Книги, статьи, материалы /КЕНИЯ-УГАНДА /Население Уганды

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Вешалки-стеллажи в Москве на http://brabag.ru/

БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2018)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы КЕНИЯ-УГАНДА Население Уганды

Население Уганды

Численность населения Уганды, по данным 1957 г., около 5600 тыс. человек, из них африканцев более 5500 тыс., индийцев — 50 тыс., европейцев — 8 тыс. человек.

Большая часть африканского населения Уганды говорит на языках банту. Наиболее распространен язык луганда, на котором говорят не только баганда, наиболее крупная народность протектората, но и население всей центральной части страны. На нем ведется прёпо- давание в школах, а также издается большинство местных газет.

Общая численность баганда, живущих в провинции Буганда (к северу от оз. Виктория), около 1 млн. человек. Вторая по численности народность — басога, около 500 тыс. человек, занимает район к югу от оз. Кьога в Восточной провинции. К группе банту относятся также народности, живущие близ горы Элгон,— багешу и бакига, общая численность которых свыше 500 тыс. человек.

Западную провинцию населяют баньянколе (около 400 тыс. человек), баторо и баньоро, вместе с баньянке составляющие близкую по языку и культуре группу (около 600 тыс. человек).

Кроме того, в Уганде имеются небольшие племена, принадлежащие к группе банту, сохраняющие свои языки и диалекты,— баконджо, бвамба и др. Языки банту чрезвычайно близки между собой. Много общего и в культуре этих народностей.

Совершенно особую по языку и культуре группу составляют народности, говорящие на нилотских языках.

Нилоты составляют примерно третью часть населения Уганды. Они живут главным образом в Северной провинции. Наиболее крупная народность — тесо (свыше 460 тыс. человек) занимает территорию, расположенную к северу от оз. Кьога. Далее к северо-востоку живут карамоджо, по языку близкие тесо (108 тыс. человек).

На запад от тесо живут ланго, ачоли и алур. Их свыше 350 тыс. человек. На северо-западе Северной провинции, близ границы с Бельгийским Конго, небольшие племена нилотов — бари, латуко, каква.

Благодаря развитию экономических связей между отдельными районами Уганды уменьшается былая разобщенность народностей и племен и происходит все боль* шее сближение языков и диалектов среди африканцев протектората.

Африканцы, индийцы и европейцы — три неравные по численности и социальному положению группы населения. Европейцев в Уганде очень немного. Большей частью это колониальные чиновники, предприниматели, экспортеры, владельцы плантаций, миссионеры. Живут они в кварталах, резко обособленных от остальной части населения. Восемь тысяч европейцев фактически управляют страной. Иммигранты-европейцы, оседавшие в Кении, вытесняли с лучших земель коренное население. В Уганде земля в основном осталась у африканцев, являющихся в настоящее время производителями экспортных культур. Но экспорт хлопка, кофе, чая и другого сырья принадлежит целиком английским экспортным компаниям, получающим огромные прибыли. Скупка и первичная обработка сельскохозяйственного сырья находится главным образом в руках предпринимателей индийцев. Местная буржуазия еще недостаточно сильна.

Африканцы, составляющие более 5,5 млн. человек, подвергаются расовой дискриминации и сегрегации, но не в такой резкой форме, как в Кении, где число европейцев значительно больше не только в городах, но и в сельских местностях. В Уганде нет ни особых поселков для черных (локаций), ни резерваций, как в Южно-Африканском Союзе, Родезии или Кении, но цветной барьер все же существует. В Уганде нет надписей: «Только для белых», которые так бросаются в глаза в Южно-Африканском Союзе, но европеец не сядет в вагон третьего класса, предназначенный для коренного населения. Африканцы могут присутствовать на официальных приемах, могут быть членами научных обществ и коммерческих ассоциаций, но европеец не пригласит их к себе в дом.

Расовая дискриминация особенно проявляется в оплате труда. Рабочие-африканцы, клерки, учителя, врачи и т. д. получают значительно меньшую плату, чем европейцы.

В Уганде растет пролетариат. Число рабочих-европейцев ничтожно по сравнению с рабочими-африканцами, которых в стране около 200 тыс. человек. Среди них много квалифицированных рабочих, работающих постоянно по найму. Технический персонал предприятий комплектуется также большей частью из африканцев, окончивших технические школы. Но все они подвергаются дискриминации. Немногим лучше положение местной интеллигенции. В Уганде есть университетский колледж в Макерере, близ г. Кампала. В нем обучается свыше 600 студентов, из них из Уганды около 200 человек (остальные студенты из Кении, Танганьики, Занзибара). При колледже, имеющем шесть факультетов, есть художественная школа и институт народного образования. Врачи, учителя, агрономы, юристы, техники — все они у себя в стране поставлены в условия, неравные с условиями для европейцев.

Городов в Уганде мало. Почти все население страны живет в деревнях. В Уганде нет деревень в нашем смысле слова, нет больших сельских поселков. Жилище крестьянина-земледельца — это живописный хуторок обычно на вершине холма. По склонам спускается приусадебный участок, вокруг хижин заросли бананов, а ниже — хлопковое поле, доходящее почти до заболоченных низин.

Хижины имеют круглую форму. Каркас из жердей устанавливают вертикально по кругу. Их переплетают стеблями папируса, которого много по берегам озер. Крыша делается из более тонких жердей. Ее покрывают банановыми листьями. Середину крыши прикрывает шапкообразная плотно сплетенная покрышка, предохраняющая постройку от ливней. Устанавливают крышу так, чтобы края ее в виде навеса спускались над хижиной. Иногда этот навес настолько широк, что образует крытую галерею. Хижина плетется насголько прочно, что может простоять без починки в течение нескольких лет.

В хижинах все очень просто и по-своему изящно. Низенькие скамеечки, украшенные резьбой, узорные тростниковые циновки на земляном полу, деревянная и глиняная посуда, развешанная в тонких сетках. Особенно красивы плетенные из лиан корзины для фруктов, зерна или для рыбы и очень плотно сплетенные сосуды для воды.

Рано утром, пока не поднялось высоко солнце, женщины с мотыгами в руках отправляются на свой приусадебный участок, а мужчины и подростки уходят на хлопковое поле. В деревне воцаряется тишина, лишь издали доносится свист бича пастуха, отгоняющего стадо от посевов, да звонкое пение петуха в опустевшей усадьбе. К полудню все возвращаются к своим хижинам, и женщины разжигают очаги. Семья собирается под широким навесом на обед. В три-четыре часа, когда спадет полуденная жара, все снова отправляются на поля и работают до наступления темноты, почти внезапно возникающей в тропиках.

В свободное от земледельческих работ время крестьянская семья собирается у крытой галереи хижины. Здесь на высоких вертикальных станках плетут циновки, изготовляют резную деревянную посуду, плетут корзины, выделывают мбугу — материю из луба фикуса. Крестьяне не всегда в состоянии покупать привозные ткани и пользуются мбугу. Плащ из мбугу до сих пор обычная одежда земледельцев в глухих уголках Уганды. Мужчины надевают плащ, завязывая узел на левом плече, женщины оставляют открытыми плечи, чтобы обе руки были свободны. Плащи очень мягки и на ощупь напоминают замшу, но в то же время они плотны и почти непромокаемы, что так важно в сезон тропических дождей.

Несмотря на тяжелую жизнь и колониальное угнетение, жители страны сохранили жизнерадостный, веселый характер.

После сбора урожая начинаются праздники. Музыка, танцы — неотъемлемая часть жизни народа. Нет в Уганде такого селения, где бы не было своего маленького оркестра; иногда это только барабаны разного типа — от маленьких ручных, круглых или удлиненных, подвешенных на ремне, до больших бочкообразных, с пронзительным боем. Пять, шесть, десять барабанщиков располагаются вкруг, и начинается пляска, продолжающаяся до глубокой ночи. А иногда это оркестр, состоящий из ксилофона, флейт и струнных инструментов.

Старинные песни исполняются главным образом профессионалами-музыкантами и певцами, многие из песен популярны, и их знает вся молодежь. Обычно песни сопровождаются танцами под ритмичные удары барабана.

Песни разнообразны, обычно это песенки-экспромты, сочиненные тут же по какому-либо случаю. Поют песни и на сказочные сюжеты, хорошо всем известные. Есть песни восхваления хозяина или гостя, песни игровые, песни-считалки детей.

На праздник сбора урожая, самый большой праздник в деревне, все население округи собирается возле одной из хижин. Несут в больших глиняных кувшинах банановое пиво, на деревянном шесте тащат огромную корзину со связками бананов, корзины с разнообразными овощами и тропическими плодами, несут жареную и вяленую рыбу и мясо. На пригорке размещаются взрослые, а подростки и дети стоят вокруг и ждут, чтобы и им перепало праздничное угощение.

Весело празднуются и свадьбы в деревнях Уганды. Хотя здесь привилось венчание в церкви и соблюдение единобрачия, свадебные обычаи мало изменились. Свадьбы зачастую празднуются в доме дяди по матери. Этот старинный обычай сохранился до сих пор. Дядя по матери, а именно старший брат матери, имеет большой авторитет. Дети должны оказывать ему почтение как родному отцу, а он оказывает покровительство своим племянникам.

В день свадьбы большое шествие направляется к хижине дяди. Впереди шумная веселая толпа молодежи несет приданое невесты. Затем идут музыканты и гости с подарками и угощением. Идут званый и незваный, потому что обычай гостеприимства требует, чтобы угостили каждого пришедшего.

При входе в хижину разыгрывается шуточная борьба: сородичи жениха должны отнять невесту у сородичей ее матери.

Не только свадебные обычаи, но и многие верования тесно связаны с родовым строем. Родовые культы, культ предков, покровителей рода, верования, связанные с почитанием огня и домашнего очага,— все это еще сохраняется в глухих уголках Уганды. Даже в Кампале, самом большом городе Уганды, перед входом во дворец кабаки, большим зданием европейского типа, горит неугасимый священный огонь.

Небольшие хутора земледельцев внешне отличаются от затерянных в необъятных степях поселков — краалей скотоводов.

Крааль скотоводов — не только жилище, но и загон для скота и двор; это поселок со многими двориками, переходами и переулками, поселок, часто больший, чем деревушка,— хутор земледельцев юга Уганды. Крааль, состоящий обычно из нескольких круглых хижин, окружен плотной плетеной изгородью со многими воротами. Это своего рода крепость в степи. До сих пор среди скотоводов сохранился обычай отправляться на пастбища с копьем в руках, хотя давно уже прекратились набеги для угона скота. Скотоводством занимаются мужчины. Они не только пасут скот, перегоняя его на новые пастбища или к источникам и озерам, но доят коров и ухаживают за молодняком. Женщины лишь приготовляют масло и гыо, просушивая его на крышах или на особых навесах. Молоко сохраняют в депевянных сосудах с конусообразной резной крышкой. Такой сосуд подвешивается в тонкой сетке, сплетенной из волокон ананаса.

Соеди скотоводов сохраняются многие давние обычаи. Так, имеются священные стада, пользующиеся большим почетом. В такое стадо. отбирается лучший скот.

У скотоводов до сих пор существует запрет есть растительную пищу одновременно с молочной, так как, по местным поверьям, нарушение этого запрета может повести к падежу скота. Этот обычай свидетельствует о той обособленности, какая существовала между скотоводческим и земледельческим укладом жизни. Теперь эта грань постепенно стирается и все больше населения страны начинает заниматься земледелием. Основная культура страны — хлопчатник — продвигается из южных земледельческих районов на север, в бывшие скотоводческие районы. И теперь часто можно видеть, как краали скотоводов перемежаются земледельческими поселками.

Прежде, как правило, города Уганды были не про-мышленными, а коммерческими и административными центрами. В настоящее время Джинджа становится первым крупным индустриальным центром Уганды. Вблизи нее сооружаются гидростанции, строится медеплавильный комбинат и первая в Уганде текстильная фабрика. Город Джинджа расположен на самом берегу оз. Виктория, недалеко от водопада Рипон. Само название «Джинджа» означает на местном языке лусога — камни, пороги. Еще совсем недавно это было небольшое селение. В 1948 г. в Джиндже было уже 8 тыс. жителей, а сейчас — свыше 20 тыс. Предполагается, что в ближайшие десятилетия численность населения города достиг-нет 100 тыс.

Большинство населения города пришлое: каждые 9 из 10 человек родились не в Джиндже. Здесь представлены едва ли не все народности и племена протектората. Сюда люди приходят на заработки на год-два, оставляя семью в деревне и оседая в городе. Основная масса населения— рабочие предприятий, грузчики, шоферы, ремесленники, слуги европейцев, торговцы и клерки, рыбаки и земледельцы.

Джинджа — железнодорожный узел и порт на оз. Виктория. Город находится на пересечении Угандской железной дороги, идущей от берегов Индийского океана через Кению, Уганду до границ с Конго. От Джинджи на север в хлопковые районы направляется Бусогская железнодорожная ветка. В настоящее время Джинджа — главный транзитный центр всей Уганды. Вокруг города расположены плантации хлопка, чая и сахарного тростника.

В Джиндже имеются сахарные заводы и почти все хлопкоочистительные предприятия протектората. Город разделен на кварталы европейского, азиатского и африканского населения. В первом находятся все правительственные здания, коммерческие предприятия, скупочные пункты, хлопкоочистительные заводы и дома европейцев. В квартале индийцев есть великолепные виллы богатых скупщиков и владельцев плантаций и промышленных предприятий. А в стороне от богатых кварталов расположены домики коренного населения Джинджи. Они стоят среди банановых рощиц и окружены небольшими полями. Здесь жизнь идет как в любой африканской деревушке. А рядом уже строятся новые предприятия и предместья города окружаются новыми промышленными кварталами.

Второй по своему экономическому значению город Уганды — Кампала. Население его 30 тыс. человек, а с пригородом 70 тыс. Город расположен на семи холмах в очень живописной местности близ озера. Кампала—политический и культурный центр страны. Здесь собирается Национальный конгресс Уганды и находится университетский колледж Макерере. В центре города расположен дворец правителя Буганды и здание парламента. В Кампале существуют различные христианские миссии и школы, издаются газеты и журналы, имеются клубы, стадион, музей, театр и различные научные учреждения.

Кампала не только культурный, но также коммерческий центр страны с конторами акционерных компаний, скупочными пунктами, магазинами, отелями и гаражами. Здесь сходится несколько автомобильных дорог, по которым подвозится экспортируемое сырье для отправки по Угандской железной дороге к порту Момбаса. Пестрая толпа африканцев и европейцев, индийцев и арабов наполняет улицы Кампалы. Клерки многочисленных торговых контор и банков, шоферы и грузчики, студенты-африканцы в национальных мантиях и шапочках, женщины в ярких одеждах, а рядом мрачные сред-невековые фигуры монахов-миссионеров и монахинь с белыми широкими покрывалами на голове и тут же одетые в белые плащи арабские купцы — такова пестрая, многоязычная, многонациональная толпа в Кампале. Это город с европейскими богатыми кварталами и с беднейшими предместьями, где в скученности и нищете живет африканское население.

Третий по численности населения (8 тыс. человек) г. Энтеббе является административным центром протектората. Это европейского типа город с обилием садов и скверов, с большим ботаническим садом, расположен у оз. Виктория, в 20 км от Кампалы. В Энтеббе находятся здания министерств и департаментов и резиденция губернатора. Город населен в значительной степени европейцами, большей частью чиновниками колониального аппарата. В Энтеббе есть крупный аэропорт, из которого самолеты направляются в Судан и Конго, Родезию и Кению.

Менее значительными административными центрами протектората являются Гулу, Масака и др.