Книги, статьи, материалы /ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время /Проблема Юга и гражданская война 1955—1972 гг.

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ИСТОРИЯ СУДАНА в новое и новейшее время Проблема Юга и гражданская война 1955—1972 гг.

Проблема Юга и гражданская война 1955—1972 гг.

От до колониального и колониального периода независимый Судан унаследовал весьма сложный и противоречивый комплекс проблем. Наибольшую остроту в этом комплексе приобрели взаимоотношения, сложившиеся между Севером и Югом. Они отразились на обстановке и направлении политического развития ¦страны после достижения ею независимости. Во многом эти взаимоотношения предопределялись неравномерностью экономического, социального, политического и культурного развития северных и южных провинций Судана, постоянно проводимой дискриминационной политикой центральных властей в отношении населения трех южных провинций — Экваториальной, Верхнего Нила и Бахрэль-Газаля. Для проведения такой политики были свои причины.

После установления в Судане англо-египетского кондоминиума британские колониальные власти проводили в отношении Юга политику, направленную на его изоляцию от арабского Севера. Насаждая режим «закрытых районов» и косвенного управления, британская колониальная администрация стремилась к консервации родоплемеиных отношений в пилотском обществе. Наряду с этим она осуществляла частичную модернизацию традиционных управленческих структур, опираясь на поддержку местной феодально-племенной элиты, а также интеллигенции, получившей образование в Англии. После 1924 г. британские власти стали вынашивать планы раздела Судана па две самостоятельные территориальные единицы. Однако это оказалось нереальным. Буржуазно-феодальная верхушка Севера, нашедшая поддержку у некоторых высокопоставленных чиновников британской администрации и правительства Египта, мыслила создание будущего Судана «махдистского» образца. Как традиционная, так и новая политическая элита Севера рассматривали южные районы страны как неотъемлемую часть унитарного государства со столицей в Хартуме. Это направление стало доминирующим в суданской общественной мысли в 30—40 годы.

На административной конференции по Югу, состоявшейся в Джубе (Экваториальная провинция) в июне 1947 г., представители южных районов выступили в поддержку идеи единства Судана, вне зависимости от этнических, религиозных и социально-экономических различий, существовавших между населением Юга и Севера. Делая ставку на поддержку Южно-суданского национализма, британские власти проводили соответствующую работу среди местного истеблишмента. Однако, несмотря на все усилия англичан, политические организации, действовавшие на Юге в 40—50 гг., не являлись подлинными носителями южно-судакского национализма и не были массовыми.

Установление режима самоуправления в Судане (1953— 1955) вызвало серьезные опасения в среде Южно-суданской элиты. Она была связана с процессом «суданизации», который затронул административную систему всей страны. Замена британских колониальных чиновников суданцами в государственном аппарате и в армии сопровождалась распространением слухов о том, что на ключевые посты как в Хартуме, так и в южных районах страны назначаются почти исключительно выходцы с Севера. Эти слухи в основном соответствовали истине. Северо-суданская традиционная верхушка и мусульманское духовенство укрепили свои позиции в стране накануне предоставления ей независимости.

18 августа 1955 г. произошло вооруженное выступление воинских частей в г. Торит (Экваториальная провинция), в ходе которого солдат южане жестоко расправились с офицерами-северянами. Несмотря на то что подразделения, посланные из Хартума, подавили мятеж, это событие положило начало борьбе Южно-суданских повстанческих организаций против центральных властей.

В период трехлетнего самоуправления Судана происходила активизация политической жизни на Юге. В 1952 г. П. Логали основал в г. Джубе Политический комитет — первую партию жителей Юга. В ходе избирательной кампании в 1953 г. под руководством С. Лохуре возникла Либеральная партия Южного Судана, объединяющая в своих рядах интеллигенцию и государственных служащих Юга [264, с. 150]. Партия была создана в основном при содействии британской администрации и Аль-Уммы, стремившихся за счет антиегипетских настроений создать весомый противовес проегипетским тенденциям, существовавшим в определенных кругах Судана.

После обретения страной независимости задача достижения национального единства приобрела исключительную актуальность. В период между 1956 и 1969 г. все суданские правительства (за исключением кабинета Хатема аль-Халифы) в силу социально-классовых интересов либо личных амбиций их лидеров не стремились к политическому урегулированию конфликта между Севером и Югом. Они выдвигали, как правило, декларативные лозунги и проекты, ставившие своей целью внесение формальных изменений в положение дел на суданском Юге. Это делалось прежде всего для того, чтобы ослабить волну острых критических выступлений в адрес правительства со стороны левой оппозиции.

В конце 50-х и на протяжении 60-х годов политика суданских правительств в отношении Юга в основном проводилась с позиции силы. Военный режим Аббуда и гражданские кабинеты М. А. Махджуба и С. аль-Махди делали главный упор на проведение насильственной арабизации и исламизации населения Юга. Используя военные методы, правящие круги страны проявляли шовинизм в отношении к этническим меньшинствам, нашедший свое отражение во всех сферах государственной и общественной жизни.

В середине нынешнего века Юг был наиболее слаборазвитым в экономическом отношении регионом страны, что во многом явилось следствием колониальной политики, направленной на его изоляцию, а также дискриминационного Южно-суданского курса правителей Хартума в годы независимости. Искусственное сдерживание социально-экономического развития Юга проявилось в почти полном отсутствии здесь промышленных предприятий и объектов инфраструктуры. Большинство предприятий, построенных в 60-е годы (в том числе при помощи СССР), относились к отраслям легкой и пищевой промышленности, которые наряду с экстенсивным сельским хозяйством лишь частично удовлетворяли потребности населения в продуктах питания и одежде. Немаловажным аспектом положения на Юге явилось то обстоятельство, что монопольные позиции во внутренней торговле и современном секторе сельского хозяйства южных провинций захватили северяне. В целом в середине 50-х годов на долю экономики трех южных провинций приходилось всего лишь немногим более 14% валового внутреннего продукта страны [75, с. 103].

Совершенно очевидно, что Южно-суданская традиционная и образованная элита не могла согласиться с той ролью, которая ей была отведена в унитарной структуре Судана. Этим и объяснялся рост вооруженного сопротивления и экстремизма со стороны различных групп населения Юга в отношении войск и администрации центрального правительства.

В 50—60-е годы на Юге было создано около 20 политических партий и организаций, выступавших как с общесудански ми, так и с сепаратистскими лозунгами. В 1962 г. в Леопольдвиле (Киншаса) был сформирован Судано-африканский национальный союз (САНУ), выступавший за отделение Юга. Его основателями были Джозеф Одухо и Уильям Денг. САНУ отстаивал идею федерации трех южных провинций и создания собственной армии, государственного аппарата, органов внешних сношений. Кроме САНУ южане были объединены в другие политические партии (см. выше). В 1963 г. резко активизировала свои боевые операции военно-политическая организация «АньяНья», созданная в 1955 г. [129, с. 58]. Ее лидеры Э. Лодо нги и Дж. Лагу выступали за военное решение Южно-суданской проблемы и ставили задачу дестабилизации правящего режима. Военную поддержку «АньяНья» время от времени оказывал Израиль. Его инструкторы обучали формирования «АньяНья» в Экваториальной провинции и на территории Уганды. В январе 1964 г. аббудовский режим поспешил выслать с территории Южного Судана около 300 иностранных миссионеров. В 1965—1968 гг. активизировались боевые действия на Юге. Правительство было вынуждено ввести там чрезвычайное положение еще в июле 1965 г. Оно предъявило «АньяНья» ультиматум, требуя прекратить сопротивление и сложить оружие. В 1966 г. правительственные войска нанесли сильные удары по вооруженным формированиям Южно-суданских повстанцев.

В декабре 1966 г. прогрессивные силы южного Судана объединились в Демократическую партию Юга, которую возглавил Джозеф Гаранг. Провозгласив социализм основой своей идеологии и политики, партия выступила за незамедлительное прекращение гражданской войны на Юге [75, с. 111].

В то время как центральное правительство проводило курс на полную исламизацию страны, Суданская коммунистическая партия была единственной политической силой, занимавшей принципиальную и конструктивную позицию по разрешению проблемы Юга. В программе СКП, в частности, отмечалось, что «проблема Юга по существу является проблемой национальных меньшинств, борющихся за демократию и лучшую жизнь. Правильное политическое решение этой проблемы — это региональная автономия, избрание демократическим путем представительного Южно-суданского органа» [7, с. 34]. Вместе с тем компартия считала, что различные формы федеративного устройства в специфических условиях межнациональных отношений в Судане неминуемо нанесут вред развитию наций и народностей в стране.

После утверждения у власти Нимейри была провозглашена программа прогрессивных преобразований: преодоление экономической и социальной отсталости страны и укрепление ее политической независимости. 9 июня 1969 г. Совет руководства революцией обнародовал программу экономического, национального и культурного развития Юга. Правительство ДРС декларировало предоставление Югу региональной автономии в рамках нового объединенного независимого Судана [29, с. 29]. Министром по делам Юга был назначен Джозеф Гаранг. В декабре того же года был сформирован специальный министерский совет с целью изучения положения на Юге, а также выработки рекомендаций правительству. Южным районам страны было выделено 4 млн. суданских фунтов для оказания их населению неотложной помощи. Коммунисты оказывали в этот период времени большое воздействие на формирование Южно-суданской политики Нимейри. В январе 1971 г. в Джубе состоялась конференция по вопросам социально-экономического развития Юга. Хартумское правительство стремилось установить контакты с представителями Южно-суданских политических организаций, в том числе и действующих за границей. Диалог с «АньяНья» являлся для правительства, пожалуй, наиболее проблематичным, поскольку эта организация выдвигала перед правительством предварительное условие — считать ее единственным и законным представителем народа южного Судана и вести переговоры о мире только с ней.

В дальнейшем, после июльских событий 1971 г., конфликт Нимейри с левыми силами вынудил руководство ДРС занять более сбалансированную позицию в национальном вопросе, пойти на некоторые уступки Южно-суданцам и дать таким образом импульс процессу умиротворения на Юге.

Важный шаг на пути урегулирования Южно-суданской проблемы был сделан 28 февраля 1972 г., когда в результате переговоров в Аддис-Абебе суданское правительство и руководящие политические деятели Юга подписали при посредничестве Хайле Селассие I и Всемирного совета церквей соглашение о прекращении военных действий и предоставлении Югу Судана статуса автономного региона в рамках единого государства.

Аддис-абебское соглашение состояло из трех документов. Первый касался организации самоуправления трех южных провинций, которые составили Южный регион. Ему предоставлялось право иметь собственные региональные законодательные и исполнительные органы: Народное собрание и Высший исполнительный совет. В их ведение передавались вопросы просвещения, здравоохранения, внутренней торговли, деятельности полиции, в то время как главные вопросы — национальная оборона, внешняя политика, финансы, транспорт и связь — оставались прерогативой центрального правительства. Столицей Южного региона был объявлен город Джуба, основным языком — английский. Всем гражданам региона гарантировались личные свободы, в том числе и свобода вероисповедания, равные права и возможности в получении образования, в работе по найму независимо от расовой, племенной и национальной принадлежности и пола [120, с. 11, примеч.], |

Второй документ предусматривал прекращение огня с 6 марта 1972 г. Специально оговаривалось запрещение индивидуальных и коллективных актов насилия, разного рода подрывных или подпольных действий [166, с. 38].

В третьем документе предусматривалось назначение президентом ДРС по согласованию с южанами председателя и членов Высшего исполнительного совета Южного региона. Определялась организация вооруженных сил на Юге. Их общая численность устанавливалась в 12 тыс. человек, причем 6 тыс. должны были быть южанами и столько же — выходцами из других районов страны [120, с. 18 примеч.].

Аддис-абебское соглашение вскоре было ратифицировано, а б апреле 1973 г. нашло свое закрепление в конституции ДРС. После его ратификации чрезвычайное положение на Юге было отменено, выпущены на свободу политические заключенные, произведена амнистия участников сепаратистских движений. В 1972 г. были расформированы вооруженные отряды «Анья Нья»: 6 тыс. Южно-суданцев были включены в состав регулярной армии Судана, около 2 тыс. бойцов перешли в подразделения полиции и внутренних сил безопасности, около 5 тыс. человек— уволены с воинской службы [166, с. 41].

Хотя в первые годы мирного развития на Юге наметилось небольшое оживление социально-экономической жизни, однако хронический дефицит местных бюджетов, обусловленный во многом невыполнением финансовых обязательств центрального правительства, а также явное нежелание северо-суданского истеблишмента делить власть с Южно-суданской элитой привели к эскалации напряженности в этом регионе.