Книги, статьи, материалы /История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. /СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЬЕРРА-ЛЕОНЕ ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

СРОЧНО!!! ЖЕЛАЮЩИЕ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ПУТЕШЕСТВИЯХ, А ТАК-ЖЕ ТЕ, КТО ОТПРАВЛЯЛ ПРЕДОПЛАТУ, СВЯЖИТЕСЬ ПО УКАЗАННЫМ КОНТАКТАМ!!!

ВАЖНО!!! НЕ БЕРИТЕ ДОЛЛАРЫ ВЫПУЩЕННЫЕ ДО 2009 ГОДА, ТАК КАК БУДУТ ПРОБЛЕМЫ С ИХ ОБМЕНОМ!!!

Так-же прошу обратить внимание на то, что сайт и вся информация обновляется. В том числе цены на туры будут немного изменены по мере поступления информации в связи с ситуацией с вирусом. Проверяйте актуальность статей и появления новой информации. В общем почаще заглядывайте что-бы не упустить ничего.

САЙТ ПОСВЯЩЕН ПАМЯТИ МОЕГО БЛИЗКОГО ДРУГА, И ПРОСТО ПРЕКРАСНОГО ЧЕЛОВЕКА РОМАНА КАШИГИНА, КОТОРЫЙ СКОРОПОСТИЖНО СКОНЧАЛСЯ В ГОСПИТАЛЕ КАМПАЛЫ 2 НОЯБРЯ 2020 г. СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ!

БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ с русскоязычными гидами:


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ! (с 28.12.2020 - 09.01.2021)
Вся Уганда за 12 дней. Поторопитесь, времени остается совсем мало.

СЕВЕРНЫЙ СУДАН (03.01. - 11.01.21)
Путешествие по древней Нубии.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01-31.01.2021)
УГАНДА - КЕНИЯ - ТАНЗАНИЯ - ЗАНЗИБАР

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (17.01 - 27.01.2021)
Таинственная земля Догонов.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2021)
Африка в миниатюре.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 01.04 - 13.04.2021)
В краю вулканов и горных горилл.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские (28.04.-15.05.2021)
УГАНДА - КЕНИЯ - ТАНЗАНИЯ - ЗАНЗИБАР

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (29.07.-05.08.2021)
Великая миграция.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (15.08 - 30.08.2021)
Большое путешествие по большому острову.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (13.09.-25.09.2021)
Большое путешествие по странам ЮЖНОЙ АФРИКИ.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ (02.11.2021 - 12.11.2021)
Горные гориллы и вулканы.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ и ДР КОНГО за 12 дней (02.11.2021 - 12.11.2021)
Горные гориллы и вулкан Ньирагонго.

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ И ДЖИБУТИ (02.01 - 15.01.2022)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо + плавание с китовыми акулами
ТУР ПЕРЕНОСИТСЯ НА ГОД В СВЯЗИ С НАЧАВШИМИСЯ БОЕВЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ В СТРАНЕ.


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии.

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР).

Africa Tur Справочные материалы История Сьерра-Леоне в новое и новейшее время. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЬЕРРА-ЛЕОНЕ ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЬЕРРА-ЛЕОНЕ ЗА ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

Социально-экономическое положение независимой Сьерра-Леоне определялось низким уровнем ее производительных сил. Несмотря на определенный рост обрабатывающей промышленности и горнодобывающей, Сьерра-Леоне продолжает оставаться страной аграрно-сырьевой, с преобладанием в сельской местности докапиталистических социальных структур и зависимым положением в мировом капиталистическом хозяйстве. Влияние на ее развитие оказывали также мировой экономический и валютный кризисы, структурные кризисы на рынках минерального сырья.

Социальная структура сьерра-леонского общества за годы независимости претерпела некоторые изменения. Сокращается сфера традиционных укладов, происходит рост мелкотоварного и капиталистического укладов, наблюдается взаимовлияние и взаимопроникновение различных укладов патриархально-общинного (натурального и полунатурального), мелкотоварного (частного и кооперативного), частно-капиталистического (национального и иностранного), государственно-капиталистического укладов.

Крестьянство — наиболее крупный слой сьерра-леонского общества, численность которого растет в абсолютных размерах, хотя относительная доля в населении страны сократилась за годы независимости с 80 до 60%. Большая часть крестьянства сохраняет патриархальный уклад жизни, меньшая— занимается мелкотоварным производством и только незначительная часть ведет частнособственническое хозяйство (в Западной области). Доля сельскохозяйственного экономически активного населения за годы независимости сократилась с 77% в 1963 г. до 69% в 1974 г. и 55% в конце 80-х годов, а число хозяйств — на 50 тыс. Если в 1970/71 г. в стране насчитывалось 287 тыс. хозяйств, то в 1985 г.— 234,5 тыс. В Южной провинции число хозяйств сократилось не менее чем на 10% (в районе Бо — более чем в два раза, а Моямба — 80%), в то же время в районе Пуджехун число хозяйств увеличилось почти в три раза. В Восточной провинции их число сократилось на 45% (а в Коно — с 32 тыс. до 13 тыс.). В Северной провинции, кроме района Порт-Локо, число хозяйств увеличилось на 7%, а в Западной области — сократилось в восемь раз (с 7,3 тыс. до 884, т. е. здесь остались лишь хозяйства, ведущие торговое земледелие) [130, с. 48—54; 72, с. 19—21].


Углубляется имущественное расслоение крестьян. Притом что средний годовой доход на одно хозяйство в 70-е годы составлял 640 леоце, его размеры колебались от 170 до 1,6 тыс. леоне. Доход сельского жителя растет медленнее, чем горожанина, и если в 1968—1976 гг. он увеличился с 56 до 115 леоне, то в городе — с 238 до 354. В середине 70-х годов большинство хозяйств были мелкими и имели менее 2,0 га земли, в основном осуществляя воспроизводство на натуральной и полунатуральной основе. 70% этих хозяйств выращивали рис, 61% —кассаву, 53% —копру, 37% — кукурузу и лишь 20% производили продовольственные культуры сверх потребностей своего хозяйства.

В 1973 г. из 287 тыс. хозяйств 63,4% имели до 2 га земли, в том числе около 15% —менее 0,4 га (в их руках было 1,3% обрабатываемых земель), 33,5%—от 2 до 6 га (56,7% всей земли) и лишь 3,1%—от 6 до 20 га (12,3% обрабатываемой земли).

В этом году доходы крестьянских хозяйств распределялись следующим образом:

Мелкотоварное производство осуществляет около 100 тыс. хозяйств, которые выращивают экспортные культуры (кофе, какао, >кола, масличную и кокосовую пальму), а также фруктовые и технические культуры (имбирь, кунжут, табак), распространенные в Западной области и районах вокруг крупных городов. Развитие мелкотоварного сектора опирается в основном на кооперацию. Если в 1959 г. в стране насчитывалось 256 кооперативов, то в 1983 г. их было 1,1 тыс. с числом членов 95 гыс. Основная часть кооперативов выполняла сбытовые функции.

Роль полунатурального и натурального хозяйства в экономике в 70-е годы оставалась высокой. Если'^в 1968 г. оно давало около 21% продукции сельского хозяйства, а вне его — 21,4%, то в 1976 г. эти показатели были соответственно 24 и 35%, а в целом натуральное хозяйство давало 30% ВВП з 1976 г. по сравнению с 23,5% в 1968 г. Возрастающий вклад жителей деревень в ВВП вне сферы сельского хозяйства свидетельствует о росте числа маргиналов, что подтверждается и статистикой. Если в 1963 г. их было 31 тыс., то в 1974 г.— 139 тыс., а в конце 80-х годов — примерно 250 тыс. (около 20% городского населения) [59, 1989, с. 350].

В Сьерра-Леоне сохраняется прослойка традиционной знати из нескольких тысяч человек. Это вожди деревень, верховные вожди чифдомов (бывшие правители традиционных «государств» и их районов). Часть представителей традиционной знати работает в государственном аппарате, перешла к капиталистическим методам ведения хозяйства, вкладывает средства в торговлю, сферу услуг и промышленность.

Буржуазия Сьерра-Леоне разнородна и включает в себя представителей бюрократической буржуазии (высшие госу-дарственные и партийные функционеры и менеджеры), пред-принимателей, а также часть ремесленников, торговцев и владельцев лицензий на добычу алмазов. В 60-е годы ее численность не превышала 5—6 тыс., в конце 80-х годов — около 25—30 тыс. человек (в том числе крупной — 2—3 тыс.). Некоторые представители буржуазии сколотили многомиллионные состояния, вкладывая средства в промышленность, торговлю, сферу услуг, горнодобывающую промышленность. Среди них можно назвать натурализовавшихся левантийцев, таких, как Д. Мухаммед и Ассад Язбек, индийцы Шонтрама, Шелларама, Милхема, семейств Томас, Райт, Корома, Джусу-Шериф (коренные сьерралеонцы), Вильсон, Коле и др. О размерах накоплений таких людей можно судить по тому, что капиталы многих национальных фирм превышают 50— 100 тыс., а то и 200 тыс. леоне.

Значительную прослойку составляют ремесленники и мелкие торговцы из так называемого неформального сектора, т. е. люди, работающие сами или нанимающие работников. Часть из них тяготеет к буржуазии (и переходит в ее ряды), а часть — кандидаты в маргиналы. Если в 1963 г. в неформальном секторе было занято около 70 тыс. человек, а вместе с так называемыми домашними рабочими около 85 тыс., то к 1974 г. их численность достигла 150 тыс., а в середине 80-х годов — 200—250 тыс. человек. Большинство представителей этой группы — недавние мигранты из деревни. В 1974 г. они составляли 75% ремесленников и мелких торговцев Фритауна, 90% из них работали более восьми часов в день, 27%—даже более 12 часов. Лишь некоторые из них нанимают одного-трех дополнительных рабочих, а в основном им помогают члены семьи. Их положение весьма неустойчиво, 20% мелких предприятий разоряется в первые 15 месяцев, половина переходит на производство других товаров или ликвидируется через пять лет, а большинство — через 13—15 лет. Лишь единичные выживают [131, с. 67; 51, т. 3, с. 6—44].

К промежуточным слоям относятся государственные служащие (учителя, клерки), студенты, численность которых за годы независимости возросла с 20 тыс. до 50 тыс. человек (в том числе учителей — около 15 тыс., военнослужащих и полицейских— около 5 тыс.).

Рабочий класс Сьерра-Леоне как социальный слой окончательно не сформировался, поскольку кадровый костяк его незначителен (в крупной промышленности — около 15 тыс. занятых) и велика его текучесть. Однако численность занятых по найму в промышленности, сельском хозяйстве, добывающей промышленности, строительстве и на транспорте увеличилась с 78 тыс. в 1963 г. до 120 тыс. в 1974 г., а в конце 80-х годов — до 150—170 тыс. человек. Однако численность занятых в крупных организациях и фирмах за 1963— 1988 гг. практически не увеличилась и никогда не превышала 80 тыс. Причем если в горнодобывающей промышленности (цензовой) в 1963 г. было занято 8,3 тыс. человек, то в 1988 г.— 6,9 тыс., в строительстве — соответственно 11,7 тыс. и 7,2 тыс., в обрабатывающей промышленности — 6,5 тыс. и 9,6 тыс. в сельском хозяйстве — 5,3 тыс. и 7,1 тыс. [80, 1970, табл. 3—6; 1990, табл. 3—6]. Таким образом, если считать долю рабочих за 90% в общей численности занятых в этих отраслях, то численность занятых физическим трудом практически осталась на прежнем уровне.

Более значительно выросла численность наемного персонала в торговле и услугах (с 16 тыс. до 30 тыс. человек).

Основным показателем уровня развития рабочего класса нередко считают степень его концентрации. В 1980 г. 80% рабочих промышленности было сосредоточено в Западной области, и там было немало предприятий с числом работающих более 50 человек. Вообще в Сьерра-Леоне к цензовой промышленности относят предприятия с числом занятых более 10. Таких в 1987 г. было 194 в обрабатывающей промышленности, три — в горнодобывающей и одно в рыболовстве. Среди таких предприятий завод сельхозинвентаря — 450 рабочих, пивоваренные фабрики — 345, нефтеперерабатывающий завод— 162, цементный — 80, деревообрабатывающий в г. Ке- неме — свыше 300, а также ДИМИНКО — более 3 тыс., «Сьерра Рутайл» и СИЕРОМКО— более 1,2 тыс. человек,

Национальная рыболовная компания — около 1,2 тыс. человек.

Положение рабочего класса, особенно начиная со второй половины 70-х годов, непрерывно ухудшалось. Несмотря на рост номинальной зарплаты в 1966—1986 гг. в 8,8 раз, ее реальное содержание за это время сократилось в пять раз, что подтверждается следующими данными (1960 г. 100%):

Несколько более высокий уровень реальной заработной платы — у рабочих транспорта и обрабатывающей промышленности, чья номинальная зарплата выросла за эти годы в 11 раз.

Структура городского населения отражается и в распределении доходов. Так, по исследованию 1976 г., 50,8% городских домохозяйств, представлявших неквалифицированных рабочих и уличных розничных торговцев, имели доход менее 400 леоне в год. На долю полуквалифицированных рабочих и ремесленников, составлявших 23% хозяйств, приходилось около 600 леоне. Мелкие служащие и квалифицированные рабочие имели годовой доход около 900 леоне, чиновники среднего звена — 2333 леоне, крупные торговцы — 4,1 тыс. леоне, 6 тыс. менеджеров и высших чиновников — 6,5 тыс. леоне, а 5 тыс. крупных работодателей и «организаторов»— 9,8 тыс. леоне в год. Особенно значительный разрыв в уровне реальной и номинальной заработной платы наблюдался в 80-е годы. Так, недельная заработная плата в обрабатывающей промышленности увеличилась с 19,1 леоне в 1980 г. до 150 леоне з 1988 г., у шахтеров — с 13 до 226 леоне, а цены увеличились более чем в 50 раз. Таким образом, структуру социальных групп городского населения и их доходов можно представить следующим образом:

Такая структура доходов, видимо, мало изменилась в по-следующем в лучшую сторону, так как в результате миграции из сельской местности численность городских низов значительно возросла. К тому же уже в середине 70-х годов 20—25% городского и 10—15% сельского населения имели доходы ниже прожиточного минимума. Таким образом, в 80-е годы мог лишь усилиться разрыв в уровнях доходов. Если в начале 80-х годов рабочий получал 300—400 леоне в год, служащие — 800—1000 леоне, а высший административный персонал — 2—5 тыс., то в 1988 г. зарплата рабочего в зависимости от отрасли составляла от 6 тыс. до 9,5 тыс. леоне в год, продавца—12 тыс., инженера-химика — 60 тыс., врача — 70 тыс., а чиновника — более 100 тыс. леоне. Иными словами, если в 1980 г. разрыв между высшей и низшей группой работающих по найму составлял семикратную величину, то в 1988 г.— уже более чем 15-кратную [80, 1985, 1990, табл. 7].

Выше уже отмечалось, что экономический базис страны развивается непрямолинейно. После провозглашения независимости наблюдались как периоды бурного роста, так и кризисного падения производства. В текущих ценах за 1961 —1990 гг. объем ВВП увеличился более чем в 30 раз, с 200 млн. до 45,5 млрд. леоне, но в постоянных ценах — лишь в 2,3 раза (с 596,5 млн. до 1381,9 млн. леоне). Более показателен уровень ВВП на душу населения, который за эти годы увеличился в текущих ценах с 65 до 447 долл., однако в постоянных ценах сократился с 374 до 244 долл. [295, 1991, № 7, с. 10236; 304, 1990, № 12, с. 267].

Структура производства хотя и претерпела некоторые из-менения, но сельское хозяйство все еще остается главной отраслью экономики. Его доля в ВВП колебалась от 28 до 40%. Значительно сократилась роль горнодобывающей промышленности (с 15—18% до 7—9,7%). Доля обрабатывающей промышленности в среднем составляла 6—7%, хотя во второй половине 70-х годов достигала 8,5% ВВП. Практически не изменилась и роль строительства, доля которой в ВВП в 70-е годы составляла 3—4%, в конце 80-х годов — 5%. Значительно возросла роль транспорта (7—10% в 70-е годы, 17,7% в 1986 г.) [53, 1980—1987, с. 11; 54, 1989— 1990, с. 2[

Значительную роль в экономике страны продолжает играть патриархально-общинный уклад (около 30% ВВП), особенно в производстве продовольствия. Мелкотоварный уклад, представленный Б сельском хозяйстве, рыболовстве, обрабатывающей промышленности, ремесле, торговле, на транспорте и в сфере услуг, дает 40—45% ВВП. На долю капиталистических форм производства (государственно-капиталистический уклад, национальный и иностранный частный капитал) приходится 25—30% ВВП. Капиталистические формы производственных отношений господствуют в горнодобывающей промышленности, крупном и среднем промышленном производстве, на транспорте, в оптовой торговле, а также охватывают крупное плантационное хозяйство и банковскую систему.

За годы независимости значительно возрос вклад государства в ВВП, увеличившись с 3% в 1963 г. до 15% в 1983 г. и несколько снизившись в 1989 гг.— до 12%. Государственный и смешанный секторы занимают определенные позиции в закупке и сбыте сельскохозяйственной продукции. В руках государства находятся управление «Маркетинг Боард», плантации масличной пальмы, ряд ремонтных мастерских и предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья, деревообрабатывающие предприятия в Кенеме и Касеве, часть тепловых электростанций, учреждения связи. Госсектор занимал важные позиции в экономической инфраструктуре. До 1990 г. ему принадлежали компания, осуществляющая межгородские автобусные перевозки, 60% акций «Сьерра-Леоне Эрлайнз» и «Нешнл Шиппинг Компани», на государственных электростанциях производилось до 70% электроэнергии, государство — владелец большинства финансово-кредитных учреждений, 75% акций спирто-водочного завода, 65% акций завода «Сьерра-Леоне Рифайнинг», компании по добыче алмазов, около 60% акций предприятий по производству муки, обуви, черепицы. В нескольких десятках предприятий доля государства составляла от 15 до 50%.

Национальное частное предпринимательство пока относительно слабое, хотя государство, поддерживая его, запретило иностранцам действовать в 16 отраслях и создавать компании с капиталом менее 100 тыс. леоне. Для стимулирования частного предпринимательства созданы Директорат мелкой промышленности и ремесел и Национальный банк развития, который вкладывает средства в предприятия национального частного капитала.

Сильные позиции в этом секторе занимают левантийцы, получившие или не получившие сьерра-леонское гражданство. Они контролируют практически всю внутреннюю торговлю, часть предприятий обрабатывающей промышленности, а также значительную долю добычи алмазов, осуществляемой старательскими бригадами.

Крупному иностранному капиталу правительство создает льготные условия (гарантии вывоза прибыли и капитала, отказ от национализации, льготы по налогообложению). В июле 1983 г. был принят кодекс инвестиций, целью которого было привлечение иностранного капитала в промышленность. Однако для монополистического капитала экономика Сьерра-Леоне малопривлекательна из-за отсутствия развитой инфраструктуры и квалифицированной рабочей силы.

Хотя за годы независимости капиталовложения крупного иностранного капитала увеличились, это сопровождалось и уходом из страны крупных английских компаний — ДЕЛКО (добыча железной руды), «Селекшн Траст» (добыча алмазов), «Бритиш Петролеум» (добыча алмазов, нефтепереработка, химия), американских «Питсбург Плейт Глас» и «Бетлехем Стил». Но действующий в стране иностранный капитал имеет высокий уровень прибыли (142% в 1962—1971 гг. и более 178% в 1972—1981 гг.). Прирост иностранных капиталовложений идет за счет притока капиталов из ФРГ и других европейских стран. Общий объем капиталовложений увеличился за 1981—1989 гг. со 110 млн. до 140— 150 млн. долл. Хотя доля капиталовложений Великобритании в, общем объеме инвестиций сократилась с 40 до 20%, но увеличилась доля США, Японии, Австралии, Саудовской Аравии и некоторых других стран. Основными сферами приложения иностранного капитала являются горнодобывающая промышленность (бокситы, рутил, золото, алмазы), строительно-подрядные работы и обрабатывающая промышленность. В добыче рутила это американская «Норд Расорзис» (Сьерра Рутайл), австралийские фирмы «Интерконтинентал Голд» и «МК Майнинг НЛ», заключившие в марте 1989 г. контракт стоимостью 59 млн. долл. на строительство рудника в районе Ротифунк (Южная провинция) по добыче 83 тыс. т ильменита, 56 тыс. т рутила и 6 тыс. т циркония в год. В подрядных работах это итальянский капитал — строительство ГЭС Бумбуна, а в промышленности — датский, шведский, западногерманский и другие капиталы.

Особенности экономического развития и отраслевой структуры Сьерра-Леоне— аграрно-сырьевая страна с относительно развитой горнодобывающей промышленностью. Основой ее экономики продолжает оставаться сельское хозяйство, где в конце 80-х годов сосредоточивалось около 60% самодеятельного населения. В деревне наблюдается сложное переплетение различного типа производственных отношений. В районах выращивания экспортных культур, а также вблизи городов возникли зоны торгового земледелия, в большинстве же деревень продолжает преобладать мелкотоварное и полунатуральное хозяйство. Архаичность производственных отношений и технологии ведения хозяйства является причиной низкой производительности труда в отрасли. Урожайность сельскохозяйственных культур значительно отстает от ее среднего уровня по континенту из-за ограниченного использования улучшенных сортов семян, удобрений и техники. 86% хозяйств связано с семейной общинной формой владения, и лишь 4% арендуют землю. Урожайность местного суходольного сорта риса — глаберима (основной продовольственной культуры страны) составляет всего 8 ц с га. Рис выращивают 90% хозяйств, и под ним занято 60% посевных площадей. С начала века начато возделывание азиатского поливного риса, который занимает около 50% площадей под этой культурой, но и его урожайность ниже, чем в большинстве других стран континента (соответственно 14 ц и 17—18 ц с га). Хотя в стране имеется еще 1,1 млн. га земель, пригодных для выращивания поливного риса, однако их освоение сдерживается нехваткой средств и техники. В последние годы освоено около 10 тыс. га земель, на которых можно снимать два урожая в год. Но зерна в стране не хватает, и при потенциальных возможностях стать рисовывозящей страной Сьерра-Леоне ввозит его (до 100 тыс. т еже-годно) [59, 1988, табл. 6—11; 256, с. 114].

Хотя площадь обрабатываемых земель и расширяется, она отстает от роста населения, и если в 1961 г. на 1 жителя приходилось 1,7 га пахотных угодий, то к середине 80-х годов эта величина сократилась до 0,5 га. Все это свидетельствует об углублении экологического и аграрного кризиса в стране. Усиление эксплуатации земельных ресурсов и снижение естественного плодородия не компенсируются внесением удобрений. Их использование составляет всего 0,5—1 кг на 1 га (около 13 кг в среднем по Африке), и в условиях влажного климата удобрения быстро вымываются. Традиционные же методы подсечно огневого земледелия требуют, чтобы пашня использовалась под посевы три—четыре года, а затем отдыхала от 7 до 50 лет. Но плотность сельского населения местами уже приближается к критической (25—30 человек на 1 кв. км), и в некоторых районах значительные площади для земледелия уже безвозвратно потеряны.

Остальные продовольственные культуры (кукуруза, просо, сорго, а также многолетние 'клубневые — кассава, ямс, таро, батат и бобовые) занимают сравнительно небольшое место в посевных площадях (около 20%) [59, 1988, табл. 8—11].

Важное место принадлежит техническим и экспортным культурам, особенно масличной пальме, деревьям кофе и какао, а также кола, табаку, каучуконосам и сахарному тростнику. Основными экспортными культурами являются кофе и какао-бобы, под которыми занято около 70 тыс. га, а сбор- соответственно составляет около 15 и 16 тыс. т. Развивается производство сахара (тростникового), и в конце 70-х годов созданы агропромышленный комплекс плантаций сахарного- тростника и сахаро-рафинадный завод в Магбасе в районе Тонколили.

Животноводство развито в основном в Северной области, где сосредоточено поголовья крупного рогатого скота, на для покрытия внутреннего потребления ввозится около 40%. потребляемого мяса и 25% молока.

Развивающейся отраслью является рыболовство, в нем занято около 20 тыс. человек, в том числе 15 тыс.— традиционными методами. В стране действует Национальная рыболовная компания, имеющая в своем распоряжении несколько десятков траулеров и судов для вылова креветок, экипажи для которых готовит мореходное училище, созданное с помощью Советского Союза.

До независимости обрабатывающая промышленность была слабо развита, а электроэнергии производилось всега 20 млн. кВт-ч. (в 1959 г.). В 1960 г. в обрабатывающей промышленности было занято лишь 1,3 тыс. человек. Относительно развита была горнодобывающая промышленность (добыча железной руды и алмазов). В 1961 г. Сьерра-Леоне давала 15% мировой добычи алмазов (пятое место в капиталистическом мире, около 2 млн. карат) [74, с. 11 —14].

В обрабатывающей промышленности (цензовой) в конце 80-х годов было занято свыше 9 тыс. человек, работавших на 200 предприятиях. В пищевкусовой промышленности сосредоточено 40% занятых в обрабатывающих отраслях; 20% —в деревообрабатывающей, мебельной и бумажной промышленности; в транспортном машиностроении—11, в металообработке — 9, в химической — 8, в текстильной и обувной— 4, в табачной — 4%. Крупнейшими предприятиями по числу занятых на них рабочих являются металлообрабатывающий завод и пивоваренное предприятие (во Фритауне), деревообрабатывающий комбинат в Кенеме (более 300 человек на каждом), а также цементный завод и две табачные фабрики (на каждом предприятии от 200 до 300 человек). Промышленность страны производит сахар-рафинад, пальмовое масло, муку, кондитерские изделия, пиво, спиртные и безалкогольные напитки, овощные и фруктовые консервы, одежду, обувь, цемент, стройматериалы, мебель, спички, туалетную и упаковочную бумагу, нефтепродукты, краски, мыло, косметику, катера, производит сборку японских автомашин «Датсун», электролампы и т. д. [54, 1987, с. 9, 11].

При росте численности рабочих в цензовой промышленности почти в 10 раз число занятых на мелких предприятиях увеличилось лишь в три-четыре раза. Общая стоимость про-мышленной продукции возросла более чем в семь раз. Ограничителем для развития промышленности, особенно в провинции, является недостаток энергетических мощностей, хотя за годы независимости они увеличились почти в шесть раз и составили в конце 80-х годов свыше 120 тыс. кВт. До независимости в стране не было ни одной гидростанции. В настоящее время действуют две небольшие ГЭС (Додо и Гума Велли, соответственно мощностью 4,2 тыс. и 2,4 тыс. кВт), а также строится ГЭС Бумбуна мощностью 107 тыс. кВт, что практически удвоит производство электроэнергии в стране. Намечено построить еще три электростанции: на реке Мано (75 тыс. кВт), в районе Койнадугу (мощностью каждая око- ло 10 тыс. кВт).

Горнодобывающая промышленность обеспечивала работой в конце 80-х годов 50—60 тыс. человек, а наиболее развитой отраслью являлась алмазодобыча. Однако из-за выработки аллювиальных месторождений добыча алмазов сократилась более чем в 10 раз (в 1989 г. экспортировано чуть более 150 тыс. карат). Государство не в состоянии обеспечить финансирование развития отрасли (50% добычи в середине 80-х годов приходилось на долю смешанной компании ДИМИНКО). Оно было вынуждено в 1985 г. продать 49% акций частным инвесторам (в основном левантийцам). Некоторые левантийцы, выступавшие в роли владельцев лицен-зионных участков по добыче алмазов, дельцов по закупке и сбыту алмазов, а также участвовавшие в контрабанде их через Либерию, накопили миллионные состояния.

Падение добычи алмазов и соответственно доходов государства вынудило правительство искать зарубежных партнеров для финансирования добычи алмазов из кимберлитовых трубок, что позволит стабильно добывать до 250 тыс. карат в год. В 1989 г. были найдены, как уже указывалось, партнеры в лице нескольких фирм из США, Финляндии, Канады и Австралии.

Сложное положение с добычей железной руды. После ухода из страны английской компании ДЕЛКО в 1975 г. правительство долгое время искало партнеров для полной реконструкции рудника в Марампе. В 1979 г. совместно с «Австро-Минералз» — дочерней фирмой «ФЕРСТАЛЬПИНЕ» (Австрия)—была создана компания «Марампа Айрон ор Ко», которая провела реконструкцию и начала отгрузку руды.

С 1963 г. в районе Моканджи (Южная провинция) ведет добычу бокситов (всего в стране семь месторождений промышленного значения) компания СИЕРОМКО, дочерняя фирма швейцарского концерна «Сюисс Аллюмиум Компани оф Цюрих» (АЛЮСЮИСС). Здесь занято более 1,3 тыс. человек, а обогащенная руда вывозится через порт Нити, в 30 км от месторождения. Объем добычи превышает 1,5 млн. т в год [46, 1990, табл. 1].

В том же районе англо-американская компания «Шербро Минералз ЛТД» в 1967—1971 гг. осуществляла добычу титановых руд, по после того, как правительство потребовало передачи ему 51% акций, компания прекратила работы. В 1972 г. концессию получила американская компания «Сьерра Рутайл ЛТД». Она в 1979 г. начала добычу, превысившую в 1989 г. 180 тыс. т рутила и ильменита. В 1989 г. началось строительство рудника в районе Ротифунк австралийским концерном по добыче ильменита, рутила и циркония. Добывается также золото, частично старательскими бригадами, частично— иностранными фирмами, например швейцарско-канадской «Еуропин Венчерс». Американские компании ведут (пока безуспешно) поиски нефти на береговом шельфе.

Горнодобывающие иностранные компании выплачивают правительству сравнительно небольшие суммы в виде налогов за использование земли и отчислений от прибыли. Таким образом, деятельность иностранного капитала не столько ведет к повышению доходов государства, сколько служит увеличению занятости, правда в лице неквалифицированных или малоквалифицированных рабочих. В подготовке же квалифицированных кадров, и особенно инженеров, иностранный капитал участия, как правило, не принимает.

Транспортная система страны — одна из наиболее развитых в Западной Африке. Если до независимости в стране было 5,5 тыс. км дорог (в том числе 9% с твердым покрытием), то в 1989 г.— уже 11 тыс. км, из которых около 60% — с твердым покрытием. Строительство дорог финансируется за счет займов, получаемых от ЕЭС, Германии и других стран и организаций. В конце 80-х годов Сьерра-Леоне вышла на одно из первых мест по обеспеченности дорожной сетью в Африке (12—13 км на 100 кв. км). Автомобильные дороги связывают все города, а также столицу Фритаун с Конакри и Монровией (через Камбию и Зими соответственно) [46, 1990, с. 388].

Значительное развитие получил за годы независимости порт Фритауна, способный принимать одновременно шесть- восемь судов грузоподъемностью до 300 тыс. т (танкеры), а также контейнеровозы.

В Лунги имеется реконструированный в 1981 —1985 гг. аэропорт международного класса.