Книги, статьи, материалы /История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. /ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В КРЕОЛЬСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ВНИМАНИЕ!!! Рядом с Эрта Але недавно родился новый вулкан, и мы его тоже обязательно увидим! Гарантируем незабываемые впечатления вплоть до полного срыва головы)))

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (08.02 - 20.02.2018)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (23.02 - 09.03.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (16.05 - 29.05.2018)
Таинственная страна Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (19.06.-25.06.2018)
Сафари и рафтинг

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА (05.07 -20.07.2018)
Активное путешествие по островам

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2018)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2018)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2018)
Дикий животный мир Восточной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2018)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2018)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ (23.10 - 31.10.2018)
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2018)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 18.11 2018)
Восхождение на Рорайму


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В КРЕОЛЬСКОМ ОБЩЕСТВЕ

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В КРЕОЛЬСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Буржуазные просветители и приверженцы концепции «культурного национализма»

Идеологами и проводниками принципов фритреда в Западной Африке стали Томас Ф. Бакстон и Генри Венн.

Томас Бакстон, богатый пивовар, лидер британских аболиционистов, разработал план, призванный облегчить борьбу с работорговлей в Африке. Он считал, что успех будет достигнут, если дать африканцам реальную альтернативу работорговле, наладив выращивание экспортной сельскохозяйственной продукции. Как пишет нигерийский ученый Аджаи, «принцип Бакстона заключался в том, чтобы открыть Африку для европейской торговли и цивилизации, соединив европейский капитал и африканские услуги» [138, с. 209].

По мнению Бакстона, легальной торговле должно было содействовать христианство. Отсюда сформулированный им лозунг «Библия и плуг», очень популярный среди миссионеров в XIX в. Бакстону также принадлежит мысль об обоюдной заинтересованности Великобритании и Африки в развитии торговли. «Великобритания нуждается,— писал он,— в сырье и рынке для своих промышленных товаров, а Африка— в промышленных товарах и рынке для сырья» [150, с. 273].

Свои идеи Т. Бакстон изложил в книге «Африканская работорговля и борьба с нею», получившей широкую известность. Попытка осуществить на практике план Т. Бакстона в 1841 г. в ходе Нигерской экспедиции не удалась, но сама идея поощрения легальной торговли со временем возобладала [125, с. 213—219]. Благодаря усилиям Бакстона в 40-е годы официальная политика Великобритании в Западной Африке была сформулирована следующим образом: «Поощрять и расширять британскую торговлю и таким образом вытеснить работорговлю» [150, с. 271].

Другой идеолог британской политики в Западной Африке, Генри Венн, был в 1841 —1872 гг. руководителем Церковно-миссионерского общества. Аболиционист и идеалист, он выступал за сотрудничество белых и африканцев. Венн придерживался мнения, что прогресс континента может быть лишь делом миллионов самих африканцев. Он верил, что успех к миссионеру придет, если он станет работать в той национальной среде, из которой вышел сам. Отсюда его вывод — в Африке необходимо готовить религиозных руководителей из африканцев. Г. Венн полагал, что африканцы — священники и чиновники — «составят образованный и влиятельный класс общества и станут основателями государства, которое принесет многочисленные блага Африке и займет достойное место в ряду европейских держав». Конечно, Венн понимал, что такое государство возникнет в весьма отдаленные времена. Что же касается образованных африканцев, то, по его мнению, они уже при его жизни могли бы покончить с рабо-торговлей и приверженностью коренного населения традиционным верованиям [277, с. 420; 138, с. 335].

Г. Венн поддержал решение Комитета Эддерли в 1865 г.: «Резолюция, предлагающая готовить туземцев к самоуправлению, в конечном счете сильно укрепляет наши (миссионеров) позиции… и, видимо, покончит с безрассудными возражениями против (финансовой) поддержки колоний и отрицанием способностей негров» [138, с. 174].

Г. Венн был сторонником концепции «самоуправления, самообеспечения и саморасширения» местных церквей. «Миссионер,— писал он,— не должен слишком отличаться от своих соплеменников ни по привычкам, ни по образу жизни… (Но) он должен быть всегда немного впереди окружающих его людей по уровню культуры… своим примером и влиянием вести их за собою». Г. Венн предлагал «изучать национальный характер народа, среди которого миссионеры работают, и проявлять самое высокое уважение к национальным особенностям». Он настаивал, чтобы миссионеры были терпимы и не уповали на «британский престиж».

На африканскую политику Г. Венна оказали влияние и практические соображения, ибо среди белых миссионеров в Сьерра-Леоне наблюдалась высокая смертность. Кроме того, расходы на миссионерскую деятельность резко снижались при замене европейцев африканцами [138, с. 333; 229, с. 396; 243, с. 137—138]. Г. Венн поощрял участие африканцев в торговле, рассчитывая, что она облегчит победу христианства, поскольку приведет к расшатыванию традиционных институтов.

Конечно, у Г. Венна было немало противников. Но пока в Англии преобладали идеи фритреда и он держал в своих руках бразды правления в ЦМО, ему в известной мере удавалось воплотить в жизнь свои идеи.

Фритред облегчил формирование идеологических концепций креольского общества, призванных найти ответы на вопросы, которые волновали всех его членов: «Мы и окружающий мир», «Наше место в Африке», «Каким путем идти вперед — европейским или собственным африканским?».

Первые мыслители Сьерра-Леоне, подобно идеологам остального мира, сгруппировались в два основных направления. Одни были убеждены, что надо освоить и повторить опыт Европы, другие полагали, что самое главное сохранить самобытность Африки. В итоге появились так называемые буржуазные просветители и приверженцы концепции «культурного национализма».

Идеологами буржуазного просветительства в Сьерра-Леоне были С. Кроутер (о нем будет рассказано позже) и Дж. Хортон.

Джеймс Африканус Бил Хортон (1835—1883) родился в Глостере. Его родители, игбо, были родом из Нигерии. Джеймс был учеником миссионеров и в 1859 г. получил в Англии специальность врача. Всю свою жизнь служил в Западной Африке. Выйдя в отставку в звании подполковника в 1880 г., поселился во Фритауне, приобрел плантацию и основал Коммерческий банк Западной Африки [242, с. 178].

Дж. Хортон понимал, что Африка в своем развитии намного отстала от Европы, но верил, что этот разрыв удастся преодолеть. Залог неминуемого прогресса африканцев он видел в образовании, помощи более развитых народов, в первую очередь английского, в огромных потенциальных возможностях самих африканцев.

Дж. Хортон опубликовал несколько книг, в одной из которых— «Западноафриканские страны и народы» — он высказался за предоставление африканским народам права на самоуправление, за выборные законодательные и исполнительные советы [87, с. 1].

Таких же, что и Дж. Хортон, взглядов придерживался его предшественник, Уильям Фергюссон, который окончил Эдинбургский университет и с 1814 г. служил военным врачом в Западной Африке. Проявив большие административные способности, он в 1845 г. был назначен губернатором Сьерра-Леоне. Он уделял много внимания развитию страны, особенно ведущим отраслям ее экономики — торговле и сельскому хозяйству. Он проявлял заботу о школах и увеличил расходы на образование. У. Фергюссон сознательно и целенаправленно содействовал успеху британской колониальной политики. В ней он видел залог прогресса и процветания Сьерра-Леоне в будущем. Он призывал креолов овладевать знаниями и изучать достижения капиталистической Европы [208, с. 134—136].

Как видим, идеалы буржуазных просветителей были проникнуты восхищением перед могуществом Европы и белого человека, покоривших Африку, верой в христианские догматы о равенстве людей всех цветов кожи. Стремясь уподобить креолов европейцам, просветители сводили цели Сьерра-Леоне к копированию европейского пути развития. Они аппели- ровали не к народу, а к горстке образованных людей и еще в большей мере — к британским правителям. Они мечтали об эволюционном, направляемом сверху процессе преобразований в Африке.

Призывая Африку идти путем Европы, просветители тем самым признавали ее превосходство. Против этого тезиса решительно выступил творец концепции «культурного национализма» Э. У. Блайден.

Эдвард Уилмот Блайден (1832—1912), уроженец Голландской Вест-Индии, юношей приехал в Либерию и там вырос в крупного мыслителя и государственного деятеля. В разное время он жил и работал в Либерии, Нигерии и Сьерра-Леоне и поэтому может рассматриваться как деятель всей Западной Африки.

В его учении было несколько основополагающих положений. Прежде всего, он утверждал полное равенство белых и африканцев — «равных, но разных», по его словам. Он полагал, далее, что прогресс Африки в будущем — дело рук самих африканцев. Он сформулировал целый ряд важных тезисов идеологии национализма, в частности о единстве судеб народов негроидной расы, об «африканской личности», об извечно «социалистическом» характере африканского общества.

Положения теории «культурного национализма» Э. Блайдена стали идеологическим обоснованием борьбы за равноправие африканцев, за сохранение традиционной культуры, вылившейся на практике в борьбу за расширение прав африканцев, за независимую африканскую церковь и африканизацию системы просвещения. Это были движения, содержащие элементы политического протеста. И — самое главное— если просветители выступали от имени образованной части креолов, то сторонники «культурного национализма» стремились перебросить мостик к широким массам африканцев— и христиан, и мусульман, и приверженцев традиционных верований. Итак, «культурный национализм» стоял на совершенно других, чем просветители, позициях. В отличие от просветителей он не боготворил Европу, а преклонялся перед африканской культурой. В конкретных условиях XIX столетия это было весьма немаловажно. Как известно, капиталистическая Европа свою политику в Африке нередко камуфлировала культуртрегерскими побуждениями, рассуждениями о необходимости нести «свет цивилизации отсталым народам и расам». Требовалось немало мужества, чтобы заявить, что африканская культура ни в чем не уступает европейской и поэтому следует беречь африканскую самобытность. Надо ли говорить, насколько важна для отсталых народов уверенность в своих силах.

Но и просветители, и последователи «культурного национализма» были едины в главном — они содействовали осознанию креолами общности их происхождения, общности судеб, общности цели, чем облегчили преодоление межэтнической розни и ускорили процесс национальной консолидации. И — что самое главное — деятельность и просветителей, и сторонников «культурного национализма» объективно была направлена против чужеземного господства. Концепции буржуазного просветительства и «культурного национализма» заложили идеологическую основу для формирования креольских общественных организаций и местной прессы.

Общественные организации креолов

С ростом влияния креолов нарастала и их общественная активность. Они, в частности, широко использовали такой инструмент буржуазной демократии, как петиция. Например, когда скончавшегося в январе 1846 г. губернатора Фергюссона заменил Макдональд, известный своим презрительным отношением к креолам, те в 1847 г. составили петицию, требовавшую его смещения. Ее подписали 600 человек. Когда министр колоний отклонил ее, была составлена новая петиция за 300 подписями. Петиция, составленная в 1853 г. А. Г. и И. Б. Праттами и подписанная 551 фритаунцем, была отправлена государственному секретарю с осуждением действий очередного губернатора, Кеннеди.

Во второй половине XIX в. во Фритауне возникло множество клубов, которые, правда, обычно быстро распадались. Более живучими были благотворительные ассоциации (в 1891 г. их число достигло 80). Стали складываться организации, выдвигавшие политические цели. Видимо, одной из первых среди них был Комитет корреспондентов Сьерра- Леоне, основанный в 1853 г. и добивавшийся конституционного права на представительство [251, с. 56].

В 1859 г. креолы образовали «Национальное общество освобожденных африканцев и их потомков». Его возглавил Джон Маколи (йоруба) вместе с В. Г. Праттом (игбо), Джоном Эззидио (нупе), А. Фарра (менде). Со своей стороны, новошотландцы и маруны создали «Ассоциацию потомков новошотландцев и марунов». В 1861 г. во Фритауне была основана Литературная ассоциация молодежи, а в 1864 г. начато и в 1887 г. закончено строительство «Уилберфорс Мемориал Холл» — здания, где проходили все общественно важные события — митинги, концерты, балы. При центре была читальня. За пользование ею взималось 7 шилл. 6 пенсов в год.

Особую роль в общественной жизни страны сыграли Торговая ассоциация (палата). Она была образована в 1851 г., хотя Габбидон и Севейдж предлагали создать ее еще в 1827 г. Она отстаивала перед властями интересы коммерсантов, но нередко выступала с общественно-политическими инициативами. Ее первым главой стал Хеддл. В 1852 г., когда губернатор Кеннеди стал взимать подворный налог, Торговая ассоциация выступила против этого решения и направила петицию протеста в Лондон. В ней говорилось, что нельзя облагать налогами тех, кто не участвует в управлении колонией. Комитет корреспондентов также опротестовал действия губернатора и обратился за поддержкой к английской общественности через местную прессу. Купцов поддержали остальные креолы. Число недовольных возросло, когда губернатор попытался обложить налогом уличных торговцев. Последние перестали торговать и даже угрожали уехать из Фритауна. Акция протеста возымела действие — губернатор сообщил, что не будет взыскивать налог с торговцев.

В 1858 г. Торговая ассоциация Сьерра-Леоне направила петицию в Лондон, требуя создания законодательной ассамблеи. Ее поддержали Общество защиты аборигенов и Анти- рабовладельческое общество. Но в рядах креолов произошел раскол на сторонников и противников афро-вестиндцев, которые занимали ключевые должности в администрации. Группа Смита — противники вестиндцев — основала организацию «Молодая Сьерра-Леоне» (по аналогии с «Молодой Ирландией»). Они сформировали Ассоциацию бдительности, выпускавшую зажигательные памфлеты. Зажиточные поселенцы из числа новошотландцев и освобожденных африканцев, на-нуганные этими крайностями, поддержали власти. К ним присоединилась Торговая ассоциация, и оппозиция властям распалась.

Тем не менее эти акции принесли свои плоды. В 1863 г. были учреждены Исполнительный и Законодательный советы, и в декабре 1863 г состоялись выборы члена Законодательного совета от Торговой ассоциации. Выборщиками были 14 европейцев, один афро-вестиндец и 24 африканца (в большинстве своем креолы). Претендентами были двое — европеец Джон Леви и африканец Джон Эззидио. Последний победил, получив 23 голоса, первый—13, т. е. голосование шло по расовому признаку.

В 1864 г. Торговая ассоциация во главе с Александром Воллером предложила образовать муниципалитет Фритауна, расширить состав Законодательного совета, ввести систему конкурса при назначении чиновника на должность. В начале 1886 г. Торговая ассоциация потребовала сократить расходы на содержание чиновников-европейцев.

В деятельности Торговой ассоциации были спады и подъемы. Временами она распадалась, но обычно вскоре восстанавливалась. В 1892 г. она была в очередной раз возрождена при участии как креолов, так и европейцев. В 90-е годы в ее деятельности стали заметнее элементы критики политики властей. Она, в частности, настойчиво добивалась сокращения расходных статей бюджета Сьерра-Леоне.

Помимо Торговой ассоциации во Фритауне проявили себя и некоторые другие организации; в частности, там были образованы отделения британских общественных организаций — Общества защиты аборигенов, Антирабовладельческого общества, Общества содействия африканцам, Общества за цивилизацию Африки. Создавались и чисто местные организации. Так, в 1872 г. крупные купцы Грант, Бойл, Савиерр организовали Туземную ассоциацию Сьерра-Леоне.

В 1884 г. был основан Союз механиков — видимо, первый профсоюз в стране. Нго создал С. X. Кийс, потомок попо. Он издавал газету «Артизан» ( «Ремесленник»), призывая ремесленников к сотрудничеству и защите общих интересов. Взносы в союз составляли 1 пенс в месяц. В нем состояло 190 человек. В 1886 г. он распался.

В 70—80-е годы под влиянием идей Э. Блайдена креольское общество переживало своеобразный ренессанс интереса к африканской культуре. Креолы стали возвращаться к африканским языкам, стало принято носить традиционную одежду. Возникло даже Общество реформы одежды, показывавшее преимущества африканских одеяний перед европейскими. Правда, эти призывы не встретили горячей поддержки со стороны женщин, которые предпочитали следовать парижской или лондонской моде. Сторонники Блайдена выступили за использование национальных языков, изучение собственной истории, возрождение традиционных обрядов и обычаев. Но у них были влиятельные противники — С. Льюис и другие последователи просветителей, идеалом которых оставался «черный англичанин», т. е. креол, отличавшийся от европейца только цветом кожи.

Борьба против налогов, как уже не раз отмечалось, занимала важное место в общественной жизни креолов. Жители Фритауна еще со времен Кларксона неизменно выступали противниками налогообложения, и всякий раз, как власти пытались ввести налоги, они наталкивались на сопротивление. В очередной раз это случилось в июне 1898 г., когда была сделана попытка восстановить налог на жилище и землю. Креолы развернули кампанию протеста. Популярен стал призыв «Нам не нужны налоговые путы». Власти отступили.

Своеобразным было отношение креолов к проблеме местного самоуправления. С одной стороны, жители Фритауна, будучи полноправными гражданами Великобритании, имели право образовать муниципалитет. С другой — необходимость изыскать средства на его содержание путем введения особого налога удерживала их от этого шага. Поэтому креолы мирились с тем, что до конца 40-х годов существовала практика назначения властями мэра Фритауна (в 1845 г. выбор пал на Джона Эззидио), а в 1852—1895 гг. эта должность оставалась незаполненной — город не имел выборного мэра [215, с. 197].

Тем не менее время от времени вопрос о муниципалитете обсуждался горячо и заинтересованно. В очередной раз это случилось в начале 80-х годов, когда газета «Вест Африкен Рипортер» выступила за образование выборного муниципалитета Фритауна, с тем чтобы креолы могли участвовать в управлении городом. В 1883 г. состоялся митинг в поддержку этого плана. Но когда власти заявили, что будет введен муниципальный налог, это отпугнуло креолов. В 1890 г. уже власти выступили с инициативой учредить во Фритауне муниципалитет, чтобы возложить на него заботу о благоустройстве города. Но креолы, опасаясь восстановления налога на жилище и землю, выступили против него. Законопроект был отменен.

И только в феврале 1893 г. Законодательный совет одобрил билль, составленный С. Льюисом, об образовании во Фритауне муниципалитета. Средства на его деятельность Льюис предложил получать не путем введения налога, а выдачей платных патентов торговцам, ремесленникам, кучерам, лодочникам и др. Это устроило креолов. В муниципалитет намечалось избрать 12 членов, три его члена назначались властями.

Первые выборы в муниципалитет состоялись 5 августа 1895 г. В трех избирательных округах Фритауна — Восточном, Западном и Центральном — было выдвинуто 24 кандидата, главным образом владельцев магазинов. Среди 12 избранных было три адвоката. Власти назначили еще трех европейцев. Мэром был избран С. Льюис. В 1896 г. он был переизбран. В том же году он первым среди западноафри- канцев получил звание «сэра» королевским указом.

Как многие предсказывали, денег муниципалитету постоянно не хватало. В 1898 г. пришлось ввести местные налоги, что породило недовольство среди креолов. Из-за вечной нехватки средств муниципалитет мало что мог сделать для благоустройства города. В годы экономического спада (90-е годы) Фритаун обветшал, здания в нем приобрели неряшливый вид. Водопровод был пущен лишь в 1906 г. Все это отрицательно сказалось на престиже муниципалитета, который и без того не был популярен, поскольку ввел местные налоги. Мэром в 1900 и 1907 гг. избирался европеец Филипп Лемберг, почти всю жизнь проживший в Западной Африке [183, с. 447, 497, 513, 534, 535, 601, 609; 215, с. 159].

Когда стало очевидно, что власти Сьерра-Леоне и правительство Великобритании меняют ориентацию и свою социальную опору видят не в креолах, а в традиционных правителях, креолы предприняли шаги, чтобы помешать неблагоприятному для них развитию событий. В 1889—1890 гг. была основана Единая ассоциация креолов, чтобы противостоять натиску африканцев из внутренних районов. Был избран «король» ассоциации. Им в апреле 1891 г. стал Джордж Литцгер Маколи, сын Джона Маколи. Однако со смертью Джорджа в 1899 г. ассоциация распалась. Но тенденция к единству креолов не ослабла и в XX в. [249, с. 246—249].

Креольская пресса

Подъем общественной активности креолов сопровождался появлением решительной и высокопрофессиональной прессы. Ведущей газетой 50-х годов был еженедельник «Нью Ира». Его издавал Уильям Дрейп, афро-вестиндец по происхождению. Свое кредо редактор сформулировал в таких словах: «Советоваться с народом, заботиться о его процветании — главный и непреложный закон». Цели газеты состояли в том, чтобы «разоблачать фальшь, из каких бы высокопоставленных инстанций она ни исходила, и поддерживать правду, каких бы неприятностей это ни стоило» [126, с. 199, 200].

Идеи Дрейпа вызвали раскол в среде креолов. Часть из них образовала организацию «Молодая Сьерра-Леоне», выступившую против У. Дрейпа под знаменем борьбы с засильем вестиндиев.

Критические выступления газеты вызвали также недовольство властей. В мае 1857 г. губернатор Хилл предложил законопроект о прессе, дававший ему основание запретить непокорный еженедельник. Дрейп охарактеризовал законопроект как «жестокий и произвольный», направленный к тому, чтобы «стать ужасным оружием деспотизма» и запугать «народную газету» [317, 1968, № 23, с. 4].

17 октября 1857 г. законопроект вошел в силу, и губернатор тут же запретил газету. Дрейп обратился за поддержкой к Обществу защиты аборигенов в Лондоне. Был сделан запрос в парламенте. Появились критические статьи в британской прессе. В конечном счете министерству колоний пришлось в июне 1858 г. отменить закон о прессе в Сьерра- Леоне. «Нью Ира» возобновила выход. Эго стало победой креолов и привело к отставке Хилла. Однако после кончины Дрейпа в 1859 г. газета перестала издаваться.

В 50-е годы выходили и другие креольские газеты. В конце 1855 г. Мозес Генри Дэвис основал «Африкен энд Сьерра- Леоне Викли Эдвертайзер». В 1861 г. он переименовал свое издание в «Фри пресс энд Сьерра-Леоне Викли Эдвертайзер». В том же году А. Ч. Харместон приступил к публикации еженедельника «Сьерра-Леоне Викли Таймс энд Вест Африкен Рикордер».

Крупную роль в журналистике 60-х годов сыграл Уильям Рейни. Он стал признанным лидером радикально настроенных креолов. Умный, энергичный и искусный полемист, он резко критиковал власти колонии. По его словам, они превратили Законодательный совет в чисто номинальный орган. В результате, утверждал он, губернатор располагал полномочиями деспота, тогда как Законодательный совет не пользовался никакими правами и к тому же не контролировался общественностью.

Рейни организовал во Фритауне отделение Антирабовладельческого общества, тесно сотрудничал с британским Обществом содействия африканцам и его печатным органом «Африкен Таймс». Выступать в печати метрополии и прибегать к помощи британской общественности было новым словом в местной журналистике.

Власти, естественно, были недовольны деятельностью У. Рейни и его единомышленников. В 1861 г. губернатор Хилл обвинил Рейни и его сподвижников Фицджеймса и Джонса в организации «заговора мулатов и креолов». Чтобы найти защиту от Хилла, Фицджеймс отправился в Англию. В поддержку сьерралеонцев выступило Общество защиты аборигенов, был сделан запрос в парламенте. В конечном счете Хилла в 1862 г. перевели в Вест-Индию, и он покинул Фритаун, разделившийся на два враждебных лагеря— креольский и европейский — во многом благодаря деятельности Рейни.

В 1864 г. Рейни развернул активную кампанию в поддержку Туземного пастората, критиковал нового губернатора Блэколла. Снятие последнего с должности Рейни и его сторонники отметили большой демонстрацией во Фритауне. Рейни пользовался признанным авторитетом в среде креолов. «Король аку» Исаак Бенджамин Пратт был близким другом Рейни. Он подписывал все его петиции, и естественно, вслед за ним так же поступали его последователи. В 1867 г. У. Рейни вместе с С. Льюисом представляли Сьерра-Леоне на Антирабовладельческой конференции в Париже.

В конце 60-х годов Рейни обвинил власти Фритауна в расовой дискриминации креолов. Он приводил примеры, когда нечестные и неквалифицированные чиновники сохраняли посты только потому, что были европейцами, а достойных отстраняли, поскольку они были африканцами. У. Рейни оспаривал бюджет колонии, в соответствии с которым полиции выделялось 14 тыс. ф. ст., а на нужды образования — 292 ф. ст. в год. Он настаивал на сокращении расходов на содержание раздутого административного аппарата, возражал против подворного налога.

В 1866 г. власти предприняли попытку отменить суд при-сяжных. У. Рейни развернул кампанию протеста. Был образован комитет по сбору подписей под петицией. Недовольных поддержали Антирабовладельческое общество и Общество защиты прав аборигенов. Выступления У. Рейни в прессе, обращения за поддержкой к общественности Сьерра-Леоне и Великобритании вынудили власти отменить ограничения полномочий суда присяжных. Во многом благодаря критическим статьям У. Рейни был смещен губернатор Сьерра- Леоне. 2 февраля 1867 г. в газете «Африкен Интерпретер» У. Рейни поместил заметку, в которой бывший губернатор в воображаемом разговоре со своей совестью говорит: «Сьерра-Леоне пользовалась одной из фундаментальных британских свобод — судом присяжных… Я лишил ее этого священного права» [208, с. 150—154].

В 1870 г. У. Рейни, опираясь на «короля аку» Пратта и его приверженцев, развернул кампанию против главного судьи колонии Хаггинса. Петиции, осуждавшие действия последнего, были направлены в Лондон на имя государственного секретаря и в парламент. Затем объектом критики стал губернатор Кеннеди, который назначил европейца Т. А. Волла на должность без прохождения обязательного конкурса. Это была открытая дискриминация креолов, претендовавших на то же место. В июле 1871 г. У Рейни выехал в Лондон и в «Африкен Таймс» обвинил Кеннеди в «неистребимой ненависти к африканской расе». Он направил несколько писем с критикой действий губернатора в министерства иностранных дел и колоний. В результате Лондон в 1872 г. перевел Кеннеди в Гонконг.

В Лондоне Рейни стал выпускать журнал «Сьерра-Леоне Джорнэл» и развернул полемику с Р. Бартоном, идеологом «социальных антропологов». В частности, он доказал его нечистоплотность, выразившуюся в присвоении денег африканского купца. Р. Бартону пришлось возвратить свой долг. Так был публично посрамлен враг африканцев. Вскоре Рейни заболел, переехал в Австралию, где и скончался в 1878 г. [183, с. 374, 385, 387].

Крупный след в журналистике Сьерра-Леоне оставил Э. У. Блайден. На примере Э. Блайдена, как и его предшественников У. Дрейпа и У. Рейни, прослеживается определенная закономерность: видные общественные деятели

Сьерра-Леоне, ее идеологи были, как правило, крупными журналистами. Итак, в апреле 1872 г. Э. Блайден выпустил газету «Нигро», главная цель которой, по его словам, состояла в том, чтобы укреплять братство всех народов негроидной расы. Иными словами, газета задумывалась как панафриканский орган. «Нигро» выступила в защиту Туземного пастората, призывала основать университет во Фритауне, оказывать поддержку мусульманам. Идеи, высказываемые Э. Блайденом, вытекали из его концепции «культурного национализма», и на них сразу же обрушились его идейные противники, буржуазные просветители во главе с С. Льюи-сом. За С. Льюисом стояла такая влиятельная в стране фигура, как Б. Трегаскис, и принадлежавшая ему газета «Индепендент». Эту битву Э. Блайден и газета «Нигро» проиграли. Ее пришлось закрыть [126, с. 200; 183, с. 388, 389, 392, 393].

Но Э. Блайден и в последующие годы сотрудничал с местной прессой. В 1872 г. он помог Джеймсу Квакеру основать ежемесячник «Эсиопиэн», который освещал проблемы просвещения. В 1874 г. при его поддержке Уильям Грант приступил к выпуску газеты «Вест Африкен Рипортер», ратовавшей за сближение англоязычных западноафриканцев, в первую очередь сьерралеонцев и либерийцев.

В 1884 г. при поддержке Э. Блайдена Д. Корнелиус Мей стал выпускать газету «Сьерра-Леоне Викли Ньюс» — одну из самых популярных в Западной Африке. Ее тираж был 1500 экземпляров, и она продавалась в Сьерра-Леоне, Золотом Береге, Лагосе, несколько подписчиков имела в хин- терленде. Отражая интересы креолов, газета критиковала закон о протекторате, затруднивший торговые операции креолов. Но в целом она поддерживала власти.

В 80-е годы во Фритауне выходило 12 газет, включая «Методист Геральд», освещавшую деятельность церкви с позиций «культурного национализма». Все газеты публиковали международные новости, статьи о местных проблемах. Цена номера была три пенса. Но к 1888 г. уцелела лишь одна «Сьерра-Леоне Викли Ньюс».

В 1889 г. группа купцов-креолов стала издавать «Сьерра-Леоне Таймс». Ее редактором был Джеймс Огастес Фитц- джон. Она выходила как еженедельник, тиражом около 500 экз. Помимо Фритауна распространялась в Лагосе, Гамбии, Золотом Береге. Несколько экземпляров высылалось в Англию. Во внутренних районах Сьерра-Леоне подписчиков у нее не было. Девиз газеты: «Забота о благе народа». Как утверждал Фитцджон, газета могла критиковать действия правительства, но никогда не занималась подстрекательством африканцев к неповиновению властям. Газета отразила недовольство креолов законом о протекторате, ибо они рассчитывали на присоединение хинтерленда к колонии. Эта газета конкурировала со «Сьерра-Леоне Викли Ньюс». В последней, как отмечалось, сотрудничал Блайден, и она проповедовала африканскую самобытность. Редактор первой выступал за копирование европейских образцов и был сторонником буржуазных просветителей [12, с. 724, 730; 183, с. 464, 496].

Религиозные воззрения креолов

В сьерра-леонском обществе были представлены три религии— традиционные верования, христианство и мусульманство. Удельный вес каждой из них характеризуют следующие цифры: в 1836 г. из 35 тыс. жителей коронной колонии 6,5 тыс. были христиане, менее 2 тыс.— мусульмане, остальные— последователи традиционных верований [126, с. 39].

Традиционных верований придерживались преимущественно представители местных племен. Но среди их последователей было немало креолов, особенно среди беднейшей части, к которой относились освобожденные африканцы, попавшие в Сьерра-Леоне позже других. Обычно эта категория лиц оказывалась среди неимущих, их социальный статус был самым низким. Большинство приверженцев традиционных верований, или «идолопоклонников», как их называли, жили в деревнях. Они поклонялись Шанго — богу грома, Эллебару — дьяволу и Оргунгу — богу воды.

В 40-е годы XIX в. даже в христианизированных деревнях некоторые жители, особенно старики, все еще придерживались традиционных верований. В Белгуэме был также основан тайный компин для соблюдения веры предков, в котором имелся король, судья, секретарь, констебль. Большие трудности для миссионеров создавала полигамия. Приняв христианство, африканцы сохраняли ее в скрытых формах, и обычно девушки-служанки были в действительности младшими женами. И все же позиции традиционных верований слабели. Складывался своеобразный симбиоз — из сочетания христианства и традиционных верований. Называли себя такие освобожденные африканцы христианами, посещали церковь, однако наряду с христианскими обрядами они соблюдали и традиционные. Такие люди прибегали к магии, чтобы уберечься от сглаза, носили амулеты, поклонялись священным деревьям, совершали обряд погребения, принятый в племени. Все эти проявления «идолопоклонничества» они совмещали с посещением церкви, христианскими молитвами и песнопениями.

Миссионеры боролись с традиционными верованиями, опираясь на компины, которые наказывали вероотступников штрафами, подвергали остракизму. Особых успехов в этой борьбе миссионеры достигли на Банановых островах. Под влиянием христианской морали там не продавали спиртного, не было случаев воровства, а когда обнаруживали человека, тайно придерживавшегося традиционных верований, его высылали на материк.

Хотя по численности приверженцы традиционных верований превосходили последователей других религиозных учений, общепризнано, что самой влиятельной религией в стране было христианство.

Христианство стало таким же важным признаком креола, как европейское имя, одежда и образование. Правда, христианство сьерра-леонцев не было ортодоксальным. В нем наличествовал большой пласт традиционных, дохристианских верований, испытало оно также влияние ислама. В результате возникли церкви разного толка, в том числе неортодоксальные. Так, по данным за 1821 г., из 5 тыс. населения города Фритауна ортодоксальные церкви посещало не более 600 человек. Стремление поселенцев к самостоятельности нашло свое проявление и в сфере религии. Вот как складывались их взаимоотношения с одним из вероучений — британской методистско-веслеянской церковью. Новошотландцы отошли от нее в 1822 г. и основали независимое Западноафриканское методистское общество. В свою очередь, в 1844 г. от него отделились освобожденные африканцы, образовав Западноафриканскую методистскую церковь (2 тыс. верующих и 43 священника).

Среди христиан Сьерра-Леоне преобладали протестанты. Попытались там обосноваться и католики. В 1859 г. во Фритауне возникла их миссия. Миссионеры-католики действовали среди бедной части населения, тогда как протестанты отдавали предпочтение зажиточным. Католики открыли несколько бесплатных школ. Но они не стали готовить священнослужителей из африканцев и этим обрекли себя на второстепенную роль.

Религиозная принадлежность обычно свидетельствовала о социальном статусе креолов: преуспевающие, элита, были обычно христианами-англиканами [252, с. 3—14].

Наиболее легко, как уже отмечалось, принимали христианство дети-учащиеся. Поэтому миссионеры содействовали расширению сети школ. В середине 30-х годов в Сьерра-Леоне обучалось 6,8 тыс. детей, а в 1840 г.— 8 тыс., т. е. пятая часть всего населения. В колонии были созданы духовная семинария (1820) и колледж в Фура-Бей (1827). Колледж готовил учителей и священнослужителей. К 1841 г. его окончили 39 человек [200, с. 134; 213, с. 33, 34].

Безусловно, качество обучения в Сьерра-Леоне оставалось на достаточно низком уровне. В деревенских школах учили практически только читать Библию. Тем не менее родители считали своих детей «англичанами» и не хотели, чтобы они работали в поле. Если первоначально миссионеры обучали детей грамоте, то со временем они стали соединять учебу с трудовой подготовкой. После 1850 г., когда все школы были переданы ЦМО, оно стало поощрять занятия трудом, основало училище для подготовки учителей и промышленную школу в Кисси, где готовили плотников, портных, хлопкоробов. Школы в Регенте и Батерсте учили детей выращивать хлопок и кофе.

В 1845 г. ЦМО открыло первую среднюю школу. Ее программа совпадала с принятой в Англии. Стоимость обучения составляла 4 и 15 ф. в год (последняя для тех, кто был на полном пансионе). Среди учащихся были мальчики не только из Сьерра-Леоне, но и других стран Западной Африки: Нигерии, Либерии, Фернандо-По.

В 1848 г. в Фура-Бей было начато строительство четырех-этажного кирпичного здания семинарии. Главой этого учебного заведения стал африканец Эдвард Джонс. Семинаристы наряду с другими предметами изучали африканские языки: игбо, хауса, темне. Это стало возможным благодаря усилиям миссионеров. Уже отмечалось, что они начали осваивать языки темне и сусу в самом начале XIX в. С годами круг их интересов возрос. В 1854 г. миссионеры выпустили сборник «Полиглота Африкана», в котором были приведены образцы 200 языков и наречий, на которых говорили в Сьерра-Леоне выходцы из всей Африки, от Мозамбика до Сенегала.

В 1861 г. миссионер Шлепкер издал книгу о традициях темне, их языке — первое серьезное исследование об этом народе. В 1870—1873 гг. аку Генри Джонсон перевел Библию и вел службу в церкви на своем родном языке йоруба. С годами интерес миссионеров к коренным народам, в первую очередь темне, продолжал нарастать. В 1894 г. ЦМО открыло на их землях несколько миссий. Другие церкви также вели работу среди темне.

Миссионеры выпускали религиозную периодику. В 1842 г. стал выходить их орган «Сьерра-Леоне Вотчмен». Эго было первое частное издание в колонии. В последующем печатались газеты «Вотчмен энд Вест Африкен Рекорд» — с 1875 г.; «Вест Африкен Рипортер» — с 1876 г.; «Эсиопиэн» — с 1876 г. Все эти публикации не окупались.

Первое свидетельство обучения детей Сьерра-Леоне аф-риканским языкам относится к 1827 г. В этом году квакер Ханна Килхем стала обучать африканских детей на родном им менде и аку в Англии.

Вслед за мальчиками миссионеры развернули обучение девочек. В 1847 г. для них была открыта школа, в 1849 г.— женский институт.

Система обучения получила логическое завершение в 1876 г., когда Фура-бей-колледж был ассоциирован с Дар- хемским университетом и высшее образование, так высоко ценимое креолами, пришло в Сьерра-Леоне.

Мусульман в колонии насчитывалось около 2 тыс. Это были мандинка, сусу, фула, среди освобожденных африканцев— йоруба (аку). Глава мусульман — альмами — располагал и духовной и светской властью. Йоруба-мусульмане по образу жизни мало чем отличались от соплеменников, ибо приняли они ислам совсем недавно, в начале XIX в., в ходе джихада Османа дан Фодио. Поэтому йоруба-мусульмане наряду с духовным владыкой, имамом, имели старейшину в качестве политического и административного главы. Мусульмане расселились около Фура-бей в Севейдж-сквер и построили там мечеть.

Сравнительно крупная община мусульман-фула возникла в XVIII в. на востоке Сьерра-Леоне на землях племен лимба, мандинка, в районе Порт-Локо, потеснив темне. И все же к 1800 г. мусульман по соседству с Фритауном было мало — немногие вожди, купцы, воины. Как правило, мусульманские общины появлялись вдоль торговых путей или как результат завоеваний [157, с. 107—108].

Последователи ислама временами враждовали с приверженцами традиционных верований, временами нет. Так, известно, что в отрядах Самори сражались и те и другие [195, с. 241]. Другим примером веротерпимости служит тот факт, что мусульмане входили в общество «Поро» наряду с приверженцами традиционных верований, но постепенно ислам в Сьерра-Леоне теснил «Поро». На месте святилищ «Поро» строились мечети. Хотя о полной ликвидации «Поро» под влиянием ислама говорить преждевременно, ибо для вождей участие в «Поро», так же как и верность культу предков, очень важно [271, с. 108, 109, 140].

Во второй половине XIX в. некоторые мусульмане преуспели как купцы, советники вождей. Эти люди дали образование своим детям и входили в элиту страны.

В XIX в. у Англии не было последовательной политики в отношении мусульман. Руководствуясь сиюминутными выгодами, она могла пойти как на уступки, так и на серьезные ущемления интересов мусульман. Многое нередко зависела от личных симпатий того или иного колониального деятеля.

В первой половине XIX в. власти относились к мусульманам враждебно и действовали соответственно. В 1832 г. 40 мусульман были арестованы по обвинению в подготовке восстания и брошены во фритаунскую тюрьму. В 1839 г. власти сожгли мечеть в Фула-тауне и запретили мусульманам косить чалму и накидку. Из-за притеснений мусульмане держались особняком, пытались эмигрировать в Нигерию либо переселиться во внутренние районы.

В 70-е годы власти перестали третировать мусульман и даже стали оказывать им помощь в содержании школ. Решающее воздействие на изменение курса властей оказали интересы торговли. Основными торговцами в хинтерленде были мусульмане, и масштабы торговли с ними все нарастали. Например, в январе 1877 г. из хинтерленда во Фритаун прибыло 3 тыс. торговцев, в феврале—1124, в марте— 1708. Перемены в отношении властей к мусульманам связаны во многом с деятельностью У. Блайдена. В 1872 г. он убедил губернатора Кеннеди направить экспедицию для налаживания связей с мусульманами Фалабу. По совету Блайдена, другой губернатор, Хеннесси, решил опираться на «неиспорченных цивилизацией» африканцев, в первую очередь мусульман, и стал их открыто поддерживать. В 1901 г. Блайдена назначили директором отдела мусульманского образования, целью которого был рост числа школ для африканцев.

В среде мусульман шла борьба между ортодоксами и реформаторами. К концу XIX в. последние взяли верх. Их лидером был аку Амара. Предположительно, он родился в Иорубаленде в 1805 г. и попал в Сьерра-Леоне в 1837 г. с партией освобожденных африканцев. В 1875 г. он стал имамом мечети в Фула-тауне и признанным главой мусульман колонии. Он выступал за единство креолов независимо от религиозной принадлежности. Умер Амара в 1898 г.

Некоторые авторы, в частности Бантон и Портер, не включают мусульман в креольское общество [251, с. 7; 144, с. 7]. Вряд ли это верно. Во всем, кроме религии, креолы-христиане и креолы-мусульмане развивались одинаково, язык, пища, одежда, многие обычаи у них были общими.

Движение за африканизацию церкви

В деятельности Церковно-миссионерского общества про-слеживается несколько этапов. Первый из них, который можно было бы определить как поиски своего пути в Африке, освещен в предыдущих разделах (см. с. 64—66). В последующем политика ЦМО определялась господствующими настроениями в Великобритании — симпатиями идеям фритреда или, позднее, концепции «белого превосходства».

В эпоху фритреда ЦМО взяло курс на африканизацию церкви. В 1852 г. оно образовало епископат, включивший в себя все британские владения в Западной Африке между 20° северной и 20° южной широты. Первым епископом стал европеец Оуэн Эмерин Видал. Еще до появления епископата ЦМО после Нигерской экспедиции 1841 г. стало широко использовать миссионеров-африканцев. С. Кроутера отправили в колледж ЦОДО в Айслингтоне (Англия) и 1 октября 1843 г. присвоили ему сан священника. В 1844 г. священниками стали Чарльз и Джозеф Райт. В 1849 г. рукоположили в священники Джорджа Николя (отец — темне, мать — сусу) и Томаса Максвелла, родом из Борну. В 1856 г. восемь сьерралеонцев стали диаконами. В разгар эпохи фритреда селение Гастингс назвали «Вифлеемом Западной Африки», по-скольку отсюда родом были многие священники-креолы.

На рубеже 60-х годов руководитель ЦМО Генри Венн предложил постепенно переходить в Сьерра-Леоне от миссий ЦМО к церкви, руководимой африканцами. В 1861 г. ЦМО передало 9 приходов Туземно-церковному пасторату (в обиходе его называли «Туземный пасторат»), и эту дату можно считать началом его деятельности. Остальные, включая Фритаун, все еще обслуживались ЦМО. Приходы новой церкви возглавляли пасторы-африканцы, но контроль за их деятельностью сохранило ЦМО. Власти предоставляли Туземному пасторату дотацию в 200 ф. ст. ежегодно. В 1866 г. они увеличили ее размер до 500 ф. ст. в год.

В 70-е годы к Туземному пасторату перешло еще несколько приходов. В 1876 г. он сам покрыл свои расходы и перестал получать субсидию от властей.

Отношение креолов к Туземному пасторату было далеко не однозначным и породило в их среде глубокий раскол. Э. У. Блайден, С. Кроутер, Джеймс Джонсон, У. Рейни были его решительными сторонниками. С. Льюис, Б. Трегаскис — не менее решительными противниками. Острые споры между приверженцами пастората и его врагами порой выливались в открытые стычки [183, с. 375, 407, 508]. Последовательную борьбу против Туземного пастората вел Бенджамин Трегаскис. Будучи главой веслеянской общины в 1864—1874 гг. и очень богатым человеком, он пользовался большим авторитетом в стране. Именно он стал инициатором направления детей креолов на учебу в Великобританию. Ему, в частности, обязаны своими британскими дипломами священник Джозеф Клаудиус Мей и адвокат Сэмюэль Льюис. Трегаскис развернул борьбу против Туземного пастората не только в Сьерра-Леоне, но и в Великобритании [176, с. 28].

И все же движение за африканизацию церквей нарастало. Его возглавил ведущий религиозный деятель Сьерра-Леоне и всей Западной Африки во второй половине XIX в. Сэмюэль Кроутер.

Сэмюэль Кроутер (его до крещения звали Аджаи) был по происхождению йоруба. Он родился в Нигерии в семье ремесленника-ткача. В начале 1821 г., когда мальчику было 13—15 лет, его селение было захвачено отрядом мусульман- фульбе. Аджаи был продан в рабство, освобожден англичанами и в июне 1822 г. доставлен во Фритаун.

Мальчик оказался весьма одаренным и трудолюбивым, к концу 1822 г. он уже свободно читал Библию на английском языке. В 1826 г. его отправили на учебу в Англию. В том же году он стал студентом семинарии в Фура-бей, а после ее окончания — священнослужителем. В 1841 г. С. Кроутер принял участие в Нигерской экспедиции для реализации плана Т. Бакстона. В 1845 г. переехал в Нигерию и был ведущим миссионером в Абеокуте. В 1846 г. он был назначен епископом и главой англиканской церкви в Западной Африке и стал первым африканцем на таком высоком посту.

С. Кроутер был высокообразованным человеком. Он написал грамматику йоруба, составил его словарь и осуществил перевод на этот язык части Библии. За научные заслуги Оксфордский университет присвоил Кроутеру почетное звание «доктора наук».

Официальный титул С. Кроутера был «епископ Западной Экваториальной Африки вне владений ее королевского величества». Следовательно, под его религиозной властью оказалась вся Западная Африка за исключением Батерста, Фритауна, Аккры, Лагоса. Под его руководством оказались и белые миссионеры.

Крупнейшей заслугой С. Кроутера на миссионерском поприще было основание в 1864 г. Нигерской миссии. Здесь было образовано пять станций, все сотрудники которых были африканцами. Это расценивалось как выдающееся достижение. Креолы всемерно поддерживали как миссии, которые работали на их бывшей родине, например в Нигерии, так и тех, кто нес слово божье во внутренние районы Сьерра- Леоне, где они торговали.

Однако в начале 70-х годов, когда в рядах ЦМО верх взяли расистские элементы, выступившие за сохранение руководящей роли европейцев в религиозной сфере, главной мишенью они избрали епископа Кроутера. Была проведена «чистка» Нигерской миссии, и по ее результатам были отстранены 12 из 15 священкиков-африканцев. В августе 1890 г. епископ Кроутер был публично назван «лжецом» и вся его деятельность была осуждена [300, 1965, т. II, № 1, с. 41]. Новый курс ЦМО был неизбежной реакцией на перемены в колониальной политике Великобритании и лишь случайно совпал со смертью Г. Венна в 1872 г. Останься Г. Венн в живых, он вынужден был бы признать новую реальность или отстраниться от руководства ЦМО.

Расправа над С. Кроутером вызвала возмущение во всей Западной Африке и породила движение за образование самостоятельной в организационном отношении африканской церкви. Протест африканцев против пересмотра курса ЦМО вышел за рамки религиозной проблемы и приобрел патриотический и политический характер. С. Кроутер стал кумиром зарождающегося национализма. Движение в его поддержку вылилось в кампанию за равноправие африканцев.

8 мая 1891 г. епископ Кроутер объявил, что Нигерская миссия выходит из подчинения ЦМО и преобразуется в Независимый пасторат Дельты Нигера. В Сьерра-Леоне развернулась массовая кампания в поддержку епископа С. Кроутера и возглавляемого им Независимого пастората Дельты Нигера. Церковь колонии обязалась ежегодно выделять пасторату 350 ф. ст. В октябре—декабре 1891 г. она собрала для этих целей 600 ф. ст.

Верующие Сьерра-Леоне основали фонд «церковь Фритауна» для поддержки деятельности Кроутера в Абеокуте. B.Г. Пратт пожертвовал церкви 100 ф. ст. Это были немалые деньги. Белые м.иссионеры расценили успех кампании в поддержку епископа Кроутера как результат того, что «проблема приобрела расовый характер» [183, с. 236, 306; 276, с. 22].

Кончина епископа Кроутера 31 декабря 1891 г. не приостановила борьбы за независимый пасторат. Он был формально провозглашен 29 апреля 1892 г. Но Лондон сделал все, чтобы свести на нет его самостоятельность. Преемником C. Кроутера был назначен белый епископ Д. С. Хилл. Креолу Дж. Джонсону, первому помощнику С. Кроутера, было отказано в посте епископа. Тем не менее именно Дж. Джонсон рассматривался креолами как продолжатель дела С. Кроутера [276, с. 36].

Джеймс Джонсон (1838—1917) был сыном освобожденных африканцев, по происхождению нигерийцев. Окончив начальную школу в родном селении Каканда-таун (близ Ватерлоо), он в 1851 г. поступил в среднюю школу во Фритауне, в 1854—1858 гг. учился в колледже Фура-бей. В сан священника англиканской церкви был возведен в 1863 г. Он был фанатичным борцом за торжество христианства и жестко осуждал прихожан за любое отклонение от религиозных лостулатов. В начале 70-х годов он становится приверженцем концепции «культурного национализма» и тесно сотрудничает с его идеологом Э. У. Блайденом. При всем своем религиозном пуризме он стремился приспособить христианство к африканским реалиям. Поэтому он выступал за то, чтобы руководство церковью было в руках африканцев. За африканизацией церкви, как он полагал, последуют объявление христианства государственной религией, продвижение африканцев по государственной службе, создание муниципалитетов и выборного Законодательного собрания и, наконец, африканского государства.

Джеймс Джонсон, как и С. Кроутер, стал жертвой дискриминации. Его карьера религиозного деятеля — это постоянная борьба с белыми расистами, ставившими под сомнение его личные и деловые качества лишь из-за того, что он был африканец. И хотя он фактически возглавил после смерти С. Кроутера пасторат Дельты Нигера, в сан епископа его не возвели.

Под различными предлогами ЦМО удалось оттянуть предоставление полной самостоятельности пасторату Дельты Нигера до 1920 г. Но с момента провозглашения он существенно расширил права африканцев в церкви. Пасторат пользовался автономией в текущих делах, его сотрудники были африканцами, и лишь в вопросах толкования религиозных догм он подчинялся решениям Лондона. Его руководитель Джеймс Джонсон вел себя практически независимо. Поэтому с некоторыми оговорками пасторат Дельты Нигера можно рассматривать как самостоятельную в организационном отношении церковь [126, с. 172—174, 187, 188]. Деятельность пастората — это безусловный шаг на пути к пробуждению национального самосознания африканцев. Именно поэтому современный нигерийский ученый Э. Аянделе пришел к выводу, что пасторат Дельты Нигера — это «веха в формировании национализма» [142, с. 191].

Дискриминация креолов

В 60-е годы XIX в. в общественном мнении Великобритании оформилось враждебное африканцам направление «антропологов», или «социальных антропологов». Ведущее положение учения «антропологов» гласило, что каждая раса' возникает в процессе эволюции из другой, низшей. В построенной на этом принципе пирамиде негроидной расе отводилось низшее место и делался такой вывод: «Негр — это существо, которое ничего не открыло, ничего не создало, ничего не улучшило» [81, с. 175].

Из утверждения об естественной эволюции одной расы из другой «антропологи» приходили к заключению, что этот процесс нельзя ускорить и, следовательно, рассуждения о возможности осуществить цивилизацию Африки — абсурд.

С «антропологами» полемизировал ряд общественных организаций Великобритании, в частности Аитирабовла- дельческое общество, Общество защиты прав аборигенов, Общество содействия африканцам. Но особенно резко осудили теорию «антропологов» сами африканцы, в первую очередь Э. У. Блайден, Дж. Хортон, У. Рейни. Дж. Хортон, в частности, посвятил спорам с «антропологами» особую главу в своей книге «Страны и народы Западной Африки», названную «Фальшивые теории современных антропологов». Резюмируя свои возражения, он писал: «Я настаиваю на том, что африканской, или негритянской, расе присущи общечеловеческие качества, что нет принципиальных различий между африканцем и его более цивилизованным собратом, что его моральные и умственные качества от природы такие же или почти такие же, как у европейца. Неоспорим логический вывод, что различия возникли целиком под влиянием внешней среды» [87, с. 27].

Несмотря на уязвимость аргументации «антропологов», их взгляды находили все более широкую поддержку в правительственных кругах Великобритании, и именно они стали платформой нового подхода к колониальной проблеме, направленного на всемерное расширение империи и претворение в жизнь концепции «белого превосходства».

Эти перемены привели к коренным изменениям в Сьерра- Леоне. Начиная с 60-х годов там все убыстряющимися темпами стали нарастать дискриминационные меры в отношении креолов. Уже при губернаторе Рове прозвучали голоса, что африканские клерки нечестны, что их должны контролировать европейцы. Креолы боролись с предвзятым к себе отношением. Во Фритауне разразилась настоящая буря возмущения, когда Ров напомнил, что креолы — потомки рабов и ведут себя как рабы. Появились многочисленные протестующие статьи в газетах, была направлена петиция в Лондон, организован запрос в британском парламенте [183, с. 413, 446].

В 1882 г. Ричард Бартон, видный идеолог политики «белого превосходства», выпустил книгу «На Золотой Берег за золотом», в которой писал: «Сьерралеонец— это проклятье для европейцев в Западной Африке» [183, с. 447].

К началу 90-х годов креолов и европейцев в Сьерра-Леоне разделяла пропасть. В 1891 г. в колонии проживало 210 европейцев. Они избегали контактов с креолами и были преисполнены расовыми предрассудками. Изоляция возросла, когда европейцы, спасаясь от малярийных москитов, перебрались в более возвышенный район между Уилберфор- сом и Ватерлоо и стали жить единой общиной, в отрыве от африканцев.

После провозглашения в 1896 г. протектората власти уже не считали нужным скрывать своего отрицательного отношения к креолам. Губернатор Кэрдыо формально перестал доверять креолам. Он требовал, чтобы во главе каждого департамента стоял европеец. Креолов стали убирать с высших постов, исключать из состава Законодательного совета. Роль последнего упала после того, как в 1896 г. была введена практика предварительного обсуждения законопроектов в Исполнительном совете и, следовательно, функции Законодательного совета были превращены в чисто формальные, сводящиеся к тому, чтобы утверждать уже фактически принятые решения. В 1897 г. был нанесен еще один ощутимый удар по статусу креолов — для них был отменен суд присяжных [183, с. 537, 538, 580]. Итак, к 1897 г. были окончательно аннулированы рекомендации Особого комитета британского парламента от 1865 г., декларировавшего равенство европейцев и африканцев.

В начале XX в. дискриминация креолов стала повсеместной. В 1902 г. было введено правило, что доктор-африканец не может быть руководителем врача-европейца. Тем самым африканцы были отстранены от решения проблем здравоохранения. Политика назначения на ответственные посты только европейцев, начатая при Кэрдыо, оттеснила креолов от руководящих должностей. В армии и полиции даже рядовых креолов начали менять на коренных африканцев как менее требовательных. За 20 лет, с 1892 по 1912 г., произошли разительные перемены. В 1892 г. креолы занимали 18 из 40 ответственных должностей, в 1912 г.— 15 из 92. Креолы стали объектом всесторонней дискриминации.

Общественные организации в Сьерра-Леоне прошли долгий путь. Вначале они носили благотворительный, специализированный характер, помогали своим членам приспособиться к европейскому, буржуазному образу жизни. Но в недрах этих организаций зрели ростки национального самосознания, протеста против чужеземного порабощения, и со временем они приобрели политическую направленность.

Ранние политические ассоциации были немногочисленны по составу, их участники, чтобы отстоять свои права как креолов и британских подданных, группировались вокруг влиятельных лидеров. Организации возникали для борьбы против конкретных действий властей. Программы на длительный срок у них не было. Такие ассоциации можно была бы назвать «доисторическими партиями», или протопартиями, ибо они были всего лишь прообразом подлинной партии. И тем не менее именно они сумели выразить недовольства креолов действиями колониальных властей.