Книги, статьи, материалы /История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. /ПЕРЕЛОМНЫЙ ЭТАП БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ. ПОЯВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. МАССОВЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН. КОНСТИТУЦИОННЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ 1957—1960 гг.

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ В АФРИКУ и не только :

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИНДОНЕЗИИ И ПАПУА НОВОЙ ГВИНЕЕ (05.07 - 20.07.2017)
Лучшее в Индонезии

КЕНИЯ ( 04.08 - 14.08.2017)
ВЕЛИКАЯ МИГРАЦИЯ животных и при желании отдых на Индийском океане

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 -04.09.2017)
Знакомство с огромным островом

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (06.09.-21.09.2017)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2017)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЮАР (12.10 - 22.10.2017)
Акулы юга Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 20.10 - 04.11.2017)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (10.11 - 24.11.2017)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (28.11 - 11.12.2017)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ТАНЗАНИЯ НА НОВЫЙ ГОД (с 03.01.2018 - 12.01.2018)
Сафари и отдых на Занзибаре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2018)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БАНГЛАДЕШ И НЕПАЛУ (11.02 - 27.02.2018)
Два азиатских тигра

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (06.03 - 20.06.2018)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2018)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

ПУТЕШЕСТВИЕ В МАЛИ (31.05 - 13.06.2018)
Таинственная страна Догонов


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. ПЕРЕЛОМНЫЙ ЭТАП БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ. ПОЯВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. МАССОВЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН. КОНСТИТУЦИОННЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ 1957—1960 гг.

ПЕРЕЛОМНЫЙ ЭТАП БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ. ПОЯВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. МАССОВЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ И КРЕСТЬЯН. КОНСТИТУЦИОННЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ 1957—1960 гг.

В 50-х годах XX в. в Сьерра-Леоне продолжали обостряться социально-экономические и политические трудности. Резко ухудшилось экономическое положение населения. Неудержимо росла стоимость жизни. Повышались цены на продовольствие. Снижалась заработная плата рабочих и мелких служащих. Так, во Фритауне в 1948—1954 гг. она упала на 20%. Появилась армия безработных, ряды которой в результате притока мигрантов из сельских районов быстро пополнялись. В 1955 г. на бирже труда было зарегистрировано 1194 безработных. Спустя год их число удвоилось. Рост безработицы в те годы оценивался в 3—8% [117, с. 132—133].

Ухудшение экономического положения привело к активизации борьбы трудящихся за свои права. Численность и организованность рабочего класса возрастали. К середине 50-х годов в его рядах насчитывалось 80 тыс. человек (15% всего трудоспособного мужского населения страны). Он становился одной из значительных социальных сил в антиколониальной борьбе. Ширилось профсоюзное движение. Возникали новые профсоюзные организации. В 1944 г. был образован Объединенный профсоюз горняков, спустя год — Профсоюз шахтеров [114, с. 24]. В 1946 г. был воссоздан Профсоюз моряков и докеров. Тогда же было учреждено Бюро по вопросам заработной платы горнорабочих, в которое входили представители профсоюзов горняков. В 1950 г. был создан Профсоюз африканских служащих судовой компании «Элдер Демпстер». К тому времени профсоюзы Сьерра-Леоне включали свыше 9 тыс. человек. В 1948—1954 гг. они организовали более 10 забастовок, в которых участвовало 10 тыс. человек. В ходе забастовочной борьбы рабочие добились некоторого повышения заработной платы. К началу 50-х годов относится организация профсоюзного центра — Совета труда Сьерра-Леоне, в который вошли профсоюзы горняков, докеров, моряков, ремесленников, транспортников. Он насчитывал 15 тыс. человек [170, с. 179, 180; 259, с. 83, 89, 107]. Профцентр защищал интересы африканских рабочих, боролся против произвола колониальных властей.

Все более активную позицию в антиколониальном движении в 50-х годах занимала национальная интеллигенция, численность которой росла. Важную роль в ее формировании играл первый в Западной Африке высший образовательный центр — университетский колледж Фура-бей, основанный близ Фритауна еще в 1827 г. Из его стен вышли многие общественные и политические деятели не только Сьерра-Леоне, но и Нигерии, Ганы, Гамбии и других стран. В начале 50-х годов в нем обучалось около 400 студентов. В средних школах во Фритауне и Бо в конце 40-х годов было свыше 430 учеников. Спустя полтора десятилетия были открыты еще 12 средних школ, в которых работало около 400 преподавателей. В 1956 г. в них обучалось 62 тыс. учеников. Выпускники университетского колледжа и средних школ составляли довольно многочисленную группу образованных африканцев [114, с. 39; 31, с. 328; 257, с. 51]. Вместе с национальной буржуазией сьерра-леонская интеллигенция бойкотировала выборы в Ассамблею протектората и районные советы.

К тому времени в Сьерра-Леоне сформировались политические партии, в деятельности которых значительную роль играли образованные африканцы. В 1946 г. вновь начала действовать общественная организация — Прогрессивный союз по делам образования в протекторате, который был создан еще в 1929 г. На его основе спустя 5 лет, в апреле 1951 г., возникла Народная партия Сьерра-Леоне — НПСЛ, к которой присоединились две организации — Организационное общество Сьерра-Леоне и Партия народа, которые были образованы в середине 40-х годов. НПСЛ вскоре стала наиболее крупной политической организацией, распространившей свою деятельность на всю страну [151, т. 8, с. 352]. Это был блок национальной буржуазии и туземной бюрократии. Партия была вынуждена согласовывать с вождями свою тактику и методы борьбы, чтобы обеспечить себе поддержку не только в городах, но и за их пределами [210, с. 205, 254, 255].

Руководящую роль в НПСЛ играли представители национального капитала и образованные африканцы, нередко выходцы из семей вождей. Председателем партии был Милтон Маргаи, наиболее крупная политическая фигура того времени [60, с. 134]. Он первым из жителей протектората получил степень бакалавра, учился в Англии в университете

Дурхэма. По возвращении работал в отделе здравоохранения в Бо, часто выезжал в различные районы страны и получил широкую известность как первый хирург — уроженец протектората. Помимо М. Маргаи большую известность в политических кругах имел его младший брат Альберт, юрист, работавший в Верховном суде Сьерра-Леоне. В 1951 г. он был избран в Законодательный совет, спустя год стал первым африканским министром здравоохранения [151, т. 8, с. 352]. Заместителем председателя НПСЛ был верховный вождь Баи Фарима Тасс II, пользовавшийся большим влиянием в северных районах, вице-председателем — А. Дж. Мо- мо, основатель Прогрессивного союза по делам образования в протекторате. Казначеем партии был Канде Бурех, школьный учитель, за которым шла урбанизированная молодежь темне. Два ведущих поста в партии Маргаи предоставил креолам. Это были генеральный секретарь партии X. Э. Б. Джон, связанный с Союзом учителей протектората, и Ламина Санкох, основатель Партии народа [210, с. 228]. Присоединив эту организацию к НПСЛ, он передал ей небольшую газету «Африкен Вангард». Основным печатным органом Народной партии была «Сьерра-Леоне Обзервер», которая выходила в Бо с 1950 г.

С момента создания НПСЛ претендовала на представительство от всех групп населения Сьерра-Леоне. В связи с этим выдвинут был лозунг единства ( «Одна страна — один народ»). Партия выступала с требованием самоуправления. Вскоре она привлекла на свою сторону широкие слои местного населения. В первые же годы деятельности НПСЛ сумела заручиться поддержкой некоторых руководителей профсоюзного движения. Наиболее видной фигурой среди них был Сиака Стивенс, организатор Профсоюза горняков Марампы. Партию поддерживали также молодежные, женские, культурно-просветительские организации. Хотя в НПСЛ были представители колонии, опиралась она на население протектората [156, с. 14; 60, с. 198, 199]. При этом НПСЛ стремилась подорвать позиции креольской буржуазии и чиновничества, боролась против представительства креолов в органах управления. «Мы решили покончить с тем невыгодным положением, в которое были поставлены, и добиться решительного улучшения наших социальных институтов…» — писала по этому поводу газета «Сьерра-Леоне Обзервер» 17 мая 1952 г. [210, с. 228].

Борьба вокруг конституционных предложений 1947 г. обострила противоречия между политическими группировками в Сьерра-Леоне. Стремление НПСЛ, которая в начале 50-х годов приняла активное участие в предвыборной кампании в Законодательный совет с целью расширить в нем свое представительство, вызвало большое недовольство креолов, опасавшихся распространения влияния Народной партии на Фритаун. Еще в августе 1950 г. более десятка политических и общественных организаций колонии объединилось в рамках Национального совета колонии Сьерра-Леоне (НСК). По сообщению газеты «Африкен Стандард», опубликованному 25 августа 1950 г., в их числе были Демократическая партия Сьерра-Леоне и секция Лиги младозападноафрикан- цев [60, с. 162]. В качестве ассоциированных членов в НСК вошли Ассоциация налогоплательщиков, Ассоциация потомков марунов. Союз потомков старых поселенцев и ряд рабочих союзов. Это была политическая организация креольской буржуазии и интеллигенции. В отличие от НПСЛ, которая выступала за единство, НСК выдвинула лозунг отделения колонии от протектората, стремясь таким путем сохранить привилегии креольской элиты [151, т. 8, с. 339]. Большинство членов и все лидеры организации были креола-ми. Председателем стал X. Банколе-Брайт, его заместителем— юрист К. Д. Хотоба Дьюринг, генеральным секретарем— бизнесмен К- М. А. Томсон. Печатным органохм партии была газета «Ивнинг Диспетч», финансируемая Банколе- Брайтом [60, с. 162, 163].

Национальный совет выступил против конституционных предложений губернатора Стивенсона. Особено остро он реагировал на предложение предоставить большинство мест в Законодательном совете протекторату [210, с. 160, 161]. В сентябре 1950 г. от имени жителей колонии королю Великобритании Георгу VI была направлена петиция. «Мы с глубокой тревогой наблюдаем за намерениями колониальных властей внести изменения в состав Законодательного совета Сьерра-Леоне,— отмечалось в ней,— и открыто заявляем, что они совершенно неприемлемы для нас». Обосновывая свою позицию, НСК обвиняла английских чиновников в стремлении под предлогом расширения избираемого представительства продолжать управлять страной через систему непрямой администрации, используя преобладание в Законодательном совете вождей из протектората и неспособность местных жителей (96% которых неграмотны) разобраться в сложившейся ситуации [31, с. 327, 328]. Король Георг VI отклонил петицию. Однако Национальный совет не отказался от своих намерений. По словам его лидеров, нельзя было «позволить необразованным массам протектората подавить развитые политические элементы колонии в Законодательном совете лишь на основании численного преобладания его населения» [31, с. 328, 329]. НСК начал сбор средств для отправки новой делегации в Англию и ООН. Одновременно партия не отказалась и от борьбы за места в Законодательном совете.

Основные требования НСК были изложены в предвыборном манифесте, опубликованном в 1951 г. В нем партия еще раз подтверждала, что выступает «против преобладания иностранцев (т. е. представителей протектората) в Законодательном совете» [60, с. 163]. При этом она настаивала на обязательном образовательном цензе для лиц, избираемых в Совет. По замыслам лидеров НСК, это должно было нанести «сильнейший удар по самой природе местного управления в протекторате», значительно сузив возможности традиционных властей.

Основные дебаты разгорелись вокруг этого требования креольских политических деятелей. Образованная элита и некоторые верховные вожди, разумеется из числа грамотных, вначале поддержали его. Однако при голосовании предложения об образовательном цензе в Ассамблее протектората фракция вождей, в ней преобладавшая, провалила его. Да это и неудивительно. В то время лишь 20% из 211 верховных вождей, признанных в качестве «туземных» администраторов, умели читать и писать. Естественно, они встретили в штыки это условие [210, с. 163—166, 229].

Избирательную кампанию 1951 г. в протекторате вела НПСЛ во главе с М. Маргаи. К тому времени он оставил службу врача и занялся исключительно политической деятельностью. Еще в сентябре 1950 г. Маргаи обратился к Ассамблее протектората с предложением потребовать от английского правительства немедленного принятия конституционных предложений Стивенсона [216, с. 207]. Несомненно, лидеры НПСЛ видели ограниченность предлагаемой губернатором конституции. Неоднократно выступали они с критикой ее недостатков. Однако в отличие от НСК, который полностью отвергал конституционные предложения, НПСЛ считала их «шагом к самоуправлению». По мнению Л. Сан- коха, деятели НПСЛ «стремились как можно быстрее ввести новую конституцию в действие, так как она давала им большее число представителей в соответствии с преобладающей численностью населения и экономической значимостью [протектората]» [31, с. 329, 330].

В ноябре 1951 г. в Сьерра-Леоне состоялись выборы, в результате которых НПСЛ вместе с «союзниками» получила 17 из 21 места в Законодательном совете. Этот успех дался партии не просто. В колонии, где выборы были прямыми, из пяти выдвинутых НПСЛ кандидатов прошли только два. В то время как четыре из шести кандидатов от НСК оказались избранными. Одно место досталось кандидату от Партии избирателей Ватерлоо и Койя [31, с. 329, 330]. В протекторате, в котором выборы проводились на основе косвенного представительства, были избраны 14 человек: в их числе Сиака Стивенс и А. Маргаи — от ассамблеи, восемь верховных вождей от районных советов. Но из этих 14 депутатов только четыре были членами НПСЛ, остальные — в лучшем случае сочувствующими. Вместе с тем они не поддерживали и НСК, лидеры которого в своей политике шли против интересов протектората. В результате ни одна из основных партий — ни НПСЛ, ни НСК — не получила боль-шинства мест в новом Законодательном совете и не была правомочна формировать Исполнительный совет [151, т. 8, с. 351; 210, с. 266; 31, с. 331].

Губернатор Сьерра-Леоне Дж. Биресфорд Стоок сделал попытку добиться согласия двух партий на создание «коалиционного правительства». Однако когда он обратился с этим предложением к лидерам НПСЛ, то получил отказ. Выход из создавшегося положения нашел М. Маргаи, которому удалось договориться с большинством депутатов от протектората о поддержке своей партии. В результате, когда 28 ноября 1951 г. открылось первое заседание Законодательного совета, на нем было 15 сторонников НПСЛ и только пять человек выступали за НСК [31, с. 331—334; 257, с. 9; 216, с. 208].

НПСЛ стала партией большинства. Ее лидер получил возможность сформировать первый Исполнительный совет с большинством африканских членов. Ему предстояло выбрать из числа избираемых депутатов Законодательного совета тех лиц, которые становились неофициальными членами Исполнительного совета. Губернатор Дж. Б. Стоок вмешался в этот процесс. На первом же заседании Законодательного совета 29 ноября 1951 г., ссылаясь «на недостаточную развитость партийной системы в стране», он настоял на «необходимости консультации… по вопросу о том, кого следует включить в исполнительный орган» [31, с. 332]. Все свелось к тому, вспоминал Л. Санкох, что после закрытия заседания «губернатор пригласил лидера НПСЛ остаться. Тогда между ними и были обговорены кандидатуры тех, кого предстояло ввести в Исполнительный совета. Позднее это подтвердил и сам М. Маргаи „Людей подбирал не я,— признавался он.— Он (губернатор) называл то или иное имя, а я одобрял или отклонял его“ [230, с. 177, 178]. Таким образом были выбраны шесть человек — все члены НПСЛ, которые в будущем должны были занять министерские посты. Среди них были А. Маргаи, которого поддерживали образованные африканцы протектората, Сиака Стивенс, представлявший профсоюзы, вождь Баи Фарима Тасс — от туземных властей, А. Дж. Рэндл — от избирателей колонии и М. С. Мустафа — от Восточного округа Фритауна [151, т. 8, с. 352; 60, с. 132—134].

Так победу одержала НПСЛ, завоевавшая более ⅔ депутатских мандатов. Руководители партии стали членами Исполнительного совета. В нем еще оставались англичане — губернатор и четыре колониальных чиновника. Приняв участие в деятельности Исполнительного совета, НПСЛ тем не менее в течение нескольких последующих лет не ставила решительно вопрос о предоставлении независимости, более склоняясь к компромиссному решению этой проблемы [250, с. 142; 31, с. 333].

Положение изменилось под влиянием массовых выступлений рабочих и крестьян, особенно усилившихся в середине 50-х годов.

В сентябре 1954 г. Союз квалифицированных рабочих выступил с требованием введения надбавки на дороговизну и повышения заработной платы на 30—40%. В ноябре аналогичные условия выдвинули профсоюзы транспортников, моряков и докеров, а также Объединенный профсоюз рабочих Шербро [41, с. 13; 151, т. 8, с. 353]. Их требования, направленные не только против колониальных властей, были обращены к африканским министрам и работодателям. Однако предприниматели соглашались повысить зарплату не более чем на 7—8%. Бесплодные переговоры продолжались несколько месяцев, вплоть до января 1955 г. [41, с. 8]. Когда они окончательно зашли в тупик, профсоюзы призвали к всеобщей стачке, которая, по сути, стала кульминацией забастовочной борьбы в Сьерра-Леоне в колониальный период. Работу прекратили железнодорожники, докеры, строители, рабочие коммунальных предприятий, служащие почты, телеграфа. К ним примкнули безработные и люмпены. Жизнь во Фритауне была полностью парализована. Народ вышел на демонстрации. К забастовочной борьбе присоединились рабочие рисоочистительной фабрики, нефтебазы компании «Шелл», электростанции и других предприятий Фритауна. Рабочее движение ширилось.

Колониальные власти отдали приказ о подавлении забастовки силой. Против забастовщиков были направлены отряды полиции. Однако ей не удалось справиться со стачечниками. Англичане ввели в город колониальные войска. Защитников баррикад расстреливали из пулеметов. Согласно показаниям очевидцев, во Фритауне были убиты 150 и ранены 500 человек [41, с. 25, 27—30, 36—40; 288, 1962, № 1, с. 89].

Февральская стачка 1955 г. потерпела поражение. Тем не менее Комиссия по расследованию, назначенная Лондоном, была вынуждена признать, что одной из основных причин забастовок был низкий уровень жизни рабочих [41, с. 54]. Забастовочная борьба заставила предпринимателей пойти на уступки. Зарплата некоторым категориям рабочих была повышена более чем на 20% Борьба трудящихся Сьерра- Леоне за свои права способствовала популярности профдвижения. Число членов профсоюзов после окончания забастовки 1955 г. увеличилось на 20% [41, с. 54].

Забастовочное движение во Фритауне положило начало широкой волне крестьянских волнений в протекторате, которые были вызваны коррумпированной практикой взимания налогов и другими злоупотреблениями туземных властей. Выступление крестьян против вождей придавало этим движениям антифеодальный характер. В то же время именно обюрократившиеся вожди были основной социальной базой английского режима. Поэтому в Сьерра-Леоне крестьянские бунты приобретали антиколониальный характер.

Еще в 1948—1950 гг. несколько вспышек недовольства произошло в южных провинциях: в чифдомах Баома (район Бо) и Сова (Пуджехун), а также в районах Кайлахуна. В волнениях участвовало несколько тысяч крестьян. Против- них были использованы отряды полиции [41, с. 15].

С особой силой борьба населения в сельских районах: протектората, получившая название Крестьянской войны развернулась в ноябре 1955—марте 1956 г. Волнения охватили Северную провинцию, затем почти все южные районы протектората, вплоть до Мойямбы, Пуджехуна и Бонте. Борьбой были охвачены 9 из 12 округов. В ней приняло участие свыше 9 тыс. человек. Особое недовольство вызывало увеличение так называемого местного налога с 11 шилл. 6 пенсов (1950 г.) до 25 шилл. (1955 г.). Осуществлялись и другие поборы. Практически ими облагалась любая деятельность, всякий вид собственности и заработка. Это была вынуждена признать даже Лондонская комиссия по расследованию, которая квалифицировала события как «массовое неповиновение властям, производящим сбор налогов» [41, с. 19, 43].

Центром крестьянского восстания стал округ Порт-Локо. Поводом послужило введение в чифдоме Мафорка дополнительного налога в размере 5 шилл. с каждого мужчины старше 21 года. Эти средства предназначались для строительства нового дома для верховного вождя Аликали Маду, который был главой туземной администрации чифдома. Население Мафорки отказалось от уплаты налога. В ноябре 1955 г. около 3 тыс. крестьян — жителей Мафорки, Байя Роменди и соседних чифдомов направились в центр округа, г. Порт-Локо, протестуя против новых поборов. К ним вскоре присоединилось население Макени, Масонгбо, Йонибана, Рорукса и других северных районов.

С аналогичным требованием — прекратить произвол туземной администрации — выступили в декабре того же года 10 тыс. крестьян чифдома Койя. Напуганные размахом движения, англичане обещали провести расследование деятельности сборщиков налогов. Не поверив обещаниям колониальных чиновников, которые уже приступили к арестам зачинщиков, крестьянские вожаки во главе с Амаду Канда призвали к отпору. Были сооружены 12 баррикад вдоль дороги Бо—Фритаун, которая была блокирована. Завязались сражения между повстанцами и направленными против них полицейскими, которые продолжались несколько дней [ПО, с. 246, 247; 115, с. 233—236; 41, с. 17, 18].

Контроль в восставших чифдомах находился фактически в руках крестьян. Слухи об их успешной борьбе проникали в другие районы Сьерра-Леоне — в Мойямбу, Бонте, народы которых также поднимались против угнетателей — как английских, так и туземных властей.

Наиболее организованный характер крестьянское движение приобрело в округе Камбиа, где оно длилось три месяца, с декабря 1955 г. по февраль 1956 г. Повстанцами были сформированы два вооруженных отряда, насчитывавших несколько сот человек. В отличие от других центров сопротивления повстанцы Камбии не обращались к колониальной администрации с требованиями, а сразу перешли к решительным действиям против вождей и всего аппарата местного управления [186, с. 129].

Лишь в марте 1956 г. англичанам удалось подавить со-противление, в котором участвовало фактически все взрослое население восставших деревень. Колониальные власти, напуганные размахом крестьянского движения, объявили об отмене дополнительных налогов на всей территории про-тектората. Ущерб, причиненный повстанцами, оценивался в 750 тыс. ф. ст. [41, с. 13—17, 19, 20].

В обстановке народных волнений, принявших столь массовый характер, политическая жизнь в Сьерра-Леоне активизировалась. К середине 50-х годов возник ряд новых политических организаций. Часть из них выступала с более радикальными программами, чем их предшественники.

Летом 1954 г. была создана Объединенная прогрессивная партия Сьерра-Леоне (ОПП). В нее в основном входила прогрессивно настроенная интеллигенция. Возглавляли партию креолы, ветеран освободительного движения И. А. Уоллес-Джонсон и К- Б. Роджерс-Райт, служивший в Верховном суде Сьерра-Леоне [38, с. 185]. ОПП объявила деятельность двух наиболее крупных партий — НПСЛ и НСК — в сложившейся трудной обстановке «неудовлетворительной». По их мнению, первая была слишком занята делами в протекторате, а вторую прежде всего заботило положение креолов.

ОПП призвала «современно мыслящих креолов и радикально настроенные умы протектората включиться в совместную борьбу». Она выдвинула лозунг интеграции колонии и протектората, потребовала от метрополии предоставления независимости. Эта партия пользовалась достаточной популярностью, особенно в период антиналоговых движений 1955— 1956 гг. Ее газета «Шекпеидех» (которую основал и в значительной степени финансировал Роджерс-Райт) печатала многочисленные статьи о ходе крестьянских восстаний и выдвигаемых повстанцами требованиях, доказывая их правомерность [60, с. 221, 222; 210, с. 237, 249, 271]. После подавления движений Роджерс-Райт выступал в суде в качестве защитника предводителей повстанцев.

Почти одновременно с Объединенной прогрессивной партией было организовано Прогрессивное движение коно. Эта организация образовалась в период, когда в районе Коно происходили значительные социально-экономические изменения, вызванные развитием алмазодобывающей промышленности. Деятельность ПДК была направлена против британского капитала и сотрудничавших с ним туземных властей. Оно выступало с требованием ограничить права компании «Сьерра-Леоне Селекшн Траст» на добычу алмазов, настаивало на сокращении площадей под ее концессиями и передаче их в эксплуатацию африканским ста-рателям. Партия считала также необходимым запретить туземной администрации и вождям сдавать общинные земли, богатые алмазами, в аренду и присваивать себе таким образом огромные барыши. Действия Г1ДК приобретали все более решительный и боевой характер, который особенно проявлялся во время избирательных кампаний в местные органы власти. Она соперничала с НПСЛ и нередко одерживала внушительные победы. Так, накануне независимости, в 1960 г., представители ПДК завоевали в районном совете Коно 24 места из 30 [210, с. 277].

Спустя год после создания ПДК была образована Сьерра-леонская рабочая партия (СРП). Она возникла в значительной степени под воздействием забастовочной борьбы середины 50-х годов. Основателем партии был юрист Маркус Грант, генеральный секретарь Союза труда Сьерра-Леоне. Он присоединился к профсоюзному движению под влиянием Уоллеса-Джонсона и участвовал в нем в течение 26 лет [60, с. 81—82]. Грант был одним из лидеров всеобщей забастовки во Фритауне в феврале 1955 г. Уточняя причины, приведшие к ней, он говорил: «Наши действия — вынужденные. Они вызваны чрезвычайными обстоятельствами», тем, что власти отказались удовлетворить требования забастовщиков об увеличении зарплаты всего на 10 пенсов [41, с. 9]. После подавления забастовки партия перестала пользоваться поддержкой. Ее судьба. была короткой. Потерпев поражение на все-общих выборах 1957 г., СРП прекратила существование 1122, с. 44—45],

В 1957 г. возникла еще одна партия — Независимое движение Сьерра-Леоне (НД). Эта организация была создана политическим деятелем и дипломатом Э. Блайденом, внуком широко известного деятеля панафриканского движения [60, с. 19, 20]. Спустя три года НД объединилось с Прогрессивным движением коно.

Экономическая и политическая борьба трудящихся города и деревни не только вызвала к жизни множество новых партий, но решающим образом повлияла на политику и требования основных общественно-политических организаций, а также на позицию колониальной администрации. В этих условиях был выдвинут лозунг о предоставлении Сьерра- Леоне независимости в ближайшие годы.

В мае 1956 г. во Фритауне обсуждался вопрос о дальнейшей модернизации системы управления. Были внесены предложения о преобразовании центральных органов законодательной и исполнительной власти в Палату представителей и Кабинет министров. В августе того же года эти изменения были одобрены. Избирательные права африканского населения были расширены. На всеобщих выборах в Палату представителей в мае 1957 г. победу вновь одержала НПСЛ, выступившая под лозунгом «независимость в 1960 г.». В ходе прямых выборов за нее проголосовало 75 575 человек (из 165479)—46% всех избирателей. За остальные партии было подано 84 666 голосов (54%) [156, с. 14]. НПСЛ завоевала 18 из 39 мест (в том числе 9 — в колонии). Девять мест получила Объединенная прогрессивная партия. При этом четыре ее кандидата одержали победу в избирательных округах, охваченных восстаниями в середине 50-х годов — в Порт-Локо, Майямбе, Камбии. Одним из этих кандидатов был Роджерс-Райт, первый креол, получивший доступ в Палату представителей от протектората. 12 мест были зарезервированы за верховными вождями, остальные достались независимым кандидатам.

Учитывая создавшуюся расстановку сил, лидеры НПСЛ вступили в коалицию с вождями и независимыми. В результате 25 мест в Палате представителей были заняты представителями НПСЛ или сочувствующими им лицами. Причем 19 из них были образованными людьми, получившими определенные профессии, 16 — происходили из семей вождей [210, с. 266, 267, 271—276; 154, с. 97].

Избирательная кампания 1957 г. подтвердила преобладающее положение НПСЛ. Партией, которая попыталась противостоять ей, была Объединенная прогрессивная партия, созданная креолами, но пользовавшаяся доверием избирателей протектората. Однако успешная деятельность ОПП была недолгой. В партии произошел раскол: некоторые лидеры перешли к НПСЛ, другие подали в отставку. Спустя два года после выборов партия стала распадаться.

К тому времени другие партии Сьерра-Леоне также перестали играть значительную роль в политической жизни. Прогрессивное движение коно получило лишь одно место в Палате представителей, Сьерра-леонская рабочая партия — ни одного. Потерпело поражение и Независимое движение Сьерра-Леоне. Эта же участь постигла Национальный совет колонии Сьерра-Леоне, который вскоре после избирательной кампании самораспустился [156, с. 14].

После победы на выборах 1957 г. ситуация в НПСЛ осложнилась. Возникли серьезные разногласия между ее лидерами. После неудачной попытки захватить лидерство в партии А. Маргаи вместе со С. Стивенсом и другими сторонниками, в основном молодыми членами партии, недовольными политикой Милтона Маргаи и его ориентацией на вождей, вышли из НПСЛ [154, с. 98—100].

В сентябре 1958 г. они сформировали новую организацию— Народную национальную партию (ННП), в которую вошли учителя, клерки, квалифицированные рабочие. Вскоре к ННП присоединились еще три ведущих деятеля НПСЛ, выступавших против М. Маргаи. Это были главный секретарь Майгоре Каллон, спикер С. Т. Наво и его заместитель А. Дж. Масали. В 1959 г. к ННП примкнула Радикальная демократическая партия, созданная И. А. Уоллес-Джонсоном в июле 1958 г. Тогда же лидеры Прогрессивного движения коно Тамба С. Мбрива и А. А. Мани договорились с руководством ННП о совместных действиях [122, с. 46; 210, с. 255; 151, т. 8, с. 353]. Народная национальная партия выдвинула лозунг немедленной независимости. Однако популярности- она не завоевала, не сумев потеснить НПСЛ. Слабость ее позиций обнаружилась на выборах в районные советы в 1959 г., когда она получила только 29 мест из 309 [154, с. 108—117].

Еще одной оппозиционной партией, возникшей в тот период, была Независимая прогрессивная партия (НПП). Она была образована в конце 1959 г. Ее основателями были пять членов Объединенной прогрессивной партии, недовольных действиями Роджерса-Райта, которого они обвинили в «автократическом правлении, установленном в ОПП». В их числе были В. Нил-Колкер, ставший председателем новой партии, ее секретарь Диксон Томас и Дж. Уилсон, член Палаты представителей. Однако НПП не удалось создать организационную структуру и выработать политическую платформу. Вскоре она прекратила свое существование. Многие ее члены присоединились к НПСЛ [60, с. 93—94].

В конце 50-х годов в Сьерра-Леоне произошло еще несколько перегруппировок политических сил. В сентябре 1959 г. в результате слияния Прогрессивного движения коно, возглавляемого Тамбой С. Мбрива, с Независимым движением Сьерра-Леоне, лидером которого был Э. Блайден, было сформировано Прогрессивное независимое движение Сьерра- Леоне (ПНД). У организации, возглавляемой Э. Блайденом, после поражения на всеобщих выборах 1957 г. не оставалось другого выбора, как присоединиться к более дееспособной партии. В свою очередь, Прогрессивное движение коно давно искало возможность выйти за рамки района Коно. Томба Мбрива стал председателем ПНД [210, с. 271].

В период наибольшего обострения политической борьбы летом 1959 г. во Фритаун прибыл министр колоний Великобритании А. Леннокс-Бойд. В главном городе колонии в течение нескольких месяцев не прекращались демонстрации. Население вышло на улицы с требованием полной независимости. Леннокс-Бойду пришлось согласиться с предложением основных общественно-политических сил Сьерра-Леоне провести в 1960 г. конституционную конференцию, на которой обсудить условия предоставления народам Сьерра-Леоне независимости [216, с. 210].

В марте 1960 г. состоялся съезд НПСЛ, затем — межпартийная конференция. После длительных дебатов представители всех партий согласились вступить в коалицию с НПСЛ. В апреле был создан Объединенный национальный фронт (ОНФ) [31, с. 338]. Во время переговоров была достигнута договоренность о сформировании коалиционного правительства из представителей НПСЛ, ННП, ОПП.

К тому времени из Исполнительного совета (отныне име-новавшегося Советом министров) были выведены все англичане, за исключением губернатора (в мае 1960 г. и он покинул совет). Новый кабинет возглавил премьер-министр Милтон Маргаи, председатель НПСЛ. А. Маргаи, лидер оппозиции, стал министром природных ресурсов, К. Б. Роджерс-Райт (ОПП)—министром строительства и планирования [110, с. 248].

Английское правительство понимало, что вопрос о неза-висимости Сьерра-Леоне предрешен. В течение 1957—1960 гг. во Фритауне и Лондоне неоднократно проходили переговоры между представителями основных политических партий и организаций Сьерра-Леоне и Министерством колоний Великобритании относительно условий предоставления независимости. Основные усилия Лондон сосредоточил на сближении с наиболее влиятельной партией, НПСЛ, в рядах которой к тому времени насчитывалось, по оценочным данным, около 100 тыс. человек и руководство которой неоднократно высказывалось за сотрудничество с метрополией после того, как Сьерра-Леоне достигнет независимости [210, с. 246, 247, 269].

В апреле—мае 1960 г. в Лондоне состоялась конституционная конференция, на которой официально было утверждено создание Объединенного национального фронта и согласована дата провозглашения независимости — 27 апреля 1961 г. «Мы готовы к достижению статуса суверенного государства и к тому, чтобы стать полностью независимым членом Британского содружества наций…— заявил М. Маргаи на одном из заседаний.— Нет никаких оснований к задержке окончательного решения, ибо никогда в нашей стране не было более благоприятных условий для такого шага»,— подчеркивал он [31, с. 340].

На конференции удалось добиться согласия делегации Сьерра-Леоне на заключение договора «о совместной обороне», который должен был быть подписан спустя год, в апреле 1961 г. Против заключения такого договора выступил С. Стивенс, участвовавший в переговорах в Лондоне. Вернувшись во Фритаун, все несогласные с результатами конференции лидеры во главе со Стивенсом объединились в рамках новой организации — Движения за проведение выборов до независимости. Она стала наиболее серьезным соперником НПСЛ в борьбе за власть. С ней солидаризировались организации, разочаровавшиеся в проводимой ОНФ политике. Среди них были многие члены Радикальной демократической партии во главе с И. А. Уоллесом-Джонсоном, группа креолов, несогласных с решением Национального совета Сьерра- Леоне о присоединении к Объединенному национальному фронту, а также некоторые члены Народной национальной партии из городов в глубинных районах протектората — клерки, квалифицированные рабочие, городская беднота [210, с. 273].

Стивенсу не удалось осуществить свою цель — провести всеобщие выборы до независимости; однако ряды Движения консолидировались. В сентябре 1960 г. оно было преобразовано в партию Всенародный конгресс (ВК), который стал с того времени наиболее эффективно действовавшей оппозиционной организацией. В Конгресс вошли участники ННП, в основном северяне (лимба, сусу, локо, мандинго), а также креолы, которые не хотели поддерживать НПСЛ, ориентировавшуюся на традиционные ценности и традиционные власти. Спустя два месяца после образования, в ноябре 1960 г., ВК показал свою силу, одержав победу на выборах в Городской совет Фритауна и получив в нем два места из трех [216, с. 211; 154, с. 69].

Накануне провозглашения независимости обстановка в Сьерра-Леоне вновь обострилась. Было объявлено чрезвычайное положение. Большинство лидеров оппозиции, в том числе Сиака Стивенс, были арестованы. Их обвинили в саботаже, попытке сорвать празднества по случаю независимости. Они были приговорены к шести месяцам тюремного заключения. Деятельность Всенародного конгресса была запрещена. Правда, спустя три месяца, в июле 1961 г., Верховный суд Сьерра-Леоне снял все обвинения, выдвинутые против этой партии [156, с. 65].

К тому времени Сьерра-Леоне была уже свободным го-сударством. Независимость была провозглашена 27 апреля 1961 г. Страна оставалась в рамках Британского содружества, став, по словам М. Маргаи, «его равноправным членом» [31, с. 341]. Британская королева считалась, как и ранее, главой государства, ее представителем в стране был генерал- губернатор.

К началу XX в. британский колониальный режим был установлен на всей территории современной Сьерра-Леоне. В процессе его внедрения можно выделить несколько этапов. На первом, в 1896—1918 гг., была создана административно- территориальная структура, заложены политико-правовые основы колониального господства Великобритании. На 20— 40-е годы приходится второй этап, когда происходило формирование колониального общества и шло собирание сил сопротивления британскому порабощению.

Пути и формы становления и укрепления колониального режима были различными в колонии и протекторате, на которые была разделена территория Сьерра-Леоне. Эти особенности, сохранявшиеся вплоть до конца господства Великобритании в этой стране, оказали значительное влияние на социально-экономическое развитие, формы и методы антиколониальной борьбы.

После второй мировой войны в Сьерра-Леоне наступил новый этап исторического развития, наиболее характерной особенностью которого было начало кризиса британского режима в стране и его крушение. Это было обусловлено рядом социально-экономических и политических факторов, определяющим среди которых был быстрый рост национально-освободительной борьбы, предрешивший крах колониализма.

Конституционные реформы и борьба за них в течение десятилетия, предшествовавшего независимости, не вызывали больших конфликтов между колониальными властями и сьерра-леонской элитой. В значительной степени они выразились в передаче исполнительной власти и обеспечении преемственности в администрации. Установление тесных контактов и взаимопонимания между ними облегчалось самой природой той весьма влиятельной прослойки буржуазии (условно называемой бюрократической), которая была приведена в тот период к власти в Сьерра-Леоне.