Книги, статьи, материалы /ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время /Восстания 1877—1880 гг.

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ВНИМАНИЕ!!! Рядом с Эрта Але недавно родился новый вулкан, и мы его тоже обязательно увидим! Гарантируем незабываемые впечатления вплоть до полного срыва головы)))

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время Восстания 1877—1880 гг.

Восстания 1877—1880 гг.

Середина — вторая половина 70-х годов была временем максимального расширения границ Египетской державы в Африке.

В 1873 г. к ней было присоединено царство Ньоро в Уганде, в следующем году — Дарфур. Но война 1875—1876 гг. с Эфиопией окончилась поражением армии хедива, в которой сражались и суданские войска. Египтяне и суданцы как подданные Османской державы участвовали и в русско-турецкой войне 1877— 1878 гг. и пережили еще одно поражение. Турок били везде. Миф об их непобедимости был развеян.

Еще в начале войны с Эфиопией восстали шиллуки, не забывшие недавней независимости своего государства. У них почти не было огнестрельного оружия, и турки с обычной жестокостью подавили это движение.

Около двух лет было спокойно, но весной 1877 г. на борьбу с турками поднялись фуры Дарфура, во главе которых встал претендент на престол (близкий родственник бывшего султана) Ха рун арРашид. Лозунгом движения было восстановление независимого фурского государства. Власть Харуна арРашида признала большая часть народа фур, но в июне правительственные войска, которыми командовал сам Гордон, разбили повстанцев [117, с. 50—55]. Одновременно отказались повиноваться туркам племена на границе с Эфиопией.

Через год, в июле 1878 г. началось наиболее опасное для хартумских властей восстание арабов юго-западных областей. Его возглавил Сулейман вад аз-Зубейр, сын аз-Зубейра, бывшего наместника БахрэльГазаля, завоевателя Дарфура и небольших государств, расположенных между границами Дарфура и Вадаи. После того как в 1875 г. аз-Зубейр был вызван хедивом в Египет и там задержан (в 1877 г. его послали в Турцию на войну с русскими), Сулейман стал управлять его громадными имениями, продолжать его торговое дело (включавшее работорговлю) и возглавил многочисленную армию клиентов и невольников своей семьи. Учитывая его исключительное влияние и стремясь привлечь к управлению, наряду с европейцами, знатных суданцев, Гордон назначил Сулеймана вице-губернатором Шакки, затем губернатором Бахрэль-Газаля. Должности правителей более низкого ранга были предоставлены приближенным Сулеймана. Однако этот эксперимент окончился неудачей. С одной стороны, арабский вождь не желал быть простым чиновником, угодливо спешащим исполнить волю хартумского наместника. С другой стороны, требования последнего были едва ли выполнимы.

После того как в августе 1877 г. хедив заключил с Великобританией конвенцию о борьбе с работорговлей в Судане, на Гордона была возложена обязанность провести эту конвенцию в жизнь. Это не удавалось сделать и много позднее, несмотря на смену генерал-губернаторов и вице-губернаторов. Хотя шейхи арабов шаигия, джаали, баггара, донгольцев и пр., обосновавшиеся на юго-востоке, не всегда ладили между собой, нередко ненавидели друг друга, они были единодушны в желании сохранить рабовладение и работорговлю, потому что не мыслили без них своего существования. Не хотели формального освобождения многие домашние рабы и воины-невольники (базингиры). Они боялись остаться без средств существования или быть включенными в египетскую армию [47, с. 34, 35]. Попытаться выполнить требования Гордона и европейцев-инспекторов по борьбе с работорговлей — это значило объявить войну всем богатым и влиятельным людям БахрэльГазаля и соседних провинций.

Среди этих людей были враги и соперники Сулеймана. Один из них, донгольский купец Идрис Абтар, был некогда настолько близок к аз-Зубейру, что тот, уходя в поход на Дарфур, назначил его своим заместителем в БахрэльГазале. После смещения аз-Зубейра Идрису не удалось сохранить за собой этот пост, но в 1878 г. он сумел войти в доверие к Гордону и получил от него вожделенное назначение. Отнять губернаторство у Сулеймана можно было только силой, поэтому Гордон послал войско, чтобы посадить Идриса па пост губернатора Бахрэль-Газаля. Сулейман наголову его разбил, начав тем самым мятеж против хартумского наместника. Из Ладо на подавление мятежа выступил губернатор Р. Джесси, который в нескольких сражениях весной 1879 г. нанес поражение повстанцам. Сулейман отступил на земли баггара южного Дарфура, присоединившихся теперь к восстанию. Разрастаясь, оно охватило и некоторые племена Кордофана. Против них выступил с войском сам Гордон. При подавлении восстания произошла встреча Гордона с Джесси, и последний получил от своего начальника план дальнейших действий.

Для борьбы с повстанцами Гордон организовал настоящую блокаду юго-западной части страны. Сюда запрещалось доставлять оружие, боеприпасы, даже продовольствие. В сущности, была почти прекращена всякая торговля. Специальные военные отряды следили за соблюдением блокады, военные суды приговаривали виновных в ее нарушении к смертной казни. Все это делалось под предлогом борьбы с работорговлей [71, с. 40].

Действительно, ружья и патроны Сулейман получал в обмен на рабов при посредстве арабских и нубийских работорговцев. Хартумский наместник приказал им оставить саванные земли к югу от городов Дара, ЭтТувайма, УммШанга и ЭльОбейд, где находились правительственные гарнизоны. На тех, кто не повиновался, Гордон натравил шейхов кочевых племен, которые с готовностью принялись грабить купцов, принадлежавших в основном к джаали и другим племенам долины Нила [201, с. 31].

Блокада, нападения бедуинских шейхов и преследование отрядами правительственных войск привели к тому, что продолжавшееся целый год восстание выдохлось. В июле 1879 г. Сулейман и девять других повстанческих вождей сдались Джесси в плен, но на следующий день были по его приказу расстреляны якобы при попытке к бегству [55, с. 150; 199, с. 350, 351].

В Судане этот расстрел рассматривался как еще одно свидетельство вероломства христиан — Джесси и Гордона. Осуждали и шейхов баггара, ставших пособниками «неверных». Лишь раздробленность повстанцев, взаимное недоверие между этносами и племенами, отсутствие иной организации, чем общинная, дополняемая отношениями личной зависимости от вождя, не дали локальным восстаниям на юге и западе Судана превратиться: во всеобщее восстание.

Европейско-турецкая администрация ловко использовала старые, слегка трансформированные противоречия, «используя и усиливая соперничество, заставляя работорговца воевать с работорговцем, племя — с племенем и даже одного вождя против. другого внутри племени» [201, с. 36].

Гордон и его наиболее энергичные помощники, такие, как Джесси и Мессадалья, развили бурную деятельность. Это было действительно непросто, «учитывая широко распространенное влияние работорговцев, подозрительность южных племен и нежелание сотрудничать со стороны сонной бюрократии» [199,. с. 27].

В июле 1879 г. новый хедив Мухаммед Тауфик отозвал Гордона в Каир, откуда отправил его специальным послом к эфиопскому императору Иоханнысу (Иоанну). Наместником Египетского Судана был назначен недалекий и слабохарактерный (под стать самому хедиву), но внешне представительный суданец (сын арабо-суданца и эфиопки) Мухаммед Рауф, который в. прошлом уже служил в Тропической Африке под началом Бейкера и Гордона в качестве губернатора Экваториальной провинции, затем — Харэра. Он сместил Джесси и Мессадалью. Самые ненавистные из европейцев были удалены с постов, в Хартуме была построена еще одна мечеть [199, с. 270], но всеобщее недовольство не утихало.

Из метрополии — Египта — доходили тревожные вести. В 1878 г. эта страна фактически превратилась в полу-колонию Англии и Франции. Европейцы и левантинцы были назначены министрами и высшими чиновниками ключевых ведомств. В 1880 г. были проведены реформы, отвечавшие интересам капиталистического развития и серьезно затрагивавшие интересы традиционных слоев, поднявшихся на борьбу с ними под флагом защиты ислама. Усилилась агитация националистов, частично принадлежавших к масонам и связанных с претендентом на престол, проживавшим в Стамбуле. Среди националистов образовалось народническое крыло (группа Абдаллы Недима). Как народники, так и члены тарикатов и улемы призывали народ к борьбе с «неверными»—европейцами и левантинцами, а также: их прислужниками из мусульман-черкесов и др. Армия волновалась и готова была восстать (она сыграла центральную роль в революции 9 сентября 1881 г.) [47, с. 189—203].

В обстановке всеобщего недовольства и ожидания перемен, подогреваемого известиями о событиях в Египте и наступлением XIII века хиджры (в 1882 г.), в августе 1881 г., в дни Рамадана, выступил со своей проповедью Мухаммед Ахмед, объявивший себя мусульманским мессией — махди.

Мухаммед Ахмед родился в 1844 г. на ове Лабаб в провинции Донгола; он был сыном строителя лодок, происходившего из шерифов, и среди своих более близких, а следовательно, реальных предков имел «святого» человека, известного своим благочестием. Когда Мухаммед Ахмед был ребенком, его семья переселилась в окрестности Хартума.

Он рано осиротел и, в отличие от братьев, продолживших ремесло отца, решил получить образование, необходимое факиху (законоучителю). Он стал учеником сначала одного, затем другого шейха, получавшего жалованье от правительства хедива; для учения ему пришлось совершить путешествие в ЭльГезиру, потом в Бербер. В 1861 г. он поступил в ученики-послушники к шейху Мухаммеду Шерифу по прозванию Нур адДаим, внуку основателя тариката Саммаиийя, и оставался у него семь лет, после чего сам стал шейхом. Вместе со своими братьями, искавшими лес для лодок, молодой шейх в 1870 г. прибыл на ов Аба па Белом Ниле и здесь поселился. За десять лет пребывания на ове Аба Мухаммед Ахмед приобрел большой авторитет благодаря своим знаниям и благочестию. В 1878 г. он был отлучен своим учителем от тариката Самманийя, но его признал другой влиятельный шейх этого ордена, аль-Кураши вад азЗейн, который жил близ Эль-Массаламии в долине Голубого Нила.

В следующем году Мухаммед Ахмед совершил путешествие в Кордофан и ознакомился с обстановкой в этой провинции. Когда в 1880 г. альКураши умер и Мухаммед со своими учениками прибыл в Эль-Массаламию, чтобы принять участие в строительстве его куббы (гробницы), последователи покойного шейха признали его своим религиозным главой [201, с. 41—43]. Здесь к нему поступили в ученики будущий халиф Абдалла, родом из племени тааиша (одно из племен баггара южного Дарфура), бывший свидетелем войн и восстаний на юго-западе Судана. Абдалла даже писал аз-Зубейру, когда тот завоевал Дарфур, что во сне видел его Совершенным Махди, а себя — его последователем, но аз-Зубейр не поддержал эту версию. Теперь Абдалла увидел Совершенного Махди в Мухаммеде Ахмеде.

Под влиянием Абдаллы он сам уверовал в свою священную миссию и посвятил в эту тайну своих учеников. Затем Мухаммед Ахмед предпринял (возможно, по совету Абдаллы) второе путешествие в Кордофан, встретился с местными мусульманскими духовными руководителями тарикатов Хатмийя и Исмаи лийя, «открылся» им, заставил их присягнуть себе на верность и ждать. Затем он вернулся на ов Аба, по пути «открываясь» местным шейхам племен и подразделений тарикатов; в горной твердыне, Такали, которая так долго сопротивлялась туркам, он «открылся» местному царю Адаму. В сущности, он вел теперь подготовку к восстанию. Вернувшись на ов Аба, Мухаммед Ахмед разослал своим последователям письма с призывом совершить в Рамадан паломничество на Абу [143, т. III, с. 121; 201, с. 43—46].

В Рамадан на острове собралось множество народа из ближних и дальних мест. Объявив себя махди, Мухаммед аль-Махди (как его теперь называли последователи) призвал всех мусульман к джихаду — священной войне против «неверных», к которым он относил и турок — «мусульман лишь по имени».

Момент для восстания был выбран удачно. В Египте марионеточное правительство Рийязпаши доживало последние дни перед революцией. Египетская армия не желала воевать против братского народа за интересы их общих врагов — европейцев. Кроме того, Рамадан 1298 г. хиджры (1881 г.) совпал в Судане с сезоном дождей, когда переброска войск на остров была затруднена [201, с. 47].

Власти Хартума, в первую очередь наместник Мухаммед Рауф, недооценили опасности. На подавление «бунта» был послан на пароходе отряд, разгромленный махдистами, вооруженными лишь палками и копьями. Однако руководители восстания понимали, что оставаться на ове Аба и ожидать прибытия нового, более сильного отряда карателей неразумно. Собрав своих сторонников, Махди повел их в Кордофан. Этим достигалось несколько.целей: во-первых, на ове Аба, в опасной близости от Хартума, восстание могло быть в зародыше подавлено, тогда как быстрый отход на окраину страны позволил избежать преждевременного столкновения с крупными правительственными силами и укрыться в горах Нуба; во-вторых, поход повстанческого отряда давал возможность наиболее действенной пропаганды джихада среди населения обширных территорий; в-третьих, в Кордофане махдисты могли объединиться с воинственными племенами баггара и горными нубийскими племенами, а также дружинами феодалов и купцов, переселившихся сюда из долины Нила; в-четвертых, из гор Нуба восстание было легко распространить на Дарфур и БахрэльГазаль — очаги сопротивления колонизаторам. Все эти цели были достигнуты. Свой поход махдисты осмысливали как повторение хиджры — переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. По пути они нанесли поражение одному из горных нубийских вождей и 31 октября 1881 г. достигли княжества ДжебельГедир, глава которого принял их гостеприимно [201, с. 48].

Джебель-Гедир стал центром освобожденного района, а горы Нуба — новой базой восстания. На его подавление вопреки запрещению хартумского наместника двинулся губернатор Фа шоды Рашид Айман с четырьмя сотнями солдат и тысячью вои новшиллуков, вооруженных копьями. Махдисты разгромили их на марше и захватили много оружия и боеприпасов; Рашид Ай ман был убит. Эта вторая победа над правительственными войсками значительно подняла престиж Махди среди окрестных племен [201, с. 48, 49].

Мухаммед Рауф теперь начал понимать серьезность угрозы, нависшей над турецким владычеством в Судане. Хотя правительственные силы здесь насчитывали до 40 тыс. солдат, наместник запросил помощи от Каира. Но там набирала силу национальная революция (лидеры которой во главе с Орабипашой собирались сослать в Судан сотни офицеров-черкесов), поэтому правительство хедива реагировало слабо. В марте 1882 г. Мухаммед Рауф был смещен, а в мае на его место из Каира был прислан Абд. альКадир Хильми, сириец родом. В период «междуцарствия» должность генерал-губернатора временно исполнял немец Гиглер. Для борьбы с Махди он стягивал отовсюду войска в провинцию Белый Нил. Эта армия численностью в 6 тыс. под командованием Юсуфа Хасана аш-Шиллали в конце мая предприняла наступление на Джебель-Гедир, но была уничтожена вместе со своим командованием; махдисты захватили столь необходимое им огнестрельное оружие [201, с. 50],

В письме, посланном к Махди накануне сражения, аш-Шиллали утверждал, что все последователи Мухаммеда Ахмеда — это баггара, бедуины и идолопоклонники (имелись в виду горцынубийцы) [143, т. III, с. 133—137; 201, с. 50]. К Махди присоединялись отряды бедных земледельцев и бедуинов; в 1882 г. для встречи с ним начали прибывать отдельные вожди арабских племен. После победы над ашШиллали Махди направил шейха воинственного племени ризейгат Мадиббу Али к его соплеменникам, дав ему титул амира и задание поднимать народ на джихад; теперь восстание охватило и Дарфур [201, с. 50].

Из уст в уста передавался призыв Махди не платить налогов туркам, а их самих убивать как «неверных» [201, с. 51].

Теперь махдисты перешли в наступление на нескольких направлениях одновременно.

Готовясь к походу на Кордофан, Махди послал к восставшим племенам этой провинции своего эмиссара, шейха племени ара кийин по имени Абдалла вад анНур. Он сумел объединить действия повстанцев так, что правительственные гарнизоны отдельных городов и укрепленных постов были блокированы. Махди установил связь и с лидером джаалийского купечества Эль Обейда, бывшим губернатором Кордофана Ильясом УммБирей ром, недовольным владычеством турок и христиан. Старые друзья Ильяса, шейхи бедуинских племен, уже примкнули к восстанию [201, с. 51].

В апреле — мае 1882 г. завершилось то, что позднее в тактике партизанской войны было названо «окружением городов восставшей деревней» в масштабах всей провинции Кордофан. Началось освобождение небольших городов. 20 апреля соединенные отряды племен взяли городок Абу-Хараз. Они успешно атаковали колонну правительственных войск, возвращавшуюся со сбора дани. В мае ополчение восставших племен во главе с Абдаллой вад анНуром нанесло ряд поражений армии губернатора и заставило ее отступить в ЭльОбейд. Такая же участь постигла правительственный отряд, выступивший из г. Бара. 25 мая племена северного Кордофана взяли г. Асхаф. В августе был взят г. Эт-Тайяра на востоке Кордофана и разбиты войска, посланные на помощь его гарнизону. Турецкий гарнизон г. Хур ши сам оставил этот город. Началась осада Бары и ЭльОбей да — последних оплотов власти хедива в Кордофане.

Теперь сам Махди с основными силами повстанцев прибыл под ЭльОбейд. Сюда же привели свои ополчения Абдалла вад анНур и альМанна Исмаил, взявший Эт-Тайяру. 5 сентября Махди послал к губернатору Мухаммеду Саидпаше парламентеров с предложением капитулировать, но тот приказал их повесить. Вечером в стан махдистов из осажденного города перешли торговцы джаали во главе с Ильясом УммБирейром. Через три дня была предпринята неудачная попытка штурма, стоившая плохо вооруженным повстанцам огромных потерь (в частности, погибли два брата Махди).

Это заставило Махди приступить к организации регулярной армии джихада—джихадии, вооруженной захваченным у турок оружием—до этого оно без дела хранилось на складе в Джебель Гедире. В джихадию зачислялись базингиры и пленные солдаты правительственных войск, которые в большинстве своем были новообращенными мусульманами горноиубийских и нилотских племен. Основной боевой единицей джихадии был полк под командованием амира. Полк делился на пять сотен. Каждая из них делилась на пять взводов, или мукаддамий, по 20 солдат. Полки объединились в бригады под командованием главных амиров (амир Аль-Умара), бригады — в один из трех корпусов под командованием халифа. Каждый из корпусов имел знамя особого цвета: черное, зеленое и красное. Кроме пехотных, или стрелковых, полков новообращенных мусульман (прежних невольников) в повстанческую армию входили пехотные и кавалерийские сотни членов арабских и неарабских, кочевых и оседлых племен.

Джихадия составила ядро махдистской армии и вместе с ополчениями племен продолжила осаду Бары и ЭльОбейда. Попытки правительственных войск снять осаду Бары не достигли цели. Потеряв командира и половину состава убитыми, они прорвались в город, но лишь увеличили собой число ртов в голодающем гарнизоне. Один из жителей сам поджег свой дом, чтобы вызвать пожар, в котором погибли запасы продовольствия. Голодные солдаты заставили командующего гарнизоном капитулировать (6 января 1883 г.). Менее чем через две недели его примеру последовал умиравший от голода гарнизон Эль Обейда. Солдаты-суданцы присоединились к повстанческой армии и были включены в джихадию; египтяне тоже примкнули к Махди [115, с. 56—58; 117, с. 20—22; 201, с. 5057; 247,. с. 38—42].

Еще 14 сентября 1882 г. сдался махдистам правительственный гарнизон Диллинга (в горах Нуба). Теперь вся провинция Кордофан, горы Нуба и южный Дарфур составляли освобожденный район, столицей которого стал ЭльОбейд. Губернаторский дворец и другие правительственные здания были заняты Махди, его тремя халифами (заместителями) и приближенными, составившими ядро администрации повстанческого государства. Эти здания были очищены не только от прежнего персонала, но и от документации: в огонь были брошены все, в том числе налоговые, документы хедивской администрации, денежные расписки, контракты торговых фирм, займовые обязательства и пр. Для снабжения армии было учреждено казначейство (бейт-альмаль), куда поступала вся военная добыча, в том числе сокровища Мухаммеда Саидпаши, выданные его слугой [201, с. 56, 57].

Поведение этого слуги, равно как и жителя Бары, который поджег свой дом, примечательно. Они, как и большинство простых суданцев, беззаветно последовали призыву Махди. На первом этапе махдистского восстания, как позднее вспоминал ближайший соратник и преемник Махди халиф Абдалла Мухаммед, их сторонниками были бедняки, крестьяне: «Люди стекались к нам массами; они были бедны и искали у нас поддержки; богатые же и зажиточные избегали нас» [71, с. 134].

В «джебельгедирский», а еще больше в «кордофалский» период Махди заключает союз с феодальной верхушкой горноиу бийских и арабских племен. В Кордофане союз с массами скотоводов-кочевников, крестьянством и племенной феодальной 3‘на тью укрепляется; устанавливается союз с городским населением, прежде всего с торговцамиджеллябами. К движению присоединяются образованные горожане. Даже некоторые левантинцы (в их числе сириецхристианин Джурджи Истамбули и др.) и европейцы принимают ислам и объявляют себя последователями Махди.

С помощью горожан махдисты создали повстанческое государство. Пленные египетские солдаты были приняты в махдистскую армию, но ружей им не доверили. Однако в артиллерии служили египтяне.

Пока в Кордофане формировалась махдистская армия, а в Хартуме концентрировались правительственные войска для борьбы с ней, повстанцы открыли новый фронт непосредственно к югу от столицы и отвлекли на него карателей. Махди послал своих эмиссаров в долину Белого Нила, которые подняли здесь несколько восстаний. Трехтысячный отряд повстанцев во главе с Амиром альМакашифом (брат которого, влиятельный факих Ахмед альМакашиф, отправился в стан Махди) в апреле 1882 г. едва не захватил Сеннар. В середине года он потерпел поражение. Но в это время восстание охватило район г. Дуэйм, который освободил от осады сам Гиглер, прибывший с войсками из Хартума. На западе Гезиры во главе восстания встал местный фа ких Фадлалла вад Кирриф. Его отряд в конце декабря разгромил посланные против него правительственные войска. В это время уже упомянутый Ахмед аль-Макашиф, прибывший по приказу Махди в ЭльГезиру, перебазировал повстанческие силы в долину Голубого Нила севернее Сеннара, отрезав его от Хартума. Положение здесь было настолько серьезным, что в ЭльГезиру (а не в Кордофан, где еще не капитулировали гарнизоны Эль-Обейда и Бары) с основными правительственными силами прибыл сам хукумдар Абд аль-Кадир. В течение января и февраля он усмирял восстание в Эль-Гезире и с победой вернулся в Хартум; но здесь его уже ждал новый, назначенный на его место хукумдар черкес Алааддин Сиддик [67, с. 37, 38; 90, с. 58—61].

Отвлекая на себя войска наместника, повстанцы Эль-Гезиры обеспечивали победу своим братьям в Кордофане. Что касается правительственного лагеря в Судане, то в нем смена командования позволила махдистам выиграть дополнительно несколько месяцев для укрепления своей армии и расширения зоны восстания.

В Дарфуре восставшие арабские племена блокировали административный центр этой провинции г. ЭльФашер и другие города. Земледельцы-фуры также восстали, но они, как и в 1880 г., желали восстановления Дарфурского султаната. Претендентом на престол и руководителем повстанцев был Абдалла Дуд Банджа, двоюродный брат и соратник Xapvna ар-Рашида [199, с. 4].

Весной 1883 г. началось восстание племен динка провинции Бахрэль-Газаль, к которому вскоре примкнули восточные динка, а затем и нуэры, а также другие нилотские народы. Динка захватили ряд правительственных постов и грозили изолировать южные провинции от Хартума.

В мае 1883 г. Махди послал знатного суакинского купца Османа Дишу (в прошлом члена тариката Мадждубийя) на восток Судана, откуда он был родом, поднимать на восстание беджа и другие этносы. К этому времени хартумские власти вывели отсюда большую часть правительственных войск, которые были использованы для военных действий в Гезире. Амир аль умара Осман Дигиа сумел вовлечь в восстание своего бывшего наставника шейха атТахира альМадждуба и его последователей,. членов тариката Мадждубийя, в частности вождей ха депдава; ко руководители Хатмийи отказались к нему примкнуть. Под руководством Османа Дигны на востоке были созданы еще одна повстанческая армия и освобожденный район [177; 201, с. 73; 205; 229, с. 106 и сл.].

Повстанцы разрушали телеграфные линии, как это они делали в Кордофане и Гезире. Хартумские власти не получали своевременно сведений об обстановке в провинциях; даже известия о капитуляции Бары и ЭльОбейда дошли до них лишь спустя месяц. В то же время махдисты через своих агентов регулярно получали информацию о положении в Хартуме и других городах в провинциях. Эмиссары Махди проповедовали джихад под носом у турецких властей [201, с. 58].

Хотя революционное движение в Египте было подавлено еще осенью, Англия и марионеточное каирское правительство медленно накапливали в Хартуме войска (в основном состоящие из египетских солдат, сосланных в Судан за участие в революции), которые должны были подавлять суданское восстание. Главнокомандующим войск хедива в Судане был назначен египетский генерал черкес Сулейман Ниязи, начальником штаба — английский полковнику. Хикс. С ними прибыло много офицеров — черкесов и европейцев. В конце апреля 1883 г. Хикс нанес поражение повстанцам Гезиры; в бою был убит Ахмед аль-Макашиф. В мае—августе обе стороны собирали силы. 8 сентября Хикс и хукумдар Ала адДии с 8тысячной армией, 2 тыс. погонщиков и 5 тыс. верблюдов выступили из столицы в поход на Кордофан. 24 октября они достигли ЭрРахада, где почти неделю напрасно ждали, что к ним присоединится со своим войском Адам, царь Такали. Но такалийцы не пришли, зато из армии Хикса началось дезертирство.

К этому времени моральный дух участников похода упал до предела.: Хикс постоянно ссорился с Ала адДином и его заместителем Хусейном Мазхаром; солдатыегиптяне и офицеры-черкесы не хотели воевать за британские интересы. Командование не имело никакого представления о противнике, тогда как разведка махдистов доносила о каждом шаге карателей, а племена, по территории которых проходил экспедиционный корпус Хикса, получали послания от Махди с призывом к джихаду. Конные отряды махдистов засыпали колодцы, сжигали посевы, эвакуировали население с мест, лежавших на пути карательного корпуса. Махди строго запретил командирам этих отрядов вступать в решительное сражение с противником до соединения всех своих сил. 1 ноября он с главным войском повстанцев выступил из ЭльОбейда навстречу Хиксу. Через два дня махдистская джихадия обстреляла передовую колонну египетских войск. На следующий день махдисты повторили атаку, а 5 ноября окружили и почти полностью уничтожили весь корпус Хикса. В сражении погибли сам Хикс, Ала адДин, Хусейн Маз хар и все офицеры, а также корреспонденты лондонских газет, готовившиеся описать победы Хикса над Махди [201, с. 62].

Эта победа махдистов произвела огромное впечатление и в Судане, и в Египте, и в Лондоне, а также в странах Магриба и Аравии. Из Туниса, Марокко и Хиджаза к Махди прибывали люди, чтобы из его уст узнать его учение [201, с. 65]. Суданцы целыми племенами присоединялись к восстанию.

В декабре 1883 г. прекратили сопротивление правительственные гарнизоны Дарфура. Капитуляцию подготовил двоюродный брат предводителя восстания Мухаммед Халид Зугаль. Он поя вился в Дарфуре сразу же после присоединения его к Египетскому Судану в качестве бродячего торговца. В 1879 г. Мухаммед Халид получил пост губернатора Шакки и должен был участвовать в подавлении восстания Сулеймана вад аз-Зубейра.. По поручению Слатина он, после того как Кордофан стал мах дистским, а Дарфур был изолирован, ездил в ЭльОбейд и вел переговоры о капитуляции. В результате большинство суданско египетских солдат и даже офицеров дарфурских гарнизонов влилось в состав махдистской армии. Амиром Дарфура стал Мухаммед Халид.

В октябре—декабре 1883 г. отряды Осмаиа Дигны одержали ряд побед над египетскими войсками, пытавшимися пробиться из Суакина в осажденные города Синкат и Токар, а в феврале: 1884 г. разбили отряд из более чем 3600 солдат, которым командовал англичанин В. Бейкер (брат С. Бейкера). За этой победой последовало взятие повстанцами Синката и Токара, хотя соединенные англоегипетские войска в конце февраля и в марте нанесли им два тяжелых поражения. На юге динка в январе 1884 г. заставили губернатора БахрэльГазаля Ф. М. Лаптона укрыться в ДеймЗубейре. Его солдаты и даже офицерегиптянин дезертировали и присоединились к махдистам [203,. с. 70, 71].

Хедивское правительство хотело любым способом сохранить Судан, но не имело ни войск, ни денег для подавления махди стского восстания. Англичане же решили воспользоваться отделением большей части Судана (кроме долины Нила, где еще оставались египетские гарнизоны, и Суакина, где уже распоряжалось британское военное командование), чтобы единовластно утвердиться на этой огромной и стратегически важной территории и вместе с тем получить дополнительную возможность для оказания давления на Египет. С этой целью они добились от египетского правительства согласия на «временный» вывод его войск и администрации из Судана (на смену им срочно перебрасывались войска Британской империи) и назначение уже известного нам Ч. Дж. Гордона хукумдаром с чрезвычайными, полномочиями. Если в 1879 г. его назначение было встречено глухим недовольством местного населения, то теперь оно воспринималось как вызов мусульманам-суданцам, поднявшимся на священную войну.

Направляясь в Судан, Гордон взял с собой своего соотечественника шотландца лейтенант-полковника Дж. Д. Стюарта, уже служившего в Судане в 1882 г., и наследника дарфурского престола Абд аш-Шакура, которого он собирался сделать вассальным правителем Дарфура. По дороге в Хартум новый хукум, дар назначил правителем объединенных провинций Донгола и Бербер энергичного арабского вождя Хусейна Халифу, который нячал собирать на войну с Махди ополчение своих соплеменни ковабабде и других арабских племен Верхнего Египта и Северного Судана. Это было частью политики Гордона, стремившегося привлечь старую аристократию [201, с. 84].

Прибыв в Хартум в феврале 1884 г., Гордон выступил с широковещательными заявлениями, в которых критиковал прошлые действия турецких властей, говорил о решительном повороте к новой политике «исправления зла», значительном снижении налогов, охране собственности суданцев, в том числе собственности на рабов и пр. В столице Судана был создан совещательный орган —совет двенадцати знатных горожан. По мысли Гордона, арабский Судан должен был стать полунезависимым от Египта (но зависимым от Англии) владением; отдельные его части (Дарфур, Кордофан, Такали и др.) управлялись бы вассальными султанами; самому Махди было предложено стать таким «султаном Кордофана». Что касается нилотского и центрально-африканского Юга, то он выделялся в особое владение. Войска Британской империи и Египта должны были удер. жать ключевые пункты на суданской территории.

Однако все эти попытки окончились неудачей. Восстание ширилось, охватывая новые области. 26 мая 1884 г. махдисты штурмом взяли г. Бербер; связь Хартума с Египтом была прервана. На юге махдистский эмир Карамалла 20 апреля 1884 г. вынудил капитулировать губернатора Ф. М. Лаптона и предложил сдаться Эминпаше, губернатору Экваториальной провинции. Гарнизоны нескольких военных постов на севере провинции перешли на сторону махдистов в июне; остальные колебались и готовы были последовать их примеру. В Дарфуре сторонники восстановления старой династии потерпели поражение, а их глава Абдалла Дуд Банджа попал в плен. Это высвободило значительные силы махдистов.

В августе Гордон попытался перейти в наступление против махдистов, даже на время оттеснил их от Хартума, но в начале сентября был разбит. В это время Махди во главе 40тысячной армии уже двигался к столице и в октябре осадил ее.

Французский журналист-социалист, участник Парижской Коммуны О. Пэн горячо сочувствовал борьбе повстанцев махдистов против коварного Альбиона. В 1884 г. он сумел проникнуть в Судан, чтобы взять у Махди интервью. Но Махди не понял его намерений, не понял и сущности европейских социалистических учений. Однако он позволил О. Пэну присоединиться к его армии и сопровождать ее из Эль-Обейда к Хартуму. В это время Пэн умер. Его смерть, которую во Франции объясняли ¦английскими интригами, вызвала волну возмущения действиями англичан в Египте и Судане и сочувствие к махдистам [199, сс. 301].

Из Египта на помощь Гордону двигался британский экспедиционный корпус Г. Дж. Уолсли, будущего фельдмаршала. 5 октября он достиг г. ВадиХальфа, в конце декабря — г. Корти. При дальнейшем продвижении корпус разделился: одна колонна, под командованием генерала У. Игла, двинулась вверх по Нилу, другая, под командованием генерала X. Стюарта, — через пустыню Байюда на ЭльМетемму. 17 января у колодцев Абу Тулейх ее встретили отряды махдистов, которые привели сюда амиры Мухаммед альХейр и Али Саад. В ожесточенном сражении махдисты были разбиты. Через два дня у ЭльКуббы, близ ЭльМетеммы, произошло второе сражение, также выигранное англичанами, но ценой гибели X. Стюарта [199, с. 38, 345; 201, с. 94]. Такая же участь постигла У. Игла, колонна которого выиграла сражение с махдистами у Кирбикана [199, с. 118]. Взяв ЭльМетемму и расположенный южнее ее поселок Губат (куда Д)анее Гордон выслал навстречу англичанам четыре парохода), новый командир южной колонны Ч. Уилсон не решился продолжить наступление на Хартум (до которого оставалось меньше 200 км) без подкреплений.

Руководители же махдистов не теряли времени зря. На случай наступления англичан на берегах Нила в Хальфайе и Хур Шамбате (соответственно к северу от Омдурмана и Хартума) были воздвигнуты укрепления, с которых повстанцы должны были обстреливать пароходы и баржи врага. 5 января, с согласия Гордона, командир омдурманского гарнизона суданец Фа раджалла Раджиб капитулировал, так как исчерпал запасы боеприпасов и продовольствия. Сдавшихся солдат, офицеров и самого Фараджаллу Махди принял в свое войско [199, с. 124; 201,. с. 93, 94]. Получив известие о занятии англичанами Губата, военный совет махдистов принял решение о немедленном штурме Хартума, и в ночь на 25 января город был взят. Хотя Махди приказал щадить тех, кто сдается в плен, во время штурма и на следующий день было убито множество европейцев (среди них — Гордон), турок и суданцев, сотрудничавших с ними, в том числе улемов, известных своей враждебностью к махдизму; некоторые, как бывший губернатор Бахрэль-Газеля Али Муса Шауки, покончили с собой, застрелив своих жен и детей. Однако большая часть мирного населения оставалась в живых, среди них (что весьма характерно) европейские ремесленники и несколько богатых купцов, не только мусульман, но и христиан и евреев [199, с. 28, 50, 78, 173, 174, 187].

На третью ночь к Хартуму с потушенными огнями подошли посланные Уилсоном на разведку два парохода; англичане увидели, что опоздали [201, с. 96]. Узнав об этом, Уилсон приказал отступать на север, на соединение с основными британскими силами.

30 января Махди с триумфом вступил в Хартум. Теперь большая часть страны и ее столица находились в руках повстанцев. Интервентам, войска которых в Судане (включая Суакин и Кассалу) насчитывали около 10 тыс. солдат, противостояла в несколько раз более многочисленная армия суданского народа, закаленная в боях, вооруженная захваченным у врага оружием, воодушевленная идеями борьбы за родину и веру.

21 апреля 1885 г. британский парламент принял решение «не предпринимать какихлибо дальнейших наступательных операций в Судане». Поэтому было свернуто начатое англичанами

3 апреля наступление в районе Суакина, а с мая британские и египетские войска начали покидать Нубию. В июне лишь несколько пунктов на окраинах Судана еще не перешли под контроль махдистов.