Книги, статьи, материалы /ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время /Авторитарный режим Джаафара Нимейри

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо от US 1350

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время Авторитарный режим Джаафара Нимейри

Авторитарный режим Джаафара Нимейри

Начало революционной деятельности демократически настроенного младшего и среднего офицерства в Судане относится к периоду 50-х годов. Под влиянием египетской революции 1952 г. в стране была также создана нелегальная организация «Свободные офицеры», структура которой во многом имела сходство с египетской. Организацию возглавили офицеры суданской армии братья Кибайда — Якуб, майор восточного арабского корпуса, и Абд арРахман, майор западного арабского корпуса [224, с. 235], а также другие военные — выпускники как египетских, так и суданских военных колледжей.

После достижения Суданом независимости идейные концепции армейской интеллигенции претерпели определенные изменения: проегипетский юнионизм уступил свое место суданскому национализму. Это снискало молодым офицерам поддержку демократических гражданских организаций. Во второй половине ‘50-х годов члены группы братьев Кибайда стали называть себя «Офицерами чести», или «Благородными офицерами» ( «Аддубат ашшурафа»), желая тем самым подчеркнуть различия между ними и египетскими «Свободными офицерами» ( «Аддубат альахрар»). Однако изобретенное братьями Кибайда название за группой не закрепилось. Ее попрежнему именова. ли «Свободными офицерами» [224, с. 329],

Группа братьев Кибайда и другие офицерские организации весьма скептически относились к парламентским институтам власти, созданным в отсталом Судане по образцу развитых европейских стран. Причиной этого недовольства стал непоследовательный характер мероприятий, проводимых правительствами традиционных партий. Они действовали в интересах феодально-мусульманской верхушки северо-суданского общества и практически не повышали жизненный уровень подавляющего большинства населения. Группа братьев Кибайда делала ставку на переход к военной форме правления, по крайней мере сроком до пяти лет, в течение которых могли бы быть внесены изменения в социально-политические структуры Судана с учетом этнокультурной и религиозной ситуации в стране. Группа плани ровала совершить переворот 14 июня 1957 г. Однако накануне этой даты несколько заговорщиков во главе с Абд ар-Рахма ном Кибайдой были арестованы, в их числе оказался и майор суданской армии Джаафар Нимейри [224, с. 235].

Возрождение нелегальной организации «Свободные офицеры» относилось к началу 60-х годов. Из прежнего руководящего состава в ней остались лишь Дж. Нимейри и майор Фарук Хамадалла. Заметную роль в восстановлении организации сыграла СКП, одним из направлений деятельности которой была «пропагандистская работа среди военных». Начиная с 1961 г. ‘СКП предоставила «Свободным офицерам» возможность печатать в подпольной типографии компартии свои воззвания и листовки, выходившие под заголовком «Сауталькувват аль мусалляха» ( «Голос вооруженных сил») [224, с. 237].

Во время пика анти-аббудовского движения в октябре 1964 г. руководители как традиционных партий, так и СКП с большим недоверием относились к усилению политической активности любой армейской группировки из опасения, что военные захотят взять власть в свои руки. Вне зависимости от идеологических ориентиров, целей и тактических установок эти армейские группировки ассоциировались со скомпрометировавшим себя военным режимом.

В конце 60-х годов группа офицеров во главе с полковником Нимейри, занимавшим в 1967—1969 гг. должность начальника Гебейтского военного колледжа, начала вплотную заниматься подготовкой к захвату власти в стране. Действовала разветвленная сеть организации «Свободные офицеры», которая имела влияние в частях и подразделениях, сосредоточенных в районах тройственной столицы. Помимо этого, «Свободные офицеры» активно набирали кадры для нелегальной работы в войсках. Осенью 1968 г. в Хартуме под руководством Нимейри был образован Комитет по подготовке революции, состоявший из 20 офицеров. Этот орган разрабатывал стратегию и тактику организации «Свободные офицеры» во время военного переворота и в последующий за ним период. За образец был принят переворот совершенный в Египте 23 июля 1952 г. По аналогии с египетским Советом руководства революцией решили создать Совет руководства революцией (СРР) и подотчетное ему правительство.

Важнейшим вопросом являлся поиск союзников при формировании новой структуры власти. По замыслу Нимейри, которому в случае успеха надлежало встать во главе нового режима, «руководство не должно было иметь чисто военное лицо». Поэтому в декабре 1968 г. «Свободные офицеры» обратились к видному суданскому юристу Бабикеру Авадалле с предложением возглавить правительство и быть представителем демократических гражданских организаций в будущем СРР. Выбор пал на Авадаллу не случайно: в 60-е годы он являлся крупной политической фигурой и снискал себе симпатии левых сил после того, как в 1967 г. ушел с поста министра юстиции в знак протеста против принятия суданским парламентом решения о запр щениии деятельности СКП.

В конце марта 1969 г. был окончательно разработан план захвата власти в Судане. Переворот планировалось приурочить к проведению в конце мая танковых учений в районе севернее Омдурмана. В середине апреля заседал Комитет по подготовке революции, на котором присутствовало 13 человек. На повестке дня стоял вопрос об осуществлении военного переворота в один из дней проведения танковых учений. Мнения разделились: семь членов комитета проголосовали против, аргументируя свою позицию неготовностью народных масс поддержать переворот, а также отсутствием непосредственных контактов с профсоюзами и другими прогрессивными организациями. «Семерка» опасалась возможной неудачи переворота, которая неминуемо могла бы повлечь за собой жестокие репрессии властей в отношении демократических сил. Среди тех, кто решительно возражал против переворота, были полковник Бабикер ан-Нур, поддерживавший тесные контакты с коммунистами, и весьма далекие от симпатий к СКП деятели, такие, как майор Абу ал-ьКасим. Хашим и майор Салах Абд аль-Ааля [224, с. 331].

Проигравшая «шестерка» была вынуждена согласиться с мнением большинства. Вместе с тем она пошла на это лишь для. того, чтобы не допустить утечки информации. Шесть членов комитета, в числе которых были полковник Джаафар Нимейри, майоры Халид Хасан Аббас, Абу альКасим Мухаммед Ибрагим, Маамун Авад Абу Зейб, Зейн аль-Абдин Абд аль-Кадир и Фарук Хамадалла (в 1965 г. он был уволен из армии), в строгой тайне от других руководителей суданских «Свободных офицеров» наметили совершить переворот в ночь с 24 на 25 мая [224, с. 240]. Он был спланирован самым тщательным образом, п действия по его осуществлению были настолько точными и решительными, что к четырем часам утра все ключевые объекты Хартума, Омдурмана и Северного Хартума без кровопролития оказались под контролем организаторов переворота. Председатель Верховного государственного совета И. аль-Азхари, бывший премьер-министр М. А. Махджуб и члены его правительства, а также руководящие деятели вооруженных сил и службы безопасности были арестованы. Совет руководства революцией (СРР) был объявлен высшим органом государственной власти в стране, которая с того момента приняла официальное название Демократическая Республика Судан (ДРС).

В состав Совета вошли девять военных и один гражданский представитель. Его председателем стал Джаафар Нимейри, которому было присвоено звание генералмайора суданской армии. Одновременно он занял пост главнокомандующего вооруженными силами страны. Помимо шести офицеров, непосредственно готовивших переворот, по настоянию Нимейри в СРР также вошли Бабикер анНур и Хашим альАлта, которых поддерживали суданские коммунисты, и майор Абу альКасим Хашим, имевший сильные позиции среди арабских националистов и насе ристов. Десятым членом Совета стал Бабикер Авадалла, незадолго до начала переворота давший свое согласие участвовать в нем. В тот же день было сформировано правительство, которое в соответствии с достигнутой ранее договоренностью возглавил Авадалла. 28 октября 1969 года Дж. Нимейри занял пост премьер-министра, а Б. Авадалла был назначен заместителем председателя СРР, министром иностранных дел и юстиции. Переворот и последовавшие за ним события вошли в историю Судана под названием «майская революция» 1969 г.

Желание нового руководства привлечь на свою сторону средние слои города и деревни, национальную буржуазию и новую политическую элиту (не связанную со старым истеблишментом родственными связями и не участвовавшую в политических мероприятиях прежних режимов) и в то же время не потерять влияния среди левых сил поставило армейских демократов перед необходимостью прибегнуть к тактике политического ма меврирования, а в теоретическом плане к эклектическому заимствованию отдельных концептуальных положений и установок. из идеологических платформ как баасистов, насеристов, троцкистов и коммунистов, так и буржуазнонационалистического блока. В многоукладном суданском обществе был найден временный компромисс между противоречивыми социальными интересами различных слоев населения. Нимейри стремился в. кратчайшие сроки создать себе ореол вождя революции. Оперируя эгалитаристскими лозунгами и социалистической фразеологией в процессе осуществления политических и социальноэкономических реформ, он сумел заручиться поддержкой политических и профессиональных организаций рабочего класса, крестьянства, мелкой буржуазии, средних городских слоев. Его основной. задачей было не допустить реставрации власти прежних политических группировок и традиционных партий. В то же время Нимейри испытывал определенные опасения, связанные с тем, что коммунисты и другие представители левых сил по мере осуществления радикальных мероприятий смогут усилить свои позиции в государственном аппарате.

После 25 мая 1969 г. в Судане была запрещена деятельность всех политических партий. Это относилось прежде всего к традиционным партиям и правым группировкам: их имущество было подвергнуто конфискации, газеты и журналы правой ориентации были закрыты, а многие видные деятели правящих и привилегированных групп прежнего режима — арестованы. Эта ;участь постигла председателя партии Аль-Умма С. альМахди, лидера ФИХ X. атТураби и других руководителей. Под контроль. государства была поставлена деятельность крупных тарикатов. Суданские коммунисты, вынужденные с декабря 1965 г. находиться на нелегальном положении, после майской революции получили возможность действовать полулегально. Они начали свободно издавать свою газету «АльМайдан» и участвовать в работе высших и местных органов власти. Несколько членов ЦК СКП вошли в состав суданского правительства. В то же время военное руководство отказалось снять юридический запрет на деятельность компартии и препятствовало организационному закреплению СКП в новой структуре власти.

Программа нового режима, изложенная в выступлениях Нимейри и Авадаллы по суданскому радио 25 мая, имела отчетливо выраженный национальнодемократический характер. В международном плане в ней делался упор «на борьбу против империализма, неоколониализма, сионизма и местных консервативных сил, виновных в социальноэкономической и культурной отсталости Судана». Новые суданские лидеры заявляли, что их целью является обеспечение экономического роста на основе некапиталистических приоритетов развития и достижение социальной справедливости для всех трудящихся Судана. Решить поставленные задачи руководство рассчитывало благодаря укреплению и расширению торговых и экономических отношений с социалистическими и арабскими странами, усилению государственного сектора, поэтапному вытеснению иностранного частного капитала из экономики страны. В то же время предполагалось поощрять развитие национального частного капитала и привлекать его для осуществления планов экономического развития страны. При заключении финансовокредитных соглашений правительству ДРС было разрешено брать долгосрочные займы и. только под низкий процент [225, с. 242—243].

Руководители майской революции стремились создать структуру власти, качественно отличную от предшествовавшей, кадры для которой подбирались бы из числа преданных режиму сторонников, получивших экономическую и политическую выгоду в результате майской революции. Прежние правящие и привилегированные группы суданского общества из состава тради ционалистскоконсервативного блока сначала были изолированы, а затем вытеснены с политической арены конгломератом новых сил. Под руководством СРР летом — осенью 1969 г. происходили интенсивные чистки в высшем армейском эшелоне и в государственном аппарате, откуда были устранены наиболее коррумпированные и реакционные элементы. В конце июня 1969 г. СРР принял декрет о ликвидации органов «племенной администрации» в провинциях Хартум, Северная, Голубой Нил. Предпринимались шаги по реорганизации системы органов местной власти, в состав которых вошли представители демократических сил.

В июне—июле 1969 г. в Хартуме, Омдурмане, Вад-Медани,. Порт Судане и других городах страны по призыву Генерального совета ВФРПС проходили многотысячные манифестации в поддержку нового режима. Между представителями правительства и активистами отраслевых профсоюзов начались переговоры по коренным вопросам, затрагивавшим интересы рабочего класса: обеспечение права на труд, ограничение произвола предпринимателей, стабилизация розничных цен и др. Была образована представительная комиссия по пересмотру трудового и рабочего законодательства в составе 82 человек. Ее возглавили сопредседатели — министр по делам труда Таха Баашар и генеральный секретарь ВФРПС Шафиа Ахмед ашШейх. Итогом работы комиссии стала разработка всеобщего закона о труде и нового рабочего законодательства, которые были утверждены декретом СРР 24 ноября 1970 г. Для снижения напряженности на потребительском рынке было проведено упорядочение цен на основные продукты питания и промышленные товары. Все эти меры, предпринятые правительством Судана, способствовали снижению социальной напряженности и достижению некоторой консолидации между руководством СРР и населением.

В конце 1969 г. — середине 1970 г. правительство Дж. Нимейри приступило к решению своей главной экономической задачи— вытеснению иностранного частного капитала и укреплению государственного сектора в экономике страны. Первым шагом в этом направлении было упорядочение внешнеторговых операций. Правительство ввело государственную монополию на импорт некоторых товаров и услуг. Постановлением от 16 октября 1969 г. учреждались две государственные компании: первая — по импорту сахара, джута, химических веществ и удобрений и вторая — закупке приборов, оборудования, автомашин и медикаментов из-за рубежа [224, с. 243].

9 мая 1970 г. СРР принял специальный акт о наложении секвестра на собственность крупных суданских промышленников и торговцев, чья предпринимательская деятельность наносила ущерб интересам нового режима. На основании этого документа в последующие месяцы происходила национализация собственности примерно 40 крупных (по суданским масштабам) предприятий, принадлежавших суданцам и находившихся в совместной с иностранным капиталом собственности. В государственную собственность перешли «Осман Салих и сыновья», «Компания Садыка Абу Агла», «Джозеф Кавати и сыновья», «Ликос Ма алуф продактс», «Азиз Кафури компани» и другие предприятия и коммерческие учреждения [224, с. 243].

В конце мая в Судане была развернута широкая пропагандистская кампания по борьбе с иностранным частным капиталом, деятельность которого признавалась суданским правительством враждебной общественным интересам. Были организованы государственные сельскохозяйственные фермы по выращиванию сахарного тростника в ХашмэльГирбе, овощей и фруктов для консервных заводов в Вау и Карейме. 25 мая 1970 г. в ознаменование годовщины майской революции было объявлено о национализации семи иностранных банков, в том числе крупнейшего из них — английского «Барклайз Бэнк». В мае—июне 1970 г. происходила национализация страховых компаний многих промышленных и торговых фирм, принадлежащих иностранцам, были введены государственная монополия на торговлю основными экспортными товарами и лицензирование импорта. Подверглись национализации известные торговые компании «Судан меркантайл», «Геллатли ханки», «Компания химической промышленности», «Джордж Доптоглон энд компани» и др. [224, с. 244].

В результате проведенных мероприятий количество предприятий государственного сектора в промышленном производстве страны возросло с 7 до 25%. Около 30% общего объема внешнеторговых операций приходилось на долю государства против 15—20% в предшествующие годы [81, с. 175]. Кроме того, государство стало единственным собственником железнодорожного, морского и авиационного транспорта в стране. Оно владело почти 98% основного земельного фонда, объектами инфраструктуры, ирригационными системами.

Произошли заметные изменения в жизни населения хлопководческих районов. Правительственным постановлением от 14 июня 1969 г. была аннулирована задолженность крестьян Эль Гезиры, равная 7 млн. суд. ф. Новое руководство установило определенный контроль над частными хлопководческими хозяйствами.

Важное экономическое и политическое значение имела предпринятая осенью 1969 г. конфискация земли и другой недвижимой собственности двух крупнейших религиозных кланов аль Махди и альМиргани (в провинциях Хартум, Кордофан и др.).

В марте 1970 г. Дж. Нимейри объявил о намерении провести реприватизацию частных хлопководческих хозяйств в долинах рек Белый Нил и Голубой Нил, а в 1971 г. — разработать закон об аграрной реформе, который должен был распространяться также на все частные хозяйства на государственных землях [81, с. 179]. В проекте реформы предусматривалось создание специального правительственного органа, в ведение которого перешли бы частные поместья, созданные на арендуемой у государства земле. Однако намеченные в области сельского хозяйства преобразования не были полностью реализованы. С одной стороны, правительство не имело целостной концепции аграрной реформы, что нашло свое подтверждение в разрозненных и непоследовательных мероприятиях в сфере частного землевладения, а также в разногласиях по поводу закона о повышении доходов арендаторов и наемных рабочих в сельском хозяйстве. С другой стороны, основные мероприятия правительства Нимейри, осуществленные в 1969—1971 гг., не привели к существенному подрыву экономических позиций традиционной мусульманской и феодальной верхушки, что давало ей возможность взять реванш при возникновении благоприятной ситуации.

Претворяя в жизнь провозглашенный Нимейри «некапиталистический путь развития», правительство при содействии советских экспертовплановиков разработало пятилетний план экономического и социального развития страны на период 1970/711974/75 гг. Особый упор делался на строительство новых и реконструкцию старых предприятий государственного сектора. Планом намечалось значительное увеличение капиталовложений по линии госсектора в промышленность, сельское хозяйство и инфраструктуру [81, с. 181].

Во внешней политике Демократической Республики Судан также произошли заметные изменения. Особое внимание новое руководство уделяло проблеме арабского единства, основной акцент при этом делался на создании «союза на антиимпериалистической основе, на базе сохранения и укрепления прогрессивных режимов в арабских, странах» [131, с. 62]. 28 декабря 1969 г. в Триполи состоялась встреча председателя Совета революционного командования Ливии М. Каддафи, президента ОАР Г. А. Насера и Дж. Нимейри. По итогам переговоров было подписано коммюнике, получившее название «Триполийская хартия», в котором содержалась идея объединения трех государств а также оговаривались конкретные мероприятия по ее

осуществлению. 20 апреля 1970 г. между тремя этими странами было заключено Соглашение об экономической интеграции, а

8 ноября 1970 г. была принята «Каирская декларация» о создании Федерации арабских республик (ФАР) в составе Египта, Ливии и Судана. Этот документ в дальнейшем вызвал резкие разногласия между членами СРР и привел к столкновению группировки Нимейри с руководством СКП.

Правонационалистические партии и мусульманские фундаменталисты были застигнуты врасплох переворотом 25 мая 1969 г. Под натиском национальнодемократических сил они. оказались изолированными, лишенными массовой социальной опоры. Будучи не в состоянии организовать мощное вооруженное сопротивление новому режиму, но не смирившись с поражением, они прибегли к саботажу, к попытке дезорганизовать, экономический механизм, дестабилизировать государственные структуры. В начале 1970 г. в Джидде (Саудовская Аравия) состоялась встреча представителей суданских группировок и организаций, находившихся за границей, на которой лидером эмигрантской оппозиции Суданского национального фронта был избран бывший министр финансов, член руководства ЮДП Шериф альХинди.

В Южном Судане возобновились вооруженные выступления сепаратистов. Это было связано с увеличением поставок оружия и другой материальной помощи, оказывавшейся странами Запада, монархической Эфиопией, а также различными миссионерскими организациями. Эти силы, и прежде всего император Эфиопии Хайле Селассие I, стремились сорвать намеченный правительством Нимейри курс на упрочение арабского единства и интеграцию с ОАР и Ливией.

26 марта 1970 г. правые силы в Судане предприняли вооруженную попытку свергнуть тогда еще относительно левый режим Нимейри. На ове Аба духовный предводитель Ансарийи имам альХади альМахди возглавил мятеж, активными участниками которого были крестьянство и люмпенские слои городов центрального Судана. 29 марта «Братьямусульмане» и другие экстремистские группировки спровоцировали многочисленные беспорядки в Омдурмане и Северном Хартуме. Левые силы, несмотря на имевшиеся разногласия, объединились для ликвидации антиправительственного мятежа. Египет и Ливия также оказали помощь правительству Нимейри. В результате решительных действий, активную роль в которых сыграли коммунисты,.

31 марта 1970 г. выступление было подавлено, ов Аба освобожден, а глава мятежников имам аль-Хади аль-Махди во время:, бегства за границу был убит [203, с. 197].

Помимо мятежа ансаров новому режиму угрожали постоянные заговоры, инспирировавшиеся «Братьями мусульманами» и группами высших офицеров. За период с мая 1969 по июнь 1971 г.. было предпринято пять безуспешных попыток государственного переворота. Однако было бы неверным полагать, что лишь.деятельность суданской оппозиции привела к расколу правительственной коалиции й в конечном счете к свертыванию национальнодемократического курса. Причины неудачи первого в истории Судана опыта радикальных преобразований в экономике и политической системе были обусловлены прежде всего двумя факторами субъективного характера: вопервых, противоборством различных тенденций внутри Совета руководства революцией по вопросу о структуре государственной власти и об основных направлениях внутренней и внешней политики и, во вторых, двойственной позицией, сформировавшейся у большинства членов руководства СКП в отношении авторитарного режима Нимейри.

Позиция СКП в отношении режима Нимейри может быть правильно понята в контексте дискуссий, проходивших среди руководства суданской компартии в начале 60-х годов. В центре дебатов стоял вопрос о союзниках коммунистов в борьбе за установление революционно-демократического режима. Генеральный секретарь СКП Абд альХалик Махджуб высказывался за привлечение на сторону компартии прогрессивно настроенных военных. Вместе с тем лидеры суданской компартии считали, что демократический потенциал «Свободных офицеров» может раскрыться только в рамках радикальных мероприятий, проводимых под руководством коммунистов [131, с. 108].

В 1963 г. в рядах СКП произошел раскол. В составе ЦК образовалась небольшая фракция во главе с Юсефом Абд аль Маджидом, который впоследствии вышел из СКП и сформировал параллельную «Коммунистическую партию — революционное командование» [224, с. 251]. Эта малочисленная организация, действовавшая примерно до начала 70-х годов, приняла за основу своей платформы троцкистские концепции революционного насилия. Она приняла участие в подготовке нескольких так, и не осуществившихся попыток государственного переворота.

Несмотря на то что в конце 60-х годов суданская компартия находилась на нелегальном положении, тактика путчизма не встретила поддержки со стороны ее руководства. Выступая против прикрытых революционной фразой экстремистских действий, А. X. Махджуб призывал к терпеливой пропагандистской работе среди различных слоев и групп населения.

В конце 1968 г. между руководящими деятелями компартии вновь развернулись острые дискуссии по вопросу об участии прогрессивной армейской интеллигенции в борьбе за демократию. Поводом к этому послужила статья члена ЦК СКП Ахмеда Сулеймана, опубликованная 8 декабря 1968 г. в газете «АльАй ям». Характеризуя одну из причин, приведших к свертыванию антиаббудовского движения, А. Сулейман, в частности, указал: на то, что демократически настроенное офицерство оказалось осенью 1964 г. вне рамок прогрессивного альянса. Он подверг резкой критике тактику руководства СКП во главе с А. X. Мах джубом, не принявшую в расчет демократический потенциал части среднего и младшего офицерства. В статье делался вывод о том, что «в случае возникновения новой революционной ситуации Свободным офицерам“ следует предоставить воз можность сыграть ведущую роль в захвате власти. Обязанностью же компартии стало бы всяческое содействие усилиям военных по установлению нового режима и осуществлению национально-демократических преобразований».

В марте 1969 г. состоялся пленум ЦК СКП, на котором А. X. Махджуб и его сторонники резко критиковали взгляды группировки «Мекки и Муавия», названной так по именам ее лидеров Омара Мустафы аль-Мекки и Муавия Ибрагима [282, 1989, № 21, с. 404]. Большинство членов политбюро во главе с А. X. Махджубом продолжали считать, что революционная ситуация в стране не созрела и компартия не способна взять власть в свои руки. В то же время единственной альтернативой власти право-националистических сил являлся, по их мнению, приход к руководству в стране Суданской коммунистической партии [119, с. 51].

Группа «Мекки и Муавия» обвиняла А. X. Махджуба и его единомышленников в авторитарном стиле руководства партией, а также в отходе от разработанного па IV съезде СКП курса, предусматривавшего «создание широкого фронта социально-политических сил на базе программы национально-демократиче ской революции» [1, с. 34]. Однако эта группировка оказалась в численном меньшинстве, и в связи с угрозой исключения из состава руководящих органов партии была вынуждена на время воздержаться от критических выступлений.

Итоги дискуссии в СКП, подведенные на мартовском пленуме, отразились на позиции руководства компартии в отношении конкретного предложения о захвате власти, сделанного Нимейри. Лидеры СКП и ВФРПС отклонили его, отказавшись принять участие в военном перевороте 25 мая 1969 г.

Эволюцию режима Нимейри вправо, как считает английский исследователь новейшей истории Судана Тим Ниблок, можно условно разделить на несколько этапов. На первом этапе (с 25 мая по 28 октября 1969 г.) во время формирования новой структуры власти СРР предпринимались попытки наладить тесное сотрудничество со всеми прогрессивными силами Судана. В правительстве Б. Авадаллы пять из 24 министерских портфелей получили представители компартии. Однако ЦК СКП согласился участвовать в правительстве лишь после длительных обсуждений. Его лидеры категорически возражали против того, чтобы инициатива о назначении коммунистов на министерские посты исходила от Совета руководства революцией, а не от руководства компартии. Однако СКП была вынуждена уступить.

После того как в октябре 1969 г. премьерминистром Судана стал Дж. Нимейри, последовали перестановки в правительстве, в результате которых четыре министракоммуниста были смещены со своих постов [224, с. 254]. Лидеры СРР с подозрением отнеслись к намерению компартии создать революционные комитеты в первичных партийных организациях и профсоюзах и заявили о запрещении их деятельности еще до формального образования этих комитетов. Во время второго этапа (с 28 октября; 1969 г. до конца марта 1970 г.), несмотря на существовавшие разногласия, взаимоотношения руководителей военного режима с коммунистами давали руководству СКП благоприятную возможность позитивно влиять на внешнюю и внутреннюю политику суданского руководства. Конфликт СКП с СРР развивался постепенно по мере активизации деятельности право-националистических сил, воспользовавшихся, в частности, ухудшением финансово-экономического положения в 1969—1970 гг., радикальными мерами правительства по созданию и укреплению государственного сектора.

Третий этап (с начала апреля по 16 ноября 1970 г.) был своего рода кульминационным в отношениях СРР с компартией. Поначалу они развивались динамично, и ничто, казалось, не предвещало разрыва. Весной 1970 г. правительство Нимейри,. на сторону которого встали профсоюзы и СКП, сумело подавить ансаровский мятеж. Коммунисты поддержали мероприятия правительства по национализации собственности иностранных компаний. Сдержанная позиция СКП в отношении планов арабской интеграции заставила Нимейри несколько уменьшить свою юнионистскую активность. Это проявилось особенно после встречи в Хартуме руководителей Судана, Египта и Ливии на торжествах, посвященных первой годовщине переворота 25 мая.

Нимейри с большим интересом и вниманием относился к опыту египетской революции и питал личные симпатии к президенту ОАР Г. А. Насеру. По аналогии с египетским Арабским социалистическим союзом премьер-министр ДРС планировал учредить в стране Суданский социалистический союз (ССС). Об этом он объявил в своей речи, произнесенной 4 января 1970 г. Активная работа по созданию ССС проходила летом — осенью 1970 г. Он был задуман Нимейри в качестве «единственной политической организации, под эгидой которой должны быть представлены все трудовые силы Судана“ [5, с. 15]. Коммунистам была предоставлена возможность участвовать в ССС». Однако это право обусловливалось ликвидацией организационной самостоятельности СКП и потерей ею статуса политической партии [119, с. 85].

21—22 августа 1970 г. в Хартуме состоялась чрезвычайная конференция СКП, в ходе которой обсуждалась тактика коммунистов в отношении режима Нимейри. Двойственная позиция СКП состояла в том, чтобы, с одной стороны, поддерживать все мероприятия национально-демократического характера, проводимые СРР и правительством, а с другой — решительно противодействовать тем акциям правящей группировки, которые коммунисты считали недемократическими. А X. Махджуб утверждал, что осуществление этой линии возможно лишь при сохранении организационной, политической и идеологической самостоятельности СКП [131, с. 48].

Позиция руководства компартии была встречена в штыки группировкой «Мекки и Муавия». Она придерживалась иных взглядов, за пропаганду которых в конечном счете была исключена из состава СКП. Ее аргументация нашла свое отражение в «Письме двенадцати», распространенном М. Ибрагимом среди суданских коммунистов. Группировка открыто критиковала А. X. Махджуба и его сторонников за «догматическое истолкование» многих положений марксистсколенинской теории и «слепое копирование советского опыта» [224, с. 333]. Муавия Ибрагим и ею сторонники выступали за безоговорочную поддержку курса Нимейри и налаживание единства действий всех демократических сил страны. В интересах стабилизации обстановки в суданском руководстве они ратовали за обязательное участие коммунистов в суданском правительстве и в ССС на условиях, предложенных Нимейри.

На выдвинутое в ходе августовской (1970 г.) конференции СКП требование о том, чтобы военные передали власть в стране национально-демократическому фронту, Нимейри отреагировал резко отрицательно. Оно было неприемлемо для военных руководителей, которые «рисковали своей жизнью во время майского переворота и не получили поддержки от лидеров СКП в самый ответственный период» [282, 1989, № 21, с. 404].

После смерти Насера, последовавшей 28 сентября 1970 г., Нимейри стремился играть роль обще-арабского лидера. Он участвовал в урегулировании конфликта в Иордании между королем Хусейном и палестинцами. Верный идее арабского единства, Нимейри подписал 8 ноября 1970 г. вопреки возражениям коммунистов и части левого крыла СРР, а также южан Каирскую декларацию об образовании ФАР.

Наличие в высших эшелонах государственной власти «центров силы», за которыми стояли экономические и политические интересы различных социальных слоев и групп населения, предопределило потенциальный конфликт, не замедливший разразиться осенью 1970 г. Формальным поводом для этого стали острые разногласия, возникшие по вопросу о создании ФАР между Нимейри и его окружением, с одной стороны, и левым крылом СРР — с другой. 16 ноября 1970 г. Бабикер анНур, Хашим альАтта и Фарук Хамадалла, симпатизировавшие СКП, были выведены из состава СРР. Одновременно был подвергнут аресту генеральный секретарь СКП А. X. Махджуб и несколько членов политбюро.

Четвертый этап (с середины ноября 1970 г. по 19 июля 1971 г.) характеризовался усилением группировки Нимейри и сопровождался интенсивными чистками «враждебных элементов» в госаппарате, армии и других институтах власти. Коммунисты, которые придерживались линии А. X. Махджуба, в основном были выведены из состава правительства и администрации на всех уровнях. В период с февраля по июль 1971 г., обвиняя коммунистов в деятельности по дискредитации правящего режима, военные руководители Судана стремились создать атмосферу подозрительности и нетерпимости к любым проявлениям политического инакомыслия. В февралемарте были произведены новые аресты среди руководства компартии, запрещена деятельность Союза молодежи Судана. В правительство вошли некоторые деятели буржуазно-демократической ориентации. Однако на посту министра по делам Юга попрежнему оставался коммунист Джозеф Гарант, выступавший в поддержку линии А. X. Махджуба. Сторонники Муавии Ибрагима сохраняли все свои министерские посты, а к лету 1971 г. также укрепили свои позиции на местном и региональном уровнях [129, с. 90].

В этих условиях группа офицеров во главе с Хашимом аль Атта, имевшая тесные контакты с СКП, предприняла 19 июля 1971 г. попытку государственного переворота. Нимейри и несколько членов СРР и правительства были арестованы. Власть перешла в руки Революционного совета, главой которого был объявлен Бабикер анНур, находившийся вместе с Фаруком Ха мадаллой в это время в Лондоне. Выступая по суданскому радио, майор X. альАтта высказался за создание демократического режима, проведение курса на некапиталистическое развитие Судана, укрепление сотрудничества с СССР и восточноевропейскими странами. Было заявлено о намерении нового руководства решить проблему Юга на путях региональной автономии. Подчеркивалось также стремление создать в стране широкий национально-демократический фронт.

Генеральный секретарь СКП А. X. Махджуб, бежавший в конце июня 1971 г. из тюрьмы, благожелательно отнесся к осуществленному перевороту. 20 июля ЦК Суданской компартии в своем заявлении приветствовал переворот, назвав его «новой страницей в истории страны». 21 июля в Хартуме была проведена многотысячная манифестация, организованная ВФРПС в поддержку Революционного совета.

22 июля военные части и подразделения, которыми командовал министр обороны Халид Хасан Аббас, освободили Нимейри и восстановили контроль за районом тройственной столицы. Египетские самолеты, направленные в Хартум из зоны Суэцкого канала, были использованы для переброски египетских и лояльных Нимейри суданских подразделений. 21 июля ливийские ВВС перехватили в воздухе самолет, следовавший из Лондона в Хартум, на борту которого находились Бабикер ан Нур и Фарук Хамадалла, и заставили его приземлиться в Бенгази. Два дня спустя М. Каддафи передал их суданской стороне.

После восстановления своей власти Нимейри предпринял самые жестокие меры в отношении главных заговорщиков и других участников переворота. Бабикер ан-Нур, Хашим аль-Атта и Фарук Хамадалла были казнены. Вслед за этим смертные приговоры были вынесены 11 другим крупным политическим деятелям, главным образом коммунистам, в числе которых были Абд аль-Халик Махджуб, Шафиа Ахмед ашШейх, Джозеф Гаранг. Нимейри и его соратники обвинили СССР, Болгарию, Чехосло вакию и другие страны социалистического блока в «причастности к событиям 19—21 июля». Посол НРБ в Судане, а также несколько советских и болгарских дипломатов были объявлены персонами нон грата и высланы из страны [119, с. 127].

Постепенное поправение политического курса Нимейри, наблюдавшееся в первой половине 1971 г., завершилось полным. разрывом с СКП и ВФРПС и их последующим разгромом. С июля 1971 г. в ускоренном темпе происходила эволюция правящего режима. Она проявилась в ярко выраженной репрессивной политике в отношении левой оппозиции, и прежде всего коммунистов, в свертывании отношений с СССР и его союзниками, смещении экономических акцентов в сторону приватизации, усилении авторитарной власти Джаафара Нимейри.