент продукции, переходя на более сложные ее виды, овладевая новыми технологиями. При этом он начал активно осваивать новые рынки в поисках возможностей сбыта производимой им продукции и сырья, необходимого для дальнейшего поступательного развития своей экономики.

В целом, как полагают многие аналитики, развитие китайской экономики и открытие доступа на китайские рынки в результате вступления страны в ВТО полезны для стабильного роста азиатско тихоокеанской и глобальной экономик. До недавнего времени эта страна казалась своего рода «магнитом», сумевшим привлечь колоссальные иностранные инвестиции в ущерб другим азиатским государствам. Но в последние годы она становится скорее «локомотивом», подталкивающим другие страны. Получая относительное преимущество за счет использования дешевой рабочей силы, Китай заставит другие страны переводить ресурсы туда, где они наиболее эффективны. Его растущий спрос практически на все виды сырья стал одним из факторов роста цен на сырье на мировых рынках, что открыло перспективы для экспортеров сырья во всем мире, особенно в соседних с Китаем странах. Рост промышленного производства будет подстегивать спрос страны на сырье и обеспечивать мировую экономику дешевыми китайскими товарами.

Вместе с тем, Китай, безусловно, становится опасным конкурентом для западных компаний, причем, по мере роста потребностей китайской экономики в ресурсах, эта опасность становится все более реальной. Прогресс Китая источник беспокойства его соседей и торговых партнеров. Азиатские страны теряют свои преимущества в конкурентной борьбе, особенно на рынках высоких технологий. У экономически развитых стран вызывают озабоченность как стремительный рост китайского экспорта, так и расширение доступа Китая к источникам сырья. Другая опасность состоит в том, что в развитых странах падает занятость в промышленности, рабочие места переходят в Китай и другие «возникающие державы».

Если исходить из теории У. Ростоу, Китай находится сейчас на стадии «взлета», предполагающей ориентацию общества и лидеров государства на высокие темпы роста, реализацию крупномасштабных проектов, требующих больших инвестиций. Сегодня экономисты спорят о том, как долго продлится «взлет» в китайском варианте, и приводят цифры, говорящие о том, что успехи Китая не столь велики, как это пытаются представить их более оптимистично настроенные коллеги. Особое внимание уделяется дальнейшей судьбе азиатского гиганта, а также угрозам и вызовам, с которыми он может столкнуться в будущем. Спровоцировать кризис могут как внутренние, так и внешние «детонаторы». При этом наиболее опасным внешнеэкономическим «детонатором» глубокого кризиса в КНР может стать обострение ситуации на мировых товарных рынках, на которые ориентируется китайский экспорт. Сдерживающим фактором является растущая зависимость китайской экономики от сырья. Земные ресурсы не смогут удовлетворить спрос населения в 1,3 млрд человек, если он достигнет уровня европейских стран.

Разумеется, китайский опыт не безупречен. Существуют такие проблемы, как неравномерность развития регионов, обострение отраслевых диспропорций, относительно медленный рост платежеспособного спроса в сельской местности, где доходы населения отстают от городских. В последнее время сюда добавились безработица, старение населения, масштабное загрязнение окружающей среды, коррупция.

При всем при этом нельзя не признать, что Китай убедительный пример того, как растущий потенциал мирохозяйственного общения способствует экономическому росту ранее отсталых государств, заставляя говорить о новом экономическом чуде. Взлет Китая реальность, как реален успех его стратегии либерализации экономики с упором на высокие технологии, а также решимость стать безусловным региональным лидером. И остальному миру придется считаться с этим фактом.