Книги, статьи, материалы /История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. /ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТЕКТОРАТА

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только :

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА НОВОЙ ГВИНЕЕ (05.07 - 20.07.2017)
Лучшее в Индонезии

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2017)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2017)
Знакомство с огромным островом

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (06.03 - 20.06.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (31.05 - 13.06.2018)
Таинственная страна Догонов


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТЕКТОРАТА

ОБРАЗОВАНИЕ ПРОТЕКТОРАТА

Территориальная экспансия

Колония Сьерра-Леоне напоминала небольшой островок среди моря коренного населения. С племенами велась торговля, выходцы из племен использовались в качестве рабочих и слуг. Со временем часть таких рабочих стала постоянными жителями Фритауна. Если выходцев из одного племени в городе было немало, они выдвигали из своей среды вождя. Так, сусу имели во Фритауне своего вождя, был вождь у мандинка, кру. Но власти формально этих вождей не признавали.

Более сложными были отношения с племенами за пределами Сьерра-Леоне. Со времени своего основания колония осуществляла неуклонную территориальную экспансию. Основным ее мотивом была поддержка торговли. Экономические интересы европейских фирм и предпринимателей-крео- лов были сосредоточены в районах проживания коренного населения, и они, естественно, рассчитывали на поддержку со стороны Великобритании. И хотя Лондон в первой половине XIX в. неохотно шел на территориальные приобретения, его чиновники в Западной Африке, будучи фактически бес-контрольными, считали лучшей формой защиты интересов купечества присоединение коронных земель. Поэтому нередко в Западной Африке государственный флаг Великобритании «Юнион Джек» следовал за купцами. Так, в 1816 г. губернатор Сьерра-Леоне Маккарти подтвердил британские притязания на Гамбию и основал на о-ве Сент-Мэри город Батерст. В 1819 г. Маккарти присоединил к колонии земли на левом берегу р. Бане и основал селения Гастингс и Ватерлоо. Это стало возможно после того, как вождь Ка Конка передал колонии суверенитет над частью земель своего племени. В связи с этим вождю была установлена субсидия размером 50 баров в год [9, с. 100]. В 1820 г. к Сьерра-Леоне были присоединены Банановые острова (за ренту в 250 долл.. в год). Там стали размещать освобожденных африканцев.

Джордж Робертсон присоединил к короне земли на Кейп-Палмасе и Фернандо-По. Капитан Исаак Спенс приобрел права на земли в районе Ривер-Сестос, к югу от мыса Ме- сурадо. (Позднее Кейп-Палмас и Ривер-Сестос вошли в состав Либерии.) В сентябре 1825 г. Тэрнер, губернатор Западной Африки, под угрозой применения силы включил в состав Сьерра-Леоне территорию от Камаранки до Камалу (между о-вом Шербро и землями галлина). 12 декабря 1825 г. таким же образом он присоединил Порт-Локо (земли фула). Тэрнер требовал, чтобы Лондон разрешил ему аннексировать все земли от Горэ до Кейп-Маунта «в интересах искоренения работорговли». Однако после смерти Тэрнера в 1825 г. экспансия Сьерра-Леоне была приостановлена. В 1830 г. Особый комитет британского парламента даже рекомендовал ликвидировать колонию.

На этапе активного осуждения фритредерами колониальных захватов, т. е. начиная с 20-х годов XIX в., администрация Сьерра-Леоне разработала систему, которая позволяла устанавливать контроль над теми или иными землями без формального их присоединения к колонии. Речь идет о «договорах о дружбе», ставших новой формой территориальной экспансии Сьерра-Леоне. В соответствии с ними вождь формально сохранял суверенитет, но брал обязательство советоваться с властями колонии, приходить ей на помощь, оказывать содействие ее купцам, т. е. быть ее надежным союзником. Со своей стороны, власти Фритауна обязывались защищать союзное племя от врагов и устанавливали такому «дружественному» вождю пособие в размере 10 и более ф. ст. Фактически «договор о дружбе» означал, что земли племени переходили под контроль Сьерра-Леоне. Почему вожди шли на заключение этих неравноправных соглашений? Прежде всего потому, что у них было достаточно возможностей убедиться, что сила на стороне пришельцев. Они получали солидное материальное вознаграждение. И, наконец, что их отчасти оправдывало, они полагали, что поступались, малым, сохраняя главное — свою власть.

«Договоры о дружбе» позволили Сьерра-Леоне значительно расширить свое влияние. Между 1828 и 1845 гг. их было подписано лишь шесть. Но позднее их значение стало возрастать. Губернатор Кеннеди стал, как отмечалось, автором крылатого выражения «пособие сильнее меча». На основании таких соглашений в 1861 г. влияние колонии было распространено на район Рибби, в 1861 —1862 гг.— на часть о-ва Шербро. К 1873 г. было подписано 73 «договора о дружбе», которые поставили под контроль англичан территорию* от Фритауна вдоль побережья до Рио Нунеса, а в глубь материка— до земель менде и мемба [15, с. 3].

Благодаря механизму «договоров о дружбе» сложилась система контроля колонии Сьерра-Леоне над землями многих племен без формальной их аннексии. Такие земли получили название «охраняемой зоны» (Protected area). «Договоры о дружбе» продемонстрировали власть денег в Африке и их возрастающую роль в конкретной политике. К деньгам нередко прибегали, чтобы примирить враждующие племена. Так* когда вспыхнула война между племенами за право контроля над районами лесозаготовок, Фритаун взял на себя роль посредника и повел переговоры так умело, что все участники конфликта — за небольшое вознаграждение — отказались от претензий на эти земли и передали их колонии.

Расширение территории далеко не всегда проходило мирно, нередко англичане прибегали к силе оружия, чтобы «образумить» непокорных. О том, как это происходило, рассказал губернатор Дуган, докладывая 31 июля 1865 г. в Лондон о «примерном наказании непокорных племен» в районе р. Меллакури: «Обычная практика властей в отношении туземных властей, когда речь идет о том, чтобы добиться соблюдения договоров с ними, состоит в применении самых беспощадных мер, особенно если не удалось этого добиться мирным пугем. Фактически это единственное средство в отношении народа, едва вставшего на путь цивилизации. Могу лишь обратить внимание вашего превосходительства на экс-педицию губернатора Пейна на о-в Шербро, губернатора Макдональда в район Скарсис и особенно на факт сожжения городка Робат на Большой Скарсис. на недавнюю экспедицию губернатора Кеннеди на побережье Булом» [9, с. 600, 602].

Экспедиций по усмирению непокорных племен проводилось множество. Сообщения о них заполняют официальные отчеты в Лондон. Приведем некоторые из них. В ноябре 1854 г. вождь Малегеа отказался обеспечить безопасность британских и французских купцов в районе Меллакури. Против него была направлена военная экспедиция. Вождь капитулировал и обещал в течение трех месяцев возместить купцам убытки. Но слова не сдержал. Его городок был сожжен, имелись человеческие жертвы. Вождь капитулировал [9, с. 605].

В 1858 г. англичане направили три военных корабля вверх по реке Скарсис. Они изгнали сусу и восстановили власть темне. В 1859 г. два британских военных корабля и 500 солдат провели новую карательную экспедицию против сусу. Те отступили, но после ухода англичан вернулись и оттеснили темне, союзников англичан. Три военных корабля в 1859 г. завершили изгнание сусу с земель темне в этом районе [9, с. 605, 748].

В начале 1861 г. губернатор Хилл присоединил силой оружия к Сьерра-Леоне район Койя, населенный темне. Вождь темне к тому же был обманут: ему сказали, что его земли берутся в аренду, но в договоре говорилось об их передаче британской короне. В конце 1861 г. отряд из 300 солдат вместе с воинами союзных племен разбил силы темне к северо-востоку от деревни Ватерлоо, сжег их поселения, в том числе священное для них Рабата. Эти земли темне в феврале 1862 г. были также присоединены к короне.

Тесные контакты между англичанами и менде были установлены во второй половине XIX в. Правда, и до этого бывали отдельные экспедиции, включая карательные. Добирались солдаты к землям менде по рекам на небольших судах. Остров Шербро был своеобразным буфером между менде и колонией. После того как в 1862 г. он подписал «договор о дружбе» со Сьерра-Леоне, начались прямые контакты, и они неизбежно привели к конфликту. В 1875 г. менде совершили набег на селения, включенные в состав колонии. Против менде была натравлена карательная экспедиция, и им были навязаны договоры, ущемлявшие их права. Но конфликты продолжались. 80-е годы отмечены почти непрерывными усмирительными акциями против африканцев на о-ве Шербро, между вождями которых в 70—80-е годы шли войны за контроль над островом. В мае 1882 г. были свирепо подавлены племена в районе Джонг-ривер на о-ве Шербро. Их вожди были вынуждены признать протекторат Великобритании. Через год, в апреле—мае 1883 г., была проведена новая экспедиция на о-в Шербро. О жестокостях, ее сопровождавших, сведения проникли в британскую прессу. Итогом карательных акций стало дальнейшее расширение сферы британского влияния [9, с. 605; 12, с. 748].

В 1885 г. при губернаторе С. Рове было осуществлено примирение племен йони, проживавших близ границ с Либерией. Потерпев поражение, их вожди с повинной прибыли во Фритаун и 10 мая 1886 г. подписали мир. Однако вскоре йони снова проявили непокорность, и в октябре 1886 г. против них была двинута военная экспедиция. В ней участвовали 200 солдат, 50 полицейских, 700 воинов дружественных племен. Они сожгли несколько поселений, уничтожили посевы риса. В январе 1887 г. йони развернули боевые операции против квайя на о~ве Шербро, а в феврале атаковали посе-ления вождя Колкера, союзника Фритауна. Вмешались англичане. Военные действия продолжались до мая 1889 г. [12].

В январе 1889 г. была осуществлена карательная акция против вождя Макойя. В ней участвовали 75 полицейских и 800 воинов из дружественных племен. В ходе операции было захвачено главное поселение племени, Фанима. Ма- койя бежал.

Усмирительные экспедиции заканчивались иногда поражениями. Например, в мае 1855 г. в стычке с племенами англичане потеряли 77 человек. Это было их самое значительное к тому времени поражение в Сьерра-Леоне. Губернатор Роберт Дуган, афро-вестиндец, был объявлен виновником неудачи и смещен со своего поста.

Итоги территориальной экспансии Сьерра-Леоне выражаются в таких цифрах. В 1787 г. площадь колонии составляла 400 кв. миль, в 1860 г.— 468. После присоединения о-ва Шербро в 60-е годы она возросла еще на 4 тыс., а с образованием протектората — на 40 тыс. кв. миль [166, с. 127].

Параллельно с усмирением племен на землях, примыкавших к колонии, изучались глубинные районы, представлявшие интерес. В частности, весной 1887 г. была осуществлена экспедиция майора А. М. Фестинга на северо-восток от Сьерра-Леоне, в 1893 г. состоялась экспедиция Д. Ф. Скотта, Эллиота и Катарины А. Рейзин [12].

Учитывая важность проблемы племен, при губернаторе Сьерра-Леоне была учреждена должность государственного переводчика, осуществлявшего все контакты с вождями племен, т. е. он был как бы министром иностранных дел в отношениях с коренным населением. С 1852 по 1888 г. этот пост занимал креол Томас Джордж Лоусон. Его преемником стал креол Джеймс Парк, должность которого в 1891 — 1899 гг. называлась «суперинтендант департамента по туземным делам».

Конфликты во взаимоотношениях с племенами возникали постоянно. Острые споры шли по вопросу о том, кто должен рассматривать правонарушения коренных африканцев на территории колонии и сьерралеонцев на землях племен. В частности, в 1834 г. вожди темне отказались выполнить требование властей Фритауна о выдаче правоиарушителя-поселен- ца. Вожди обвинили колониальные власти в невыполнении соглашения, в соответствии с которым без их согласия нельзя было судить коренных африканцев, совершивших преступление на территории колонии. В апреле 1836 г. Фритаун подтвердил право вождей на юрисдикцию над их подданны-ми, где бы те ни жили. В ответ вожди темне признали верховную власть колонии над ее жителями.

Немало сложностей создавала проблема рабства. На территории колонии рабство было запрещено, и раб, оказавшийся во Фритауне, автоматически обретал свободу. Такая практика создавала почву для многочисленных конфликтов с племенами. Но за пределами колонии власти Фритауна избегали вмешивании во взаимоотношения племен со своими рабами. Показательны в этом отношении события в Кукуне.

В 1838 г. там вспыхнуло восстание рабов коранко против своих господ сусу. Восставших возглавил Билане. Он построил укрепленное поселение, где принимал беглых рабов, заключил союз с лимба, враждовавшими с сусу. И хотя англичане назвали Билане «новым Спартаком», Сьерра-Леоне сохранила нейтралитет в его конфликте с сусу.

Но главным во взаимоотношениях с племенами были вопросы торговли. О ее значении в жизни Сьерра-Леоне свидетельствует такой пример. Если когда-то власти Сьерра- Леоне с недоверием относились к мусульманам, то в 70-е годы они всячески демонстрировали дружелюбие. Эти перемены объяснялись заинтересованностью в торговле с мусульманским севером. Ее масштабы нарастали, и в 1879 г. во Фритаун прибыл караван численностью 1 тыс. человек из Сегу. В том же году в колонии побывали шериф Марокко и правитель Феса. Губернатор Сьерра-Леоне Ров в 1879 г. устроил прием для 700 мусульман по случаю окончания рамадана.

Соперничество с Францией. Самори

Экспансия Великобритании в Западной Африке усилилась в 50—60-е годы. В 1851 г. произошла аннексия Лагоса, развернулись военные действия в Гамбии — колониальные власти на местах расширяли британские владения в Западной Африке, хотя правительство в Лондоне делало вид, что не одобряло их. Эти перемены коснулись и Сьерра-Леоне. Ее экспансию наряду с торговлей стимулировала конкуренция Франции. Креолы, а вслед за ними власти Сьерра-Леоне видели в этой державе опасного соперника.

Умонастроения креолов выразил Фицджеральд в газете «Африкен Таймс». В опубликованной там статье он протестовал против французских захватов земель, на которые претендовала Сьерра-Леоне, возражал против того, что французы облагали товары сьерралеонцев не только импортной, но и экспортной пошлиной.

Конкуренция между Англией и Францией в этом регионе имела длительную историю. К северу и востоку от Сьерра- Леоне находились земли, на которые претендовали обе державы. Борьба между ними привела в конечном счете к определению границ между Сьерра-Леоне и Французской Гвинеей. Но эти международно признанные рубежи появились после многих десятилетий конфликтов, дипломатических интриг и военных стычек.

Во второй половине XIX в. обе державы осуществляли территориальную экспансию в этом регионе и нередко оказывались на грани вооруженных столкновений. Так, в 1877 г. англичане подтвердили свои права на Матаконг и объявили своими земли между Скарсис и Меллакури, на которые имели виды и французы. Острая конкуренция с французами наблюдалась в годы губернаторства Рова, который взимал пошлины на территориях, формально не входивших в состав Сьерра-Леоне.

В 80-е годы стороны проявили готовность к нормализации отношений. После длительных переговоров в 1882 г. была подписана англо-французская конвенция. В соответствии с ней Меллакури отошли к Франции, долина Скарсис — к Великобритании. Вслед за этой конвенцией последовали соглашения 1889, 1891 и 1895 гг. В результате были разрешены практически все конфликтные ситуации. Франция признала колониальные права Великобритании на земли, прилегающие к Сьерра-Леоне. Так, по соглашению от 21 января 1895 г. к Великобритании отошли территории хинтерленда Сьерра- Леоне площадью более 30 тыс. кв. миль и с населением, по разным оценкам, 0,75—2 млн. человек. Эти земли в 1896 г. получили статус протектората [12, с. 32].

Окончательное разграничение колониальных владений Великобритании и Франции в Западной Африке произошло в XX столетии. В 1904 г. англичане согласились, что о-ва Лос являются французским владением, а в 1912 г. была полностью согласована линия границы между Сьерра-Леоне и Французской Гвинеей.

Немалое воздействие на состояние англо-французских отношений в Западной Африке оказал Самори. Самори был военачальником правителя государства малинке Токоро (в бассейне Среднего Нигера). Наследовав его власть, Самори объединил в единый эмират несколько мелких государств и создал сильную мобильную армию. В 70-е годы конные отряды Самори — их называли софа — захватили обширные районы в Верхнем Нигере. Покоренные народы обращались в ислам. В 1884 г. софа захватили Фалабу. Поскольку действия Самори разворачивались на землях, на которые претендовали и французы и англичане, африканскому правителю пришлось вести сложную дипломатическую игру, ис-пользуя в своих интересах конкуренцию европейских держав. Так, при боях за Фалабу на воинов Самори обрушились французы, и он пошел на сближение с англичанами, добиваясь их поддержки и закупая у них оружие.

В 1885 г. Самори резко сменил свою ориентацию. Он подписал с французами договор «о дружбе» и послал одного из своих сыновей во Францию. Со своей стороны, французы признали его власть на землях киси, коно, коранко и лимба, что создавало непосредственную угрозу Фритауну. В 1887 г. Самори подписал еще одно соглашение с Францией, признававшее Нигер границей между его владениями и французскими, а также устанавливавшее формальный протекторат Франции над его государством. Следовательно, Франция могла претендовать на те районы Сьерра-Леоне, что лежали на границе с землями темне и менде.

В конце 80-х годов, когда отряды Самори сражались в этой спорной области, власть софа в зоне Верхних Скар- сис ослабла. Усилились позиции поддерживаемого Сьерра-Леоне Алимали Дауда. Но с ним враждовал вождь сусу Кариму. Против Кариму в 1888 г. были брошены полицейские из Фритауна. Они вошли в соприкосновение с отрядами французов. Были начаты переговоры, и в 1889 г. была намечена граница между владениями Великобритании и Франции. Это соглашение расширило территорию Сьерра-Леоне. К ней присоединились земли вождей племен в районах Порт-Локо, Мамболо, К.ойя.

В 1890 г. отряды софа во главе с Самори обрушились на северные районы «охраняемой зоны» Сьерра-Леоне. Британский представитель Таррет встретился с Самори и подписал с ним «договор о дружбе». Самори, в очередной раз изменив позицию, выразил готовность признать протекторат Великобритании, хотя его земли на Нигере входили в сферу влияния Франции. Но Лондон не утвердил договор, опасаясь осложнений.

В 1891 г. на земли малинке вторглись французские войска, завязались упорные бои. Число воинов Самори составляло 1,5—3,5 тыс., вооружены они были современными винтовками, которые закупали во Фритауне. Сражения, то разгораясь, то затухая, продолжались несколько лет. В 1892 г. богатый предприниматель из Ливерпуля Алфред Льюис Джонс, совладелец пароходной компании, имевший крупные интересы в Западной Африке, заключил с Самори еще одно соглашение, направленное против Франции. Но форинофис дезавуировал его.

В декабре 1893 г. британская военная экспедиция (379 солдат, 16 офицеров, 47 пограничников и 1 тыс. носильщиков) двинулась из Фритауна к северо-востоку на усмирение софа. Произошла стычка с французами, поддерживавшими софа. В итоге софа были вытеснены из сферы британского влияния.

В начале 1394 г. разразился новый конфликт с французами в районе Скарсис, где установленной границы не было. В боях на стороне англичан участвовали отряды Баи Буре (о нем см. дальше). В 1897 г. софа разгромили английский отряд, проникший на их земли. Лишь в сентябре 1898 г. французы разбили силы Самори и самого его взяли в плен (он умер в 1900 г.).

Протекторат как форма колониального господства

Противоречия с Францией, осложненные действиями Самори, подтолкнули британские власти в Сьерра-Леоне на решительные акции. В ноябре 1892 г. губернатор предложил объявить «охраняемую зону» протекторатом, разбить его на пять округов, назначить пять политических агентов (или комиссаров округов) и распустить пограничную полицию. Должности комиссаров предоставлялись лишь европейцам.

Почему создание «охраняемой зоны» не удовлетворило власти Сьерра-Леоне? Причин было несколько. Прежде всего, поскольку эти земли формально не входили в состав британского владения, на них все еще могла претендовать Франция. Далее, содержание «охраняемой зоны» превратилось в финансовое бремя. Особенно большие расходы приходились на пограничную полицию, которая была образована в 1889—1890 гг. Цель этого военизированного подразделения заключалась в том, чтобы обеспечивать примирение племен за пределами собственно колонии в «охраняемой зоне». Первоначально в ней состояло 4 офицера, 4 унтер-офицера и 280 вольнонаемных сотрудников. В 1896 г. ее штаты возросли до И офицеров-европейцев и 1505 вольнонаемных сотрудников. Их содержание обошлось в 19 тыс. ф. ст. [12, с. 34].

И наконец, статус «охраняемой зоны» вызывал глубокое недовольство племен, столкнувшихся с фактами вопиющего самоуправства, грабежа и мародерства со стороны сотрудников пограничной полиции.

Проблема закрепления земель «охраняемой зоны» стала особенно актуальной в 80-е годы, когда по Сьерра-Леоне больно ударил экономический кризис. В середине этого десятилетия наблюдалось сильное падение цен на экспортную продукцию колонии. В 1887 г. кофе из-за низких цен даже не стали убирать, стоимость имбиря снизилась с 3,25 пенса за фунт в 1884 г. до 1,5. Перец вообще нельзя было продать, рис, ввозимый в колонию, стоил вдвое дешевле местного. Процветала лишь торговля спиртным: дюжина бутылок джина продавалась за 5 шилл., галлон рома — за 2 шилл. 6 пенсов. В условиях кризиса Сьерра-Леоне из года в год сводила свой бюджет с дефицитом.

Выход из создавшегося положения многие видели в расширении границ колонии. Эти настроения инспирировали и всемерно поддерживали купцы из Манчестера, Бирмингема, Глазго и Лондона.

Выразителем интересов креолов стал С. Льюис, который в 1885 г. опубликовал памфлет с требованием расширить границы Сьерра-Леоне во имя обеспечения торговых преимуществ креолов на новых землях. В том же году Льюис основал Ассоциацию Сьерра-Леоне, требовавшую расширения торговли, а следовательно, территориальной экспансии, чтобы противостоять притязаниям Франции. 6 августа 1885 г. Льюис, выступая на митинге сторонников Ассоциации Сьерра-Леоне, потребовал расширения границ колонии. Креолы поддержали его призыв. Такими же идеями пронизаны его речи в Королевском колониальном институте в Лондоне в 1889 г. В 1892 г. он был избран вице-президентом Торговой палаты, ратовавшей за территориальную экспансию. Деятельность Льюиса, отражавшего настроения креолов, стала одним из факторов, приведших к провозглашению протектората.

За территориальную экспансию Великобритании ратовал и другой видный идеолог Западной Африки Эдвард У. Блайден, находившийся во Фритауне в 1884—1885 гг. И хотя в позициях С. Льюиса и Э. У. Блайдена были существенные различия — первого волновали только торговые интересы креолов, второй выступал за союз Великобритании с мусульманами и включение их земель в Сьерра-Леоне,— тем не менее они были едины в главном: Великобритания обязана как можно больше раздвинуть границы своих владений в Западной Африке.

Официально протекторат был установлен 31 августа 1896 г. В него вошли земли между французскими колониями,. Либерией и колонией Сьерра-Леоне. При разграничении с протекторатом к колонии были отнесены сам п-ов Сьерра- Леоне, Южное Койя и округ Шербро. Территория протектората составила 27 тыс. кв. миль (т. е. была почти равна Шотландии), население — примерно 1 млн. Комиссар управлял округом через верховных вождей, которые разрешали мелкие споры «туземцев» (так власти именовали коренных жителей протектората), судили, наказывали, заключали в тюрьму. Серьезные преступления рассматривал суд комиссара округа.

Создание протектората носило откровенно противоправный характер. Начать с того, что в него были включены земли племен, не имевших договорных отношений с Англией, а некоторые вожди даже не знали, что их земли вошли в протекторат. Термин «протекторат», далее, не имел международного признания, его содержание определило по своей воле правительство Великобритании. Законы для протектората должен был устанавливать Законодательный совет 'колонии Сьерра-Леоне, т. е. сам протекторат отстранялся от их под-готовки.

В положении о протекторате было много двусмысленностей. Так, оно обязывало сохранить традиционные институты, и комиссар округа формально делил власть с верховным вождем. Долгое время никаких новых актов не издавалось. Законодательный совет Сьерра-Леоне начал принимать законы для протектората лишь в 1913 г. Но правомерность этих актов также весьма сомнительна, ибо жители протектората не считались британскими подданными.

На практике комиссары пяти округов протектората следовали британским законам, но не были связаны ими. Это открывало широкие возможности для самоуправства. Подчинялись они секретарю колонии во Фритауне. Содержание чиновников пяти округов вместе с пограничной полицией стоило 20 тыс. ф. ст. в год — это пятая часть всех налоговых поступлений Сьерра-Леоне. Чтобы покрыть эти расходы, 16 сентября 189б г. было решено ввести с 1 января 1898 г. налог с хижины в 5—10 шилл. в год. Аппарата сбора налогов не было. Наряду с вождями их получали торговцы-креолы, солдаты-пограничники. Были большие злоупотребления, поскольку вместо денег разрешалось сдавать сельскохозяйственные продукты. Сборщик налогов с каждой хижины получал 3 пенса комиссионных [12, с. 39, 91—92].

Создание протектората повлекло за собой расширение штатов чиновников. В аппарате каждого окружного комиссара было два клерка, переводчик и 10 посыльных (курьеров). Этого было явно недостаточно для территории более 5 тыс. кв. миль. И посыльные, и вожди были неграмотны. Распоряжения обычно передавались устно и нередко искажались.

Таким образом, в границах Сьерра-Леоне возник сложный симбиоз коронной колонии и протектората. Жители первой считались британскими подданными и управлялись британскими чиновниками по британским законам, жители второго управлялись британскими чиновниками и вождями на основе сочетания британских законов и традиционных африканских норм. В колонии издавалась креольская пресса, действовали Исполнительный и Законодательный советы, был образован муниципалитет Фритауна. В два последних органа часть членов избиралась. Протекторат всего этого был лишен. Великобритания стала рассматривать колонию и протекторат как единое целое лишь в 1947 г. [31, с. 17]. Таким образом, жители колонии обладали определенными гражданскими правами, тогда как африканцы из протектората были лишь «туземцы». Креолы имели право подать в суд на европейца, если гот называл их «негром». И они пользовались этим правом. Жители протектората и мечтать об этом не смели.

Введение положения о протекторате породило массу недоразумений среди вождей и африканцев. Начались разговоры о том, что отменяют полигамию, что запрещено наказывать жен, что заберут землю и введут телесные наказания. Такие понятия, как лицензии и налоги, были им непонятны. «Зачем королеве деньги,— говорил один вождь,— если ее голова есть на каждой монете». Раньше вождям выплачивали «пособия», теперь они сами должны были отдавать деньги. Прежде вожди правили самостоятельно, теперь они были подчинены комиссару округа. У них, по слухам, могли отнять рабов (примерно половину населения будущего протектората составляли рабы). Их жены уходили к солдатам пограничной полиции, и они не могли их вернуть.

Вожди лишились прямой связи с губернатором во Фритауне. Отныне они могли обратиться с. жалобой только к комиссару. Пугали вождей и миссионеры, которые осуждали традиционные верования. Правда, следует подчеркнуть, что англичане не решались запретить рабство в протекторате. По изданному закону, раб мог выкупить себя за 4 ф. ст. (ребенок — 2 ф. ст.), но отмены рабства не произошло.

Образование протектората и введение налогообложения вызвали протесты коренного населения. И это неудивительно. Ведь до 1896 г. ни одно из племен на этих территориях не облагалось прямыми налогами. 26 октября 1896 г. верховный вождь Баи Симера направил властям жалобу, в которой утверждал, что налог на хижину разорит африканцев и что при новых порядках их жены разбегутся, а рабы обретут свободу. В декабре 1896 г. 64 вождя района Сулимы обратились к Сэмюэлю Льюису с просьбой обжаловать налог на хижину. В октябре 1897 г. и январе 1898 г. аналогичную жалобу направили ему вожди района Порт-Локо и юго- востока. С. Льюис понимал юридическую правоту вождей, но вести их дела отказался. Он переслал их жалобы губернатору колонии.

Недовольны были и многие другие племена. Группа вождей темне прибыла во Фритаун 15 ноября 1897 г., чтобы заявить: «Платить за наши хижины означает, что у нас нет никаких прав в нашей стране». В знак протеста против введения протектората африканцы на о-ве Шербро объявили бойкот торговле с колонией. В отчете Чалмерса (см. о нем дальше) приведено немало примеров таких жалоб [12, с. 42— 44, 116, 776—791, 795—799].

Недовольны были менде. Когда 31 августа 1896 г. был провозглашен протекторат, земли менде были включены в три административных округа. Для разрешения конфликтов между ними вводилось три типа судов: вождей, комиссара округа при участии вождей, одного комиссара округа (наиболее серьезные дела).

Образование протектората вызвало недоумение в среде менде. Их вожди считали, что провозглашение протектората ни в чем не изменило характера отношений между ними и англичанами. Право на господство, по их убеждению, давало только военное завоевание, а не бумажные декларации. Сами англичане (показания комиссии Чалмерса) признали, что во всех договорах после основания колонии за вождями всегда и безоговорочно признавалось, что они собственники земли и независимая договаривающаяся сторона. Только в нескольких последних договорах, заключенных перед 1896 г., содержались положения о том, что к английской короне переходит «суверенитет и полный контроль, в случае если вождь не выполнит условий договора» [16, ч. I—II].

Менде, как отмечалось, не понимали, что такое налоги. Победитель мог захватить добычу, обложить данью, но налог, который не был результатом военного поражения, был для них бессмыслицей. Африканцы не без основания страшились одного из положений о протекторате, которое давало властям право распоряжаться «неиспользуемыми землями». Они предполагали, что со временем могут лишиться всех земель. Многие аспекты протектората были для них просто непонятны. В ходе перевода искажались важные положения, и даже вожди не знали точно, какие перемены могут произойти. Серьезное недовольство вызывал запрет работорговли. Уже отмечалось, что раб был символом престижа и богатства. Порядок сбора налога довел возмущение до предела. С вождями разговаривали как с преступниками.

После проведения в жизнь решения об образовании протектората власти стали превращать его в зону застоя и консервации общественных отношений. Они противились использованию его естественных ресурсов, для чего были приняты законы, запрещавшие создание там плантаций и строительство рудников. Земля в протекторате не подлежала купле- продаже. Ею распоряжались туземные власти. Расселение там европейцев и креолов было ограничено. Власти рассматривали протекторат как заповедник, в котором племена ведут традиционный образ жизни и где перемены должны быть минимальными.

В отечественной африканистике соотношение таких форм чужеземного господства, как колония и протекторат, глубоко не исследованы. Лишь у В. А. Субботина сделана попытка разграничить эти понятия. Он высказал мнение, что протекторат создавался на месте в прошлом независимых африканских государств или догосударственных образований, где в урезанном виде сохранилось обычное право под контролем колониальных властей [108, с. 310].

История Сьерра-Леоне позволяет внести определенную ясность в эту проблему, ибо в ней были представлены практически все виды колоний, за исключением возникших уже в XX в. подмандатных и подопечных территорий. Основана Сьерра-Леоне была в форме переселенческой колонии, затем была превращена в колонию привилегированной компании. В 1808 г. Сьерра-Леоне была передана под непосредственное управление британского правительства и стала называться коронной колонией. И, наконец, в 1896 г. возник протекторат— еще одна разновидность колониального владычества. В процессе подписания «договоров о дружбе», образования «охраняемой зоны» и протектората получил распространение термин «собственно колония», чтобы провести различие между коронной колонией и теми землями, которые пока еще формально не были включены в состав британских владений. Этот термин бытовал и после 1896 г.

Темне и менде в XIX в.

В истории Сьерра-Леоне весь XIX век заполнен непрерывными войнами в среде коренного населения. Сражения и схватки вспыхивали то там, то тут. Битвы велись за захват рабов, за контроль над торговыми путями. Обычно стычки носили локальный характер с участием нескольких сот воинов. Темне вели бои в традиционном духе: устраивали засады, нападали внезапно и стремились к быстрому успеху. Вокруг всех селений появились оборонительные сооружения. Изменилось вооружение воинов. К привычным копью, мечу и луку с приходом европейцев прибавились мушкеты, а изредка и пушки.

Наряду с междоусобицами локального характера темне вели сражения со своими извечными врагами — сусу на севере и локо на юге. К 1800 г. сусу уже почти столетие оказывали все возрастающее воздействие на жизнь темне. Борьбу темне против сусу после 1815 г. возглавил вождь Мориба Киндо, его поддержал вождь Баи Форки. В 1816 г. они изгнали сусу, правда ненадолго. В складывающемся раннегосударственном образовании Мафорки (его называют также «вождество») темне использовали некоторые принципы, привнесенные сусу. Так, верховный вождь Порт-Локо стал называться алькали, ему были подчинены вожди альмами.

Между 1825 и 1840 гг. темне вели достаточно крупную войну против локо с участием нескольких тысяч воинов. В 1830—1860 гг. вспыхивали войны между темне и сусу, локо и лимба за контроль над торговыми путями.

В ходе этих многочисленных военных столкновений выдвинулись несколько вождей. Наиболее известными военачальниками темне стали Баи Фарма Тами, Фарма Бореа, Ньямбана II. Эти вожди имели наемников, и под их властью были довольно обширные территории.

В XIX в. все более заметное воздействие на обстановку в хинтерленде оказывали власти Фритауна и его жители. И те и другие были заинтересованы в расширении легальной торговли и прекращении работорговли. Следовательно, они стремились к примирению племен. И в целом взаимоотношения англичан с племенами на протяжении почти всего века строились исходя из интересов торговли.

Борьба англичан с работорговлей резко сократила ее масштабы в Сьерра-Леоне уже к 1820 г. А поскольку темне начиная с XVII в. активно участвовали в ней, это больно ударило по их интересам. Отмечается, что после 1820 г. темне стали заметно беднее.

Стремясь расширить свое влияние на темне, англичане разработали систему заключения «договоров о дружбе» с их вождями. Но не все вожди согласились на сотрудничество с англичанами. В их среде произошло размежевание. Одни решили сблизиться с англичанами, рассчитывая, поступившись в чем-то своими правами, получить в их лице могущественных покровителей. Так, вождество Мафорки в районе Порт-Локо после 1825 г. расширило свои границы за счет земель локо, опираясь на дружбу с англичанами. Алкали Фатма Брима активно поддерживал Фритаун, и благодаря этому к 1840 г., когда он умер, его вождество заметно окрепло. Его преемник Намина Моду Бангура продолжал политику сотрудничества с англичанами. Оба эти вождя, как и их последователи, получали пособия от англичан. Они приняли миссионеров, открыли школы.

Ярким примером такого подхода стали действия вождя Джорджа Лоусона. После учебы в Англии он назвал свое селение «Новый Лондон» и поднял над ним британский государственный флаг. Своего сына, Томаса Джорджа, он направил на службу к англичанам, и тот стал советником губернатора Сьерра-Леоне по вопросам о взаимоотношениях с племенами, т. е. как бы министром иностранных дел.

На сотрудничество с властями Фритауна пошли вожди и других этносов, в частности менде. Самой яркой среди них была фигура Мадам Йоко. У менде немало женщин были вождями племен, но самым крупным из них была, безусловно, Мадам Йоко. Ее восхождение к власти началось с того, что она возглавила женское общество «Санде» ( «Бонду»), которого страшились даже мужчины. Дата рождения Иоко не установлена. Девушкой она прославилась как великолепная танцовщица и в результате стала женой вождя крупного поселения Тиама. После смерти мужа ее взял в жены еще более крупный вождь Гбанья из Сенахуна к юго-западу от Тиама. Здесь она основала собственное отделение общества «Санде», в которое отбирались самые красивые девушки, а затем выдавались замуж за знатных мужчин местного общества. Иоко часто представляла своего мужа на переговорах с властями Фритауна. Поэтому после смерти Гбаньи в 1885 г. губернатор Ров назначил ее вождем. Иоко была верным союзником Фритауна и, опираясь на его поддержку, значительно расширила подвластную ей территорию, основав Конфедерацию кпа-менде. После ее смерти конфедерация распалась на 15 вождеств, что говорит о ее размерах. После Гбаньи она еще несколько раз выходила замуж, но детей у нее не было. Современники отмечали ее незаурядный ум и сильную волю. Она покончила с собою, приняв яд, чтобы не доживать беспомощной старухой [176, с. 61—63].

Но были и такие вожди, что боролись с англичанами. Возведенный в сан вождя в 1873 г. Баи Симера Камал хотел, чтобы англичане признали его верховную власть в районе Рокела. Он воевал с йони и пошел на союз с койя. Баи Симера считал, что только в открытой борьбе африканский вождь может сохранить самостоятельность. Судьба этого вождя сложилась трагически. В 1879 г. в войну вмешался Фритаун и нанес поражение Баи Симера. В 1887 г. он был пленен и брошен в тюрьму Фритауна. В 1892 г. он был освобожден и умер несколько лет спустя у себя на родине.

Приобретая союзников и подавляя сопротивлявшихся, англичане в 80-е годы стали решающей силой на землях и темне, и менде. В частности, в 1885 г. губернатор Сэмюэль Ров присутствовал при возведении на трон алкали Мафорки, вождя Мориба, и этот визит стал свидетельством полного контроля англичан над всеми делами вождества. Имевшиеся соглашения предусматривали согласование всех важных вопросов по управлению племенами, включая назначение вождей, с Фритауном.

Несмотря на заметно возросшее влияние англичан, полного примиреиия земель темне и менде и их соседей им добиться не удалось.

Восстание Баи Буре

Решительным противником протектората стал один из вождей темне Баи Буре. Это человек со сложной и яркой биографией. Он вошел в историю Сьерра-Леоне как руководитель самого крупного восстания XIX в. против английского господства.

Ко времени провозглашения протектората Баи Буре пользовался большим авторитетом на землях темне. Баи Буре — это титул верховного вождя кассе, племени в районе Малый Скарсис. Его принял человек по имени Кебалаи, военный вождь, по этническому происхождению локо. Он прославился в ходе боев с сусу еще в 1873 и 1876 гг. После очередной успешной войны с ними в 1885 г. он был избран верховным вождем. Прирожденный организатор, он сумел привлечь на свою сторону воинов темне, менде, мемба. В эти же годы он умело воспользовался тем, что англичане «замиряли» племена в районах Рокела и Иони, и укрепил свои позиции в Кассе. При этом он демонстративно афишировал свою лояльность по отношению к Фритауну. Урок, преподанный Баи Симера Камалу, он усвоил хорошо [12, с. 748].

В 1889 г. вожди лимба обратились к Баи Буре с просьбой защитить их от атак воинов сусу из отрядов вождя Кариму. Баи Буре дал согласие и в короткие сроки изгнал пришельцев. В 90-е годы, когда англичане решили подчинить Баи Буре, ему, чтобы сохранить независимость, пришлось проявить немалую дипломатическую ловкость, оказываясь попеременно то врагом, то другом Фритауна. Так, в 1890 г. губернатор колонии распорядился арестовать Баи Буре за отказ подчиниться, а в 1892 г. пошел на совместные с ним действия против сусу. Предыстория сближения была такова.

Колония направила против сусу отряд численностью 168 пограничных полицейских, на вооружении которых был пулемет «Максим» и легкое орудие. Но африканцы отбросили пограничников, нанеся им серьезные потери. Тогда губернатор обратился за помощью к Баи Буре. В апреле 1891 г. 500 солдат первого вест-индского полка под командованием полковника Л. А. Эллиса, пограничники и отряды Баи Буре подошли к укреплению сусу в Тамби и штурмом захватили его. В 1894 г. произошло новое обострение отношений колонии с Баи Буре, и губернатор Кэрдью издал очередное распоряжение арестовать непокорного вождя. Баи Буре вступил в переговоры с представителями колонии, состоялась его встреча с губернатором в Порт-Локо, вождь повинился, принес извинения, внес в виде штрафа 50 винтовок, и мир был восстановлен [176, с. 75—76].

Когда был образован протекторат, Баи Буре отказался признать его. Отказался он и выплачивать налог с хижины, введенный в 1898 г. Такую же позицию заняли и некоторые другие вожди. 10 января 1898 г. поступили сведения о подспудном недовольстве в районе Порт-Локо, о больших, в 4—5 тыс., сборищах африканцев, об отказе вождей темне платить налог. Власти понимали, что на карту поставлено слишком много, и решили преподать африканцам поучительный урок. В январе 1898 г. комиссар округа Карене капитан Шарп арестовал вождя Бокари Бампа и пятерых старейшин за отказ платить налог с хижины. В момент задержания вождь Бокари Бамп заявил: «Никогда еще вождя, не нарушившего закон, не бросали в тюрьму… наша страна разрушена». Позднее факт нарушения закона признал Д. Чалмерс, по мнению которого «это было бесспорным превышением власти».

19 февраля 1898 г. Шарп сделал попытку арестовать Баи Буре. Действия властей фактически вынудили Баи Буре взяться за оружие, и 26 февраля его воины развернули военные действия. Так началось восстание темне. Но и когда развернулись бои, Баи Буре хотел договориться с Фритауном. Известно, что он предлагал переговоры в марте, мае и октябре 1898 г. Но цели сторон были слишком разными: для англичан это был противозаконный мятеж, для темне — последняя попытка отстоять независимость, право жить по собственным законам.

На усмирение Баи Буре была двинута рота вест-индского полка из Фритауна — 92 солдата и 6 офицеров с пушкой, пулеметом и 500 носильщиками. Воины Баи Буре атаковали отряд, было ранено 2 офицера, 6 солдат и 12 носильщиков, африканцы потеряли 60 человек убитыми. Власти колонии были встревожены. Губернатор Кэрдью распорядился уничтожить и сравнять с землей все поселения, охваченные восстанием. «Подобно Карфагену,— добавил он,— они никогда не будут восстановлены». Но Баи Буре поймать не удалось, несмотря на обещание награды в 50 ф. ст. В ответ Баи Буре предложил 500 ф. ст. за поимку Кэрдью. В марте против восставших были брошены еще две роты регулярной армии. Согласно отчету подполковника Маршалла, возглавлявшего карательную экспедицию против темне, первое столкновение произошло 3 марта, когда колонна колониальных войск, двигавшихся в направлении Порт-Локо, была атакована африканцами. 4 марта повстанцы попытались захватить Порт- Локо, 6 марта — Карене. 17 марта отряды Баи Буре предприняли повторный штурм Карене. Пробиваясь к Карене, колониальные войска сжигали все встречавшиеся на их пути селения кассе. 15 апреля на подступах к Карене развернулись тяжелые бои. Они продолжались до конца мая. 27 мая подполковник Маршалл рапортовал, что округ Карене усмирен. В июле, с началом сезона дождей, войска вернулись во Фритаун.

В ходе весенних боев колониальные войска уничтожили практически все селения кассе. Всего их было сожжено 97, и до начала восстания в них проживало 44 тыс. африканцев. Среди восставших были сотни убитых. Но и у англичан потери были немалые — 277 убитых и раненых, из них солдат— 140 и носильщиков—137 [12, с. 821—831].

В ходе военных сражений отряды Баи Буре выработали надежную тактику. После первого боя они поняли, что схватки на открытой местности невыгодны африканцам. Они стали нападать из засад, открывая внезапный огонь по колониальным войскам из-за укрытий из бамбуковых и банановых деревьев, ограничивали их маневренность, поджигая вокруг них траву и кустарник, и затем исчезали в джунглях. У Баи Буре была отличная разведка, он внедрял своих людей в отряды носильщиков, обслуживавших англичан, и в результате был осведомлен о всех их передвижениях. Если предстояло более длительное сражение, воины Баи Буре возводили в лесу целую полосу деревянных заграждений с бойницами для ведения огня. Атаковать по фронту воинов, укрывшихся за заграждением, было бессмысленно. Пока же его обходили с фланга, африканцы исчезали, унося с собой раненых и убитых. Следующие заграждения располагались недалеко от первого (на одном участке в 8 миль их было 20), и бой разгорался снова.

Баи Буре освоил некоторые британские приемы ведения войны и успешно применял их. Он мог на одном направлении отступать, на другом — наступать. И самое главное, он установил среди воинов твердую дисциплину. Огонь они открывали только по команде. У него были снайперы, выбивавшие офицеров. Отряды Баи Буре были довольно сносно обеспечены оружием и боеприпасами. Винтовки он закупал у британских торговцев в Меллакури, производство боеприпасов наладил самостоятельно.

Среди африканского населения стали складываться легенды, что Баи Буре — волшебник, что он может становиться невидимым, жить под водой, превращаться в животное.

Хотя подполковник Маршалл полагал, что округ Карене усмирен, восстание полностью подавить не удалось. В течение сезона дождей в колонию были доставлены подкрепления и назначен новый руководитель экспедиционного корпуса.

Операции против восставших были возобновлены осенью 1898 г. В октябре в районе Карене против них был брошен целый полк — 2500 солдат с артиллерией и 2000 носильщиков. Снова горели деревни, уничтожались их жители. 11 ноября 1898 г. был схвачен Баи Буре. Точных данных, как это произошло, нет. Одни утверждают, что он сам сдался. Официальная версия гласит другое — он был взят в плен сер- жантом Б. Томпсом, за что последний получил награду. Судьба Баи Буре в дальнейшем сложилась так. После попытки бежать из тюрьмы в Карене его в феврале 1899 г. перевели во Фритаун. В июле он был депортирован в колонию Золотой Берег. В 1905 г. ему разрешили вернуться на родину, и он стал вождем в Кассе. Умер он в 1908 г.

Вслед за Баи Буре 26 апреля 1898 г. против налога на хижину выступили менде. Налог на хижину был лишь поводом к восстанию, причина крылась в общем недовольстве политикой властей Фритауна. Протекторат был воспринят менде как акт установления неприкрытого чужеземного господства, передававшего всю власть в руки комиссаров округов.

Выступление менде началось 26 апреля 1898 г. с одновременной атаки на все правительственные посты. За неделю были уничтожены все британские подданные. Восстание было тщательно подготовлено. Расчеты строились на том, что войска колонии отвлечены на севере в операциях против Баи. Буре. В его подготовке участвовало общество «Поро». Кристофер Файф даже утверждает, что общество сыграло решающую роль в восстании: оно разработало план, осуществило подготовку и стало его объединительной силой. Общество дало идеологическое обоснование восстанию, высказалось не только против налога, но против белого господства в целом [31, с. 14].

Восстание охватило весь о-в Шербро и земли менде и галлина на материке. В отличие от темне, которые сражались только с солдатами, менде убивали всех европейцев и креолов. Их воодушевляли сообщения о победах Баи Буре, о его волшебном могуществе. К менде присоединились темне, ваи, булом, сусу и фула, жившие в этих районах. Только на землях багру было убито 100 креолов, много миссионеров, пограничников.

Их воодушевление поддерживало еще одно обстоятельство. Менде считали себя народом войны и оценивали других по умению сражаться. Англичане в этом отношении не произвели на них сильного впечатления. Это убеждение окрепло* под воздействием успехов Баи Буре.

В ходе восстания менде придерживались своеобразной тактики: нападать они предпочитали ночью из засад, оборону же держали в укрепленных пунктах за тремя линиями деревянных частоколов. Из опыта прежних столкновений с европейцами они извлекли урок, состоявший в том, что надо беречься пожаров. Поэтому, занимая оборону в селении, они сбрасывали соломенные крыши с домов, уничтожали другие легко-воспламенявшиеся материалы. Поскольку англичане традиционно вели атаки в светлое время, менде расчищали на 200—-300 м подступы перед своей крепостью, что увеличивало действенность их огня. Но от огня артиллерии они спастись не могли.

Первоначально успех сопутствовал менде. За несколько дней они очистили свои земли, перебив всех англичан, креолов и миссионеров. 3 мая в колонии распространились слухи, что восставшие менде вступили на ее территорию. Во Фритауне возникла паника. В Лондон обратились с запросом срочно прислать крейсер и батальон европейских солдат. Креолы сформировали во Фритауне добровольную дружину. Встревоженные жители подозревали в измене всех коренных африканцев. Были случаи избиения менде и темне на улицах города.

Однако вскоре наметился перелом. В мае 1898 г. на усмирение менде из Фритауна были двинуты две карательные экспедиции. Одна, под началом подполковника Каннингема, 3 мая высадилась с военного корабля в Бонте на о-ве Шербро, откуда переправилась на материк, в тыл восставшим. В отряде было 159 солдат, 7 офицеров, 174 носильщика. В результате боев между 10 и 17 мая был взят Мафве. 19 мая отряд был атакован близ Бумпе, центра восстания, крупными силами менде (около 1 тыс.), но сумел отбросить их. Менде лотеряли 130 воинов. 24 мая отряд вынудил отступить менде, осаждавших Бандаджуму, 27 мая рассеял повстанцев близ Соу (около Мафве). 3 июня отряд двинулся на север, чтобы снять осаду с Пангумы, и 27 июня выполнил эту цель. После этого вожди менде стали капитулировать. Среди них были произведены аресты. За время кампании отряд потерял 58 человек убитыми и ранеными [12, с. 843—848].

Вторая карательная экспедиция в количестве 237 солдат лод началом полковника Вудгейта выступила из Сонго 13 мая и двинулась в направлении Макве (на р. Рибби). Столкнувшись с восставшими у деревень Фойя, Ротава, а затем у Ротифунка, экспедиция 21 мая развернула наступление на Квелу. В решающей схватке у Сиама на стороне восставших сражалось 2 тыс. воинов, у англичан—150 солдат и 650 воинов дружественных племен. Менде были разгромлены и бежали. Было сожжено пять их деревень. 26 мая экспедиция вернулась к Квелу [12, с. 841—843].

Одновременно с менде восстали галлина. В район восстания было направлено три военных корабля. Развернулись кровопролитные бои. Либерия разрешила англичанам высадить отряд на ее территории для удара по восставшим с тыла. В итоге к августу галлина были замирены.

К июню 1898 г. с восстанием менде и галлина было покончено.

Причинами поражения этих этносов стало не только военное превосходство колониальных войск, но и их разобщенность, отсутствие у них единого руководства, вождя типа Баи Буре.

После подавления восстания была проведена операция по устрашению населения протектората. Войска тремя колоннами пересекли его из конца в конец, демонстрируя британскую военную мощь. В этой акции участвовали 995 солдат, 56 офицеров и 4295 носильщиков. Тем не менее отдельные вспышки восстания отмечены и в 1899 г. В феврале 1899 г. три колонны колониальных войск встретились в Пангуме,. откуда они провели операцию по усмирению киси и разными дорогами вернулись во Фритаун. В апреле 1899 г. огнем, и мечом было подавлено сопротивление койя. В ходе экспе-диции было убито 58 африканцев, сожжено 10 селений.

К середине 1899 г. выступления африканцев против налога на хижину были окончательно подавлены. Властям Сьерра-Леоне эта война обошлась в 50 тыс. ф. ст. Задолженность выплачивалась ежегодными взносами до 1905 г. Потребовали компенсацию за убытки частные фирмы и торговцы на сумму, значительно превысившую военные расходы. На власти категорически отказали: правительство Великобритании придерживалось мнения, что коммерсанты действуют на собственный страх и риск.

Восстание Баи Буре стало первой войной против англичан в Сьерра-Леоне. Оно продолжалось с февраля по ноябрь 1898 г. Отряды Баи Буре насчитывали около 3 тыс. воинов. Колониальные власти бросили на подавление восстания почти 4 тыс. солдат и носильщиков, потеряв в ходе боев 160 человек убитыми и более 260 ранеными. Потери повстанцев превысили 2 тыс. убитых. Было сожжено около 100 деревень. После подавления восстания было расстреляно 96 вождей. По тем временам это были исключительно высокие потери. Поражение Баи Буре нанесло последний удар по самостоятельности темне, менде и других племен.

Отношение креолов к восстанию

Восстание Баи Буре оказало серьезное воздействие на все стороны жизни Сьерра-Леоне. Оно стало вехой в истории страны, продемонстрировав отношение коренного населения к колониальным устремлениям Великобритании. Другим его последствием стало то, что оно привело к окончанию эры креольской гегемонии в общественной жизни страны, ибо провозглашение протектората официально подтвердило то,.

что уже на протяжении ряда лет осуществлялось на практике— отказ властей от сотрудничества с креолами.

Наступило время, когда власти действовали, как было показано выше, не только не считаясь с мнением креолов, но и вопреки их жизненным интересам, когда ставка была сделана на подрыв их влияния, а в качестве социальной опоры были избраны вожди и другие традиционные правители.

Уже отмечалось, что образование протектората встретило отрицательную реакцию креолов. Это утверждение может показаться парадоксальным — ведь они были если не авторами, то самыми активными проводниками политики территориальной экспансии. Да, они выступали за расширение границ колонии. Но формы, которые придали власти вновь аннексированным землям, ощутимо ударили по интересам креолов, и они стали противниками протектората. Их отрицательное отношение объяснялось целым рядом конкретных причин. Например, до провозглашения протектората они, торгуя на землях того или иного племени, не были подсудны его вождю. Отныне они лишились этой привилегии и были ответственны перед комиссаром округа и вождем. Введение лицензий на торговлю задевало их имущественные интересы и даже привело к разорению менее состоятельных торговцев.

И конечно, креолов возмущали неразумные решения властей при образовании протектората. Их позицию выразил С. Льюис, который согласился с его созданием, но осудил действия губернатора Ф. Кэрдью, приведшие к восстанию. Развернувшиеся военные действия не только прекратили тор* говлю с племенами, что задевало в первую очередь купцов, но и привели к острой нехватке продуктов питания, что ударило уже по всем жителям Фритауна: возникли перебои в снабжении, произошел резкий рост цен, в частности стои-мость риса подскочила до 12 шилл. за бушель [183, с. 551, 556].

Креольская пресса резко критиковала власти. Газета «Сьерра-Леоне Викли Ньюс» осудила политику Кэрдью, считая, что Баи Буре был спровоцирован губернатором, и писала, что идет «война между силой и правом», что это «война Кэрдью». Другая газета, «Сьерра-Леоне Таймс», с симпатией назвала Баи Буре «наш махди».

За апрель—июль 1898 г. «Сьерра-Леоне Таймс» опубликовала несколько передовых, резко критиковавших действия губернатора статей. На их основе в Англии журнал «Форт-найт Ревью» опубликовал статью в поддержку позиции креолов, возлагавшую вину за восстание на власти колонии. Эти обвинения поддержал молодой креол О. Б. Ч. Мериман-Лейбор, издавший в Манчестере анонимную брошюру «Последняя военная экспедиция в Сьерра-Леоне». На таких же позициях стоял Э. У. Блайден, предложивший сохранить всю власть за вождями.

Имеются свидетельства того, что креольская пресса оказала косвенное воздействие на восстание. Зафиксированы случаи, свидетельствующие о том, что вожди восставших читали фритаунские газеты, в которых осуждалось введение налога на хижину [183, с. 566, 567, 579, 581].

Креолы провели даже своеобразную демонстрацию протеста. Женщины Фритауна устроили молебен под открытым небом на площади перед резиденцией губернатора, призывая Бога вернуть разум высшему должностному лицу и заставить его отказаться от пагубной войны.

Естественно, власти не остались безучастными к «крамольным» выступлениям креолов. В действиях последних губернатор усмотрел причины многих затруднений колонии. Губернатор Кэрдью и епископ Ингхэм опубликовали в местных церковных изданиях и в лондонском «Таймс» статьи в защиту политики властей. Губернатор обвинял креольскую прессу в разжигании восстания. 28 мая 1898 г. Ф. Кэрдью докладывал в Лондон, что газеты подстрекали «туземцев не платить налог» и «восстать». Он утверждал, что содержание статей в газетах становилось известным темне и менде через торговцев-креолов, клерков.

В развернувшейся публичной полемике власти умело использовали целый ряд возмутительных, на их взгляд, фактов. Так, было установлено, что за вторую половину 1897 г. торговые фирмы Фритауна продали 50 тыс. фунтов пороха в хинтерленде, т. е. племенам. Несколько креолов были преданы суду за продажу оружия африканцам. Иными словами, на креолов возлагалась ответственность за снабжение восставших оружием. Губернатор Кэрдью утверждал, далее, что креолы своим поведением провоцировали племена. Они не платили пошлин вождям за торговые операции, держались по отношению к африканцам высокомерно и тем самым стали причиной глубокого недовольства темне. Все эти факты Ф. Кэрдью использовал в доказательство утверждения', что полуобразованные креолы не готовы жить в условиях демократии и свободы прессы. Англия, на его взгляд, должна последовать примеру Франции, придерживавшейся правила, что демократия — не для колоний, она годна только для домашнего употребления [176, с. 48].

Дискуссия о причинах восстания Баи Буре перекинулась в Великобританию. В мае 1898 г. английские газеты практически ежедневно помещали сообщения из Сьерра-Леоне. Мнение общественности разделилось. Часть прессы, а также коммерсанты Манчестера и Ливерпуля поддержали позицию креолов. При всей полярности взглядов возобладало мнение, что введение налога было лишь поводом к восстанию. Era подлинной причиной было ущемление власти вождей в результате провозглашения протектората.

Комиссия Чалмерса

В мае 1898 г. вопрос о причинах восстания Баи Буре обсуждался в британском парламенте. Джозеф Чемберлен в палате общин охарактеризовал восстание Баи Буре как «всеобщее восстание против господства белых». Причинами мятежа, на его взгляд, были: подрыв власти вождей, запрет работорговли, самоуправство пограничной полиции. Заявление Чемберлена, открыто обвинившего креолов в предательстве, вызвало бурю возмущения во Фритауне. «Сьерра-Леоне Таймс» расценила слова Чемберлена как «пощечину». В таком же духе комментировали это заявление газеты Нигерии.

Позиция Дж. Чемберлена вызвала противоречивую реакцию в Англии. «Таймс» поддержала его. Но видный общественный деятель Э. Д. Морел опубликовал памфлет протеста. В Бельгии был издан материал, показавший лицемерие англичан, которые осудили подавление африканцев в Конго, но сами действовали в Сьерра-Леоне точно так же [12, с. 169—212].

Установление причин восстания было поручено Дэвиду П. Чалмерсу. 18 июня 1898 г. был опубликован указ королевы Виктории о его назначении комиссаром по расследованию причин восстания в протекторате Сьерра-Леоне. 20 июня министерство колоний утвердило его официальные инструкции [12, с. 1-4]. Д. П. Чалмерс прибыл во Фритаун в июле 1898 г. Креолы устроили ему восторженную встречу. Чалмерс заслушал показания более 270 свидетелей. Позицию креолов отразил меморандум Торговой палаты от 9 сентября 1898 г. В нем признавалось, что основной причиной восстания стал налог на хижину, а также многочисленные правонарушения со стороны пограничной полиции. Палата предложила присоединить протекторат к колонии [12, с. 862—864].

Ответ Чалмерса, опубликованный в январе 1899 г., осудил многие аспекты деятельности администрации колонии и возложил на нее вину за происшедшее восстание. Чалмерс, в частности, полагал, что противозаконной была практика брать вождя под арест, пока племя не внесет налога. Он также считал, что пограничная полиция, постоянно унижая вождей, подтолкнула их к восстанию. Он привел официальный перечень более 50 нарушений со стороны сотрудников пограничной полиции, совершенных в феврале 1894—марте 1898 г. и повлекших за собой различные наказания.

В своих выводах Чалмерс предлагал отменить налог на хижину, резко сократить пограничную полицию и перейти в протекторате к власти вождей. Средства на содержание администрации протектората он рекомендовал получать посредством пошлин, а не прямого налогообложения.

Чалмерс отвел обвинения в адрес креольской прессы в разжигании восстания. Он провел анализ публикаций в «Сьерра-Леоне Таймс» за конец 1897—начало 1898 г. Наиболее подстрекательной, по мнению властей, была статья «Ода Баи Буре». Она высоко оценивала твердую позицию вождя, но признавала, что сопротивление британской мощи бессмысленно и безнадежно. Чалмерс не усмотрел в ней никакого призыва к мятежу. В публикациях «Сьерра-Леоне Викли Ньюс» он также не обнаружил следов подстрекательства. В целом он исключил влияние креольской прессы на восставших.

Чалмерс не согласился также с утверждениями Кэрдью, что креолы подстрекали вождей не платить налог с хижины. Он таких фактов не установил. Ф. Кэрдью представил правительству Великобритании обширные возражения против выводов Д. Чалмерса. В правонарушениях пограничной полиции он видел лишь одну, причем не главную, причину восстания. Ф. Кэрдью настаивал на том, что введение налога на хижину было лишь предлогом к нему. Его подлинная причина — стремление вождей сохранить независимость. Нельзя не признать обоснованность этого суждения губернатора. Ф. Кэрдью решительно возражал против отмены налога. И дело не только в финансовых потерях. Если отменить налог и амнистировать вождей, то, на его взгляд, вся Западная Африка праздновала бы победу, а авторитет властей был бы полностью подорван.

Чтобы облегчить сбор налога, Кэрдью предложил материально заинтересовать вождей, выплачивая 5% комиссионных от собранной суммы верховному вождю и 2,5% вождю селения. Он считал также необходимым установить компенсацию верховным вождям за освобождение рабов в размере 50 ф. ст. в год.

В столкновении позиций Д. Чалмерса и Ф. Кэрдью официальный Лондон в лице Дж. Чемберлена стал на сторону губернатора. 7 июля 1899 г. он обнародовал свое мнение, из которого следовало, что схема управления протекторатом одобрена, налог на хижину сохранен, власть вождей резко ограничена, роль креолов сведена к минимуму.

Над участниками восстания было проведено несколько судов. Дж. Чемберлен дал указание разделить судебные дела восставших темне к менде. Темне сражались с солдатами, менде, по его мнению, расправлялись и с гражданскими лицами — миссионерами, торговцами. Поэтому судили их, согласно указанию министра, раздельно. На выездной сессии суда в районе Квелу было рассмотрено 233 дела. 158 человек, включая нескольких вождей, были приговорены к смерти. В конечном счете было повешено 96. В Англии этот суд назвали кровавым. Считают, что в ходе восстания была убита 1 тыс. человек, включая 300 креолов. Рядовые участники восстания были амнистированы [12, с. 1—175].

После подавления восстания губернатор провел в протекторате кампанию по замене нелояльных вождей, и с 1899 г. вновь назначенные вожди приступили к сбору налогов на хижину, получая твердо оговоренную долю. Если в 1898 г. налог на хижину принес 6,3 тыс. ф. ст., то в 1899 г. налоговые поступления составили 18 тыс., в 1900 г.— 30 тыс. ф. ст. При сборе налогов пограничники сообща с вождями допускали, как и прежде, массу злоупотреблений. Поскольку жалобы на них не прекращались, в 1901 г. пограничная полиция была преобразована в Сьерра-леонский батальон западно-африканских пограничных сил и стала воинской частью. Полицейские обязанности были возложены на 100 судебных приставов. Содержание батальона обходилось казне в 2 тыс. ф. ст. в год.

Новый губернатор Кинг Харман, сменивший Ф. Кэрдью в 1900 г., подобно своему предшественнику, подвергал креолов дискриминации. С эрой гегемонии креолов было покончено, и свидетельством этого стало образование протектората.