Книги, статьи, материалы /ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время /Присоединение Судана к Египту

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо от US 1350

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время Присоединение Судана к Египту

Присоединение Судана к Египту

Триумфальным маршем прошла по Судану в 1820—1822 гг. разноплеменная армия Мухаммеда Али под командованием его сына Исмаила. В ее состав входили албанцы и южные славяне, курды и выходцы с Кавказа, турки и египтяне, а также арабы бедуины; артиллерией командовали американцы; суданцы называли всех их турками, в этом значении слово «турки» будем употреблять и мы. Правитель Донголы и шейхи большинства арабских племен покорились без сопротивления и были оставлены в качестве представителей новой власти. Их войска присоединялись к турецко-египетской армии. Когда она достигла Вад-Медани на границе Сеннарского султаната, туда в сопровождении пышцой свиты прибыл сам султан Сеннара и сдался на милость Исмаила. Сопротивление оказали лишь немногие племена и союзы племен суданских арабов, до того успешно сопротивлявшиеся фунгам: шаигия, сражавшиеся с турками в течение полугода, хамадж, джамуьш и некоторые более мелкие. Нередко руководители сопротивления попадали в руки Исмаила, схваченные самими суданскими арабами.

Для покорения Кордофана и Дарфура Мухаммед Али направил в Судан новый трехтысячный корпус под командованием своего зятя, дефтердара (одного из высших вельмож) Мухаммеда Хусрау, при деятельном участии которого в 1819—1820 гг. готовился поход на Нубию и Сеннар. Основную трудность он видел не в сопротивлении местных правителей, а в преодолении природных преград, таких, как пустыня Беюда, отделяющая Кордофан от долины Нила. Пройдя эту пустыню, армия дефтердара в августе 1822 г. у г. Бара расстреляла из ружей и пушек отряды правителя Кордофана и без боя заняла его столицу ЭльОбейд и остальные города. Однако боязнь оторваться от баз снабжения в Нубии и известия о вспыхнувшем в Греции восстании против турок заставили Мухаммеда Али отменить поход на Дарфур, который благодаря этому еще на пол столетия сохранил независимость.

Успеху египетских походов 1820—1822 гг. в немалой степени способствовала деятельность мусульманского духовенства в Судане, которое, по традиции, получало образование в Египте и Хиджазе, где правил Мухаммед Али. Завоеватели использовали и традиционно высокий авторитет египетских и магрибских богословов, некоторые из которых сопровождали их в походах на Сеннар и Кордофан, а один, шейх Ахмед асСалави, был назначен маликитским муфтием Судана. На службу к туркам перешли и местные духовные лица, например сеннарский историк: Ахмед Катиб аш-Шуни.

Однако насилия и грабежи турецко-египетских войск, надменность, жестокость и жадность их командиров вскоре восстановили против них все слои населения Судана. Пример обращения с «черными дикарями» подавал подчиненным сам Исмаил. В октябре 1822 г. на обратном пути в Египет Исмаил остановился в г. Шенди. Вызвав к себе Нимра, последнего из верховных вождей арабского союза племен джаали, он потребовал от него уплаты огромной контрибуции: 30 тыс. серебряных талеров и 6 тыс. невольников, причем на исполнение этого требования дал только два дня. Когда же Кимр ответил, что его соплеменники не в состоянии в столь короткий срок собрать такую сумму денег и такое число рабов, надменный и грубый Исмаил ударил Нимра по лицу длинным чубуком своего кальяна. Этим он нанес гордому шейху и в его лице всем джаали сильнейшее оскорбление. Той же ночью Исмаил и его приближенные были перебиты [55, с. 16—18].

Весть об этом послужила сигналом к общему восстанию арабских племен бывшего Сеннарского султаната, а также би шарин. Повстанцы нападали на отдельные посты и патрули турецко-египетских войск, очистили от них небольшие города долины Нила до г. Бербер, где находился сильный турецкий гарнизон, долин Белого и Голубого Нилов, где турки были блокированы в ВадМедани и Сеннаре. Однако шаигия, традиционно враждебные Сеннару, джаали, понесшие сильнейшие потери в 1820—1821 гг., нубийцы Донголы и арабские племена Кордофана не поддержали повстанцев. Благодаря этому Мухаммед Хус pav сохранил основные коммуникации и смог бросить большую часть своего корпуса, занявшего Кордофан, на подавление восстания.

Уже в декабре 1822 г. корпус Мухаммеда Хусрау достиг долины Нила и начал жестокою расправу с повстанцами, сжигая дома и посевы, убивая всех подряд. Так, были сожжены города Шенди и ЭдДамер. Страшная резня была устроена в Эль-Метеммс, в деревнях области Фунг. Позднее А. Э. Брем, со слов оставшихся в живых суданцев, писал, что Мухаммед Хусрау «истребил цветмужского населения» среднего Судана и «убивал стариков, женщин и детей несчастного народа. Жестокости, проделанные им, выше всякого описания и произвели на народ ужасное впечатление…» [34, с. 145]. Всего было истреблено около 50 тыс. суданцев; другие (Нимр, в частности) бежали на окраины страны и в Эфиопию. Производились и насильственные выселения, например арабского племени абдаллаб, земли которого были отданы шаигия, не принимавшим участия в восстании.

Восстание потерпело поражение по целому комплексу причин, таких, как разобщенность даже арабо-язычпых этнических групп, недостаток вооружения, отсутствие опыта войны с полу-европейской армией. (Шаигия, получившие такой опыт в 1820— 1821 гг., как уже было сказано, отказались от сопротивления туркам.)

Жестокая расправа с восставшими на 57 лет укрепила господство турок над арабским Суданом и дала им возможность продолжить экспансию дальше в глубь Африки.

В 1826 г. губернатором Сеннара был назначен Али Хуршид, способный военачальник и администратор. Мухаммед Али поставил перед ним задачу: создать на завоеванных территориях большую и доходную колонию. Али Хуршид немедленно приступил к расширению ее границ во всех направлениях, причем лично возглавил ряд экспедиций. Он присоединил к Египту обширные земли: в 1828 г. — племен диика, обитавших на берегах Белого Нила, в 1829 г. — горных пародов южной части Эль-Гезиры, в 1830 г. — царство шиллуков. Нилоты, никогда еще не покорявшиеся иноземным захватчикам, отчаянно сопротивлялись и покидали свои деревни; солдаты Али Хуршида стремились захватить как можно больше золота, скота и особенно пленных.

Первые экспедиции турок на юг отличались от набегов арабовработорговцев лишь своими масштабами и отчасти составом участников.

В 1831 —1832 гг. Али Хуршид выступил с шеститысячной армией па восток, чтобы привести к покорности раннефеодальное государство хадендава (из группы беджа)—наиболее значительною силу на пространстве между владениями Мухаммеда Али (окружавшими все земли беджа с трех сторон) в Египте, Судане и на Красноморском побережье, а также Эфиопии. Эта армия заняла Таку — плодородную область в долине р. Гаш, принадлежавшую хадендава, и захватила здесь много скота, золота и пр. Хадендава избегали решительного сражения, но устраивали засады в галерейных лесах долины Гаша или нападали по ночам. Потеряв войск убитыми или умершими от истощения, Али Хуршид возвратился с оставшимися в Хартум — свою резиденцию [177, с. 18]. Весть о поражении турок широко распространилась среди всех беджа и соседних народов [229, с. 99, 100].

Неудачей окончился и второй поход Али Хуршида против хадендава в 1834 г. Лишь десятилетием позднее они были покорены преемником Али Хуршида Ахмедом альМепекли, прозванным аль-Джаллад ( «Палач») за свою исключительную даже по турецким меркам жестокость. По его приказу «множество беджа было бессмысленно уничтожено или изувечено, колодцы засыпаны, скот калечили или угоняли. Людей убивали для развлечения паши (Ахмеда альМенекли. — Ю. К.)у и один из его офицеров на спор разрубал пленных надвое ударом клинка. В руки башибузуков попали даже ревниво оберегаемые женщины беджа. Когда паша вернулся в Хартум, он привел с собой знатных вождей, которые были повешены па базарной площади» [58, с. 19].

После второй неудачной экспедиции против хадендава Али Хуршид был вызван в Египет для отчета о положении в Судане перед Мухаммедом Али. Он вернулся в 1835 г. уже хукумда ром (генерал-губернатором) всего Египетского Судана. В последующие три года хукумдар был занят подчинением пограничных арабских племен, искавших поддержки Эфиопии, а также гумузов и других малых пародов, населявших юг широкой пограничной полосы,

В 1835 г. было заключено соглашение с Эфиопией (против которой турки вели военные действия в 1831 г.) об открытии границы для торговли [58, с. 61, 63, 64].

В 1838 г. в Судан прибыл сам Мухаммед Али, поднявшийся по Голубому Нилу почти до границы с Эфиопией. Он наметил план новых завоеваний, по которому в 1839—1841 гг. на юг были посланы три военные экспедиции, присоединившие к Египту верхнюю долину Белого Нила и долины его притоков.

В 1835—1840 гг. империя Мухаммеда Али достигла наибольшего могущества, но затем, благодаря вмешательству европейских держав, ее владения были ограничены лишь Египтом и Суданом. Зато эти две нильские страны были объявлены наследственными владениями династии Мухаммеда Али. Теперь он с удвоенной энергией приступил к расширению своей империи в Судане. В 1847—1848 гг. новые военные экспедиции продвинулись вверх по долине Нила и его притока Тумат. После смерти Мухаммеда Али в 1849 г. эту политику продолжили его преемники Аббас Хильми I (1849—1854), Мухаммед Саид (1854— 1863), Исмаил (1863—1879) и Мухаммед Тауфик (1879—1892).

Наиболее организованное сопротивление туркам при Аббасе Хильми I оказывало государство Такали (или Тегали) в горах Нуба. Его отряды вели партизанскую войну против турецко-египетских войск, вторгавшихся в горы Нуба, совершали нападения на турецкие гарнизоны в Кордофане. Пленных солдатсу данцев царь Такали старался привлечь на свою сторону и включить в свои войска; каждый перебежчик, который приносил с собой оружие, получал участок земли, хижину и двух жен; таким образом в войске Такали появились отряды профессиональных солдат, вооруженных огнестрельным оружием. В 1851 г. они заманили в горы и разгромили наголову большой отряд турок с артиллерией (34, с. 216, 220, 221]. Лишь в 1864 г. царь Такали, окруженного со всех сторон турецко-египетскими владениями, подчинился туркам.

Одновременно с Такали упорно сражались против захватчиков таби и другие этносы на юге ЭльГезиры и племена динка.

В царстве Шиллук, признавшем власть египетского правителя, царь и совет вельмож пользовались автономией. Царь монополизировал торговлю с внешним миром, допуская в свои владения лишь немногих арабских купцов. Они привозили ему огнестрельное оружие, ткани и другие товары, за которые он расплачивался рабами. Работорговля разоряла шиллуков, и в то же время знатные люди хотели к ней приобщиться. Вместе с арабскими купцами-джеллябами они требовали отмены царской монополии на торговлю (работорговлю). Этой части знати противостояла другая, стремившаяся вообще ликвидировать работорговлю и изгнать из Шиллука чужеземцев. (Забавно, что современные историки первую партию называют «либеральной», а вторую — «консервативной», но в общеисторическом плане такие определения вполне законны.) В 1860 г. царь был убит, а его преемник изгнал арабских джеллябов. Друзья последних из числа шиллуков выдвинули своего претендента па престол. Разгорелась междоусобная война. К 1862 г. «либеральный» претендент занял престол, но его противники не сложили оружия. Воспользовавшись междоусобицей, хартумский генералгубернатор послал в Шиллук военный отряд, который ликвидировал автономию царства [191, с. 33, 34, 54, 74—78].

К середине XIX в. большую часть вооруженных сил каирского правительства в Судане составляли чернокожие солдаты--невольники; египтяне, как правило, были унтер-офицерами, а турки— офицерами [39, ч. II, с. 94]. Е. П. Ковалевский в 1848 г. писал: «Во всей египетской армии Судана едва ли одна пятая— египтян, турок и черкесов, и те мрут, как мухи» [39, ч. I, с. 149]. В походах против южных племен и княжеств солдаты негры «часто убегают из рядов и легко могут обратить свое оружие против белых» [39, ч. II, с. 19]. Всего за три дня до прибытия русской миссии в ВадМедани, где гарнизон состоял из 1 тыс. чернокожих солдат и 200 арабов и турок, был раскрыт солдатский заговор, ставивший своей целью «убить всех белых… и удалиться в свои горы» [39, ч. I, с. 149].

Убийства воинами-рабами офицеров и побеги описывали и другие европейцы, находившиеся в те годы в Египетском Судане; как правило, беглецов ловили и подвергали мучительной казни [58, с. 62]. В 1865 г. восстали чернокожие солдаты пограничной с Эфиопией провинции Така, которые долгое время не получали жалованья. Турецкие офицеры частью были перебиты, частью бежали в г. Кассалу. Восставшие солдаты осадили город, но не смогли его взять. Племена арабов, беджа, а также бария и кунама не поддержали ни повстанцев, ни посланные па их подавление правительственные войска [229, с. 102].

Завоеванию Судана турками способствовали географические открытия, сделанные в то время европейцами в Север-Восточной и Центральной Африке. В свою очередь, многие из этих открытий стали возможны благодаря содействию турецко-египетских властей. В 1848 г. русский горный инженер Е. П. Ковалевский, прибывший в Судан по приглашению египетского правительства, первым из европейцев исследовал юго-западную часть нынешней провинции Гезира [39]. Английский путешественник С. У. Бейкер, побывавший в 1861 —1868 гг. в верховьях Белого Нила, в долине р. Сетит и у оз. ВикторияНьянза [32], проложил сюда дорогу туркам. В свою очередь, С. У. Бейкер был вовлечен в исследование истоков Нила своими соотечественниками Дж. X. Спиком и Дж. Грантом, которые, двигаясь от побережья Индийского океана, достигли Южного Судана, а в следующем году через Северный Судан прибыли в Египет. В 1869—1873 гг. С. У. Бейкер возглавил крупнейшую военную экспедицию под египетским флагом в нынешнюю Северную и Западную Уганду. Местные нилотские племена и войска царства Ньоро пытались оказать отряду Бейкера сопротивление, но были поодиночке разбиты. Здесь была основана Экваториальная провинция Египетского Судана, губернатором которой стал сначала сам Бейкер, а с 1873 г.—его соотечественник Ч. Дж. Гордон. Последний продолжал экспансию в Уганде, стремясь навязать ей протекторат Египта.

В середине — второй половине XIX в. в Судан направлялось множество итальянских и немецких исследовательских экспедиций. В частности, здесь побывал известный зоолог А. Э, Брем [34]. Большое значение имела экспедиция уроженца Риги Г. А. Швейнфурта, посетившего разные части страны, в том числе и нынешние юго-западные области Судана, а также север Заира [69]. Вслед за ним, но еще далее к югу проник в эти края греческий путешественник П. Потагос [67]. Ряд открытий в Судане совершили французские путешественники и торговцы. Действовала здесь и группа американских военных топографов, состоявших на службе у хедива.

Начиная с 1876 г. свои исследования в Судане проводил русский путешественник В. В. Юнкер. В 1877—1878 и в 1879— 1883 гг. он исходил и изучил наименее известные в тогдашней географической науке области Экваториальной провинции [47].

Дорогу турецкоегипетским войскам прокладывали также суданские рабо-торговцы-джеллябы. Они проникали в земли оро мо на западе Эфиопии, во все области, населенные нилотскими народами (кроме луо нынешней Кении). Нередко основанные ими фактории становились затем правительственными постами. В других случаях работорговцы вместе со своими отрядами переходили на службу правительства в качестве начальников военных опорных пунктов и даже администраторов более высокого ранга.

Характерный пример — история нубийского купца Мухаммеда Хейра эль-Аргави, который еще в первой половине XIX в. сначала торговал с шиллуками, закупая у них рабов и слоновую кость, а затем собрал отряд в полтысячи воинов, в основном донгольцев, вооружил их ружьями и начал совершать регулярные набеги на царство шиллуков и на восточных динка. Захваченных в плен он продавал в Хартуме. В сущности, Мухаммед Хейр создал в полу-мусульманской пограничной с нилотами полосе собственное княжество, терроризировавшее шиллуков и динка. Шиллуки обратились за помощью в Хартум, и наместник направил против донгольских работорговцев значительный отряд войск. Мухаммед Хейр попытался получить помощь от арабовбедуипов союза племен баггара, по безуспешно [199, с. 261].

Особенно много работорговцев было в провинции Бахрэль Газаль, населенной динка и близкородственными им малыми нилотскими этносами. Таким был крупнейший местный работорговец аз-Зубейр Рахма Мансур (1830—1913), выходец из джаали, получивший образование в Хартуме. В 1856 г. он поселился на юге Кордофана и занялся торговлей. Через несколько лет, собрав банду из арабов различных племен и невольников, он занялся охотой на рабов и работорговлей. Его банда совершала набеги на нилотов динка, джур и др., даже на княжества заи де. К 1865 г. аз-Зубейр стал фактически правителем огромной территории в долинах БахрэльГазаля и его притоков вплоть до страны занде. Селение Байю (впоследствии по его имени названное Дейм-Зубейр) стало столицей этого государства.

Интересы аз-Зубейра часто приходили в столкновение с интересами шейхов-работорговцев племен баггара и других арабов-работорговцев, с. которым он то воевал, то заключал соглашения. Одно из таких соглашений, заключенных им в 1866 г. с племенем ризейгат (из группы племен баггара), открыло ему торговый путь в Дарфур. В 1869—1872 гг. аз-Зубейр вел войну с другим разбойником-работорговцем Мухаммедом альХилали, которому покровительствовали власти. Эта война закончилась лолной победой аз-Зубейра. В 1872 г. он убил одного из местных князей Султана Тахму и присоединил его владение к своим. Хукумдар в Хартуме, рассудив, что лучше всего официально признать власть удачливого предводителя работорговцев, назначил его губернатором вновь образованной провинции Бахр эльГазаль. На этом посту аз-Зубейр почувствовал себя настолько могущественным, что начал собирать войско для завоевания Дарфура. В 1874 г, он напал на это государство и свергнул с престола его правителя Ибрагима Мухаммеда. Завоевав Дарфур, войска аз-Зубейра заняли расположенные к западу княжества Масалит, Тама, Гимр и Сула, а затем вторглись в пределы Вадаи.

Зти новые подвиги аз-Зубейра вызвали беспокойство в Хар туме. Хукумдар Исмаил Айюб направил в Дарфур правительственный отряд, который занял ЭльФашер и объявил, что завоеванные аз-Зубейром земли присоединяются к Египту. По доносу хукумдара аз-Зубейр в 1875 г. был вызван в Египет и здесь оставлен (в 1877 г. его направили в составе египетского корпуса в Румелию для участия в русско-турецкой войне) [199, с. 390, 391].

История аз-Зубейра показывает, что интересы турецкой феодально-бюрократической элиты и арабских феодалов-работорговцев далеко не всегда совпадали.

«Главным пунктом разногласий между правительством хедива и арабо-суданскими работорговцами было не запрещение работорговли (которое хотя и вступило в силу в Судане с 1889 г. после заключения англо-египетской конвенции 1877 г., но почти Л1е соблюдалось), а перераспределение прибавочного продукта, произведенного трудом коренного населения окраинных областей, а также других доходов. Это была борьба за монопольную эксплуатацию народов суданского Юга феодальными и полуфеодальными методами, за их ограбление.

Вместе с тем указанные противоречия нельзя рассматривать в отрыве от всемирно-исторического процесса, который определил место народов Египетского Судана на феодально-колониальной периферии европейского капитализма.

Хотя формально Египет еще считался частью Османской империи, при Мухаммеде Али и особенно при его преемниках Аббасе Хильми I, Мухаммеде Саиде и Исмаиле он фактически являлся почта независимым государством. К 1877 г. египетские владения в Тропической Африке простирались на юг почти до экватора, включая часть нынешнего Заира и половину Уганды; в СевероВосточной Африке Египту принадлежал не только Судан, но и некоторые районы Северной и Восточной Эфиопии, а также приморские города Сомали (эти земли были присоединены к Египту частью в результате соглашения с турецким правительством в 1868 г., частью в ходе военных экспедиций 1872—1875 гг.).

В то же время попытка завоевать Эфиопию потерпела фиаско (поражения египетских войск в войне с эфиопами в 1875—1876 гг.).

Введенная турками система управления была вполне феодальной, но все же она состояла из двух разнородных подсистем: традиционной структуры власти в племенах, деревенских общинах, княжествах (так, в Нубии сохранилось княжество Арго, поставлявшее наместнику иррегулярную конницу [39, ч. II,. с. 135], в горах Нуба — Такали и др,) и бюрократической структуры османско-египетского образца. На низшем административном уровне обе подсистемы совпадали. Так, согласно Е. П. Ковалевскому, А. Э. Брему и другим путешественникам, если во главе мудирий, мамурий, на которые делились провинциимуди рии, и более мелких единиц типа уездов (во главе с назирами и кашифами) стояли турки, то самой низшей государственно-административной ячейкой осталась деревенская или кочевая община, управляемая местным шейхом [39, ч. I, с. 136]. К концу «турецкого» периода на средние и высшие административные посты начали назначаться отдельные представители суданской знати; но одновременно суданские вожди, получая турецкие титулы, перемещались в Египет и другие османские владения.

При этом бюрократическая структура была очень неустойчива: часто менялись границы провинций, одно время было ликвидировано генералгубернаторство, но главное — наместникам разных рангов не давали подолгу засиживаться на одном посту. Подозрительное и капризное каирское правительство часто перемещало или снимало с постов генералгубернаторов и губернаторов, последние — кашифов и каиммакамов (правителей областей и округов). Так, с 1825 по 1885 г. в Хартуме сменилось 25 генерал-губернаторов и губернаторов, из которых лишь трое оставались в этой должности более пяти лет [201, с. 14]. В этих условиях бюрократия на местах могла действовать довольно самостоятельно от Хартума или второстепенных центров управления.

Хотя в основном наместники и правители провинций, областей и округов сосредоточивали в своих руках административную, судебно-дисциплинарную и военную власть, существовала, особенно в периоды войн, особая власть командующего вооруженных сил, а также бюрократии различных ведомств Египта, имевших свою сеть в Египетском Судане. В сочетании с оставшейся еще системой традиционной власти феодалов и вождей, которая кое-где в конце турецкого владычества начала синтезироваться с бюрократическими структурами, это еще более усложняло систему управления.

Если собственно Египет при преемниках Мухаммеда Али начал превращаться из турецкого наместничества в национальное государство, то Судан в эти годы развивался как колония феодальной страны, постепенно подпадавшей под финансовую зависимость от капиталистической Европы.