Книги, статьи, материалы /ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА /АФРИКАНСКИЙ ЭТИКЕТ

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Заготовки поковки штамповки http://loko-ie.ru/.

БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

Осталось 2 места

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2019)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА АФРИКАНСКИЙ ЭТИКЕТ

АФРИКАНСКИЙ ЭТИКЕТ

В Африке не принято приставать с расспросами к только что приехавшему гостю. Здесь, как в русских народных сказках, путника встречают по правилу: «Ты сначала добра молодца накорми, напои, баньку истопи, а потом и расспрашивай…» Поэтому после рукопожатий и традиционного калебаса с холодной водой, которым в Африке, как у нас хлебом-солью, полагается встречать гостя, меня сразу же повели в «душ». К каждой хижине Пристроен небольшой соломенный закуток, где в землю вделаны два-три плоских камня и стоит глиняный чан с водой, в котором вместо ковша плавает небольшой калебас. Это и есть душ, а, если хотите, то и ванна, и баня с парной, в которой роль каменки играет палящее солнце. Лишь только после того, как гость умылся, перекусил и немного отдохнул с дороги, начинается неторопливая беседа. Разговор идет о погоде, о том, как доехал и что уже давно нет дождей, о семье, об урожае. Я, как полагает-ся, тоже спрашиваю у хозяина—главы местной общи-ны народности фульбе—Джауги Мамаду:

— Семья-то у вас, наверное, большая?
— Три жены и четырнадцать сыновей.
— А дОчек сколько?—по наивности спрашиваю я.
— Дочек я не считаю,—следует ответ.

В хижину постепенно набивается народ — посмотреть на гостя, и с приходом каждого нового человека весь порядок вопросов неизменно повторяется: о дороге, о погоде, о семье—целый ритуал. Церемония заканчивается взаимным пожеланием счастья и рукопожатием.

Затем хозяин провожает меня в отведенную мне хижину, похоже предназначенную спег 1ально для гостей. Это маленький, побеленный мел^м глинобитный домик, крытый соломой, с двумя окошками и низкой дверью, завешенной циновкой.

Сыновья хозяина, мал мала меньше, помогают мне в устройстве на новом месте. К каждой появляющейся из багажника машины вещи с готовностью протягивается несколько рук, и вскоре весь мой нехитрый скарб;— спальный мешок, керосиновая лампа, мачете, аптечка, чайник, Коробка, с консервами и бутылками с питьевой водой—перекочевывает по цепочке ребячьих рук в хижину. Самый младший отважно подставляет голову под пудовый кофр с фотоаппаратурой и, похоже, явно недоволен тем что, отказавшись от помощи, я несу кофр сам.

Через полчаса на сложенном из трех камней очаге уже закипает чайник. Начинаются визиты: один за другим приходят старики, усаживаются по-турецки у входа и, глядя на огонь, не спеша заводят разговор. Каждый что-нибудь приносит—кто стул, кто циновку, чтобы гостю было удобно на новом месте. Один старик принес новехонький, весь еще в промасленной бумаге керогаз, другой—громадный, оглушительного хода будильник. Глава общины прислал в дар курицу и чан с водой, причем второй подарок гораздо более ценен, так как под конец сухого сезона почти все колодцы пересохли и за водой ездят за 12 километров на общинном тракторе. .

Медленно наступает вечер, и деревья, словно вздохнув после дневного зноя, разбрасывают над хижинами разлапистые тени. И как всегда в это время, в городке особенно отчетливо слышатся кудахтанье кур, ржание лошадей и… вопли транзисторных приемников.

…Утром просыпаюсь от страшного крика. Выглядываю за порог. Оказывается, хозяйка соседней хижины моет в большом тазу свое многочисленное потомство, которое выражает недовольство оглушительнейшим ревом. У дверей хижины напротив совершает утренний туалет древний старик. Надо обладать многолетней, практикой и жить в краях, где в сухой сезон на счету каждая капля воды, чтобы уметь, как этот старик, вымыться с головы до пят одним чайником воды. На пятый день моего пребывания в Никки я умудрялся мыться, обходясь двумя ведрами воды.

В Никки встают рано. В шесть часов утра все население городка уже на улице. На пороге хижины меня ждет старший сын хозяина—Умару. Он привел с собой свою кузину Адаму, девочку лет двенадцати, убрать хижину. Она быстро взялась за дело, и через пятнадцать минут земляной пол был чисто выметен, посуда вымыта, а, сама Адама застыла в дверях в позе заправской хозяйки—руки скрещены на груди, голова склонена набок. Завтра в Никки праздник, и Адама одета по-праздничному—в синее, скроенное из одного куска платье, перетянутое на талии поясом из белой домотканой материи. На голове—высокая, похожая на петушиный гребень прическа, на руках—толстые, в три пальца, браслеты, отлитые из старых серебряных монет. Глаза у Адамы черные, блестящие, как маслины, и на лице—веселая белозубая улыбка. Но сейчас вид у нее очень суровый. Увидев, что я, выбив трубку, вновь набиваю ее табаком, Адама говорит что-то неодобрительное. Спрашиваю Умару, в чем дело.

— А, эти женщины!—Тот поднимает к небу глаза.— Она говорит, что ты много куришь.

Мы с Умару отправляемся погулять по городу. Никки невелик, и за полчаса его можно пройти из конца в конец. Когда-то он был столицей королевства бариба и крупным торговым центром. В книгах французских африканистов есть даже сведения о том, что в Никки существовал большой монетный двор, где чека-нили золотые дукаты и митскали в подражание марок-канским деньгам. Золото для монетного двора достав-ляли с Золотого Берега (нынешняя Гана), а его продукция расходилась по всей Западной Африке. Теперь Никки—маленький, сонный городок, и ничто здесь не напоминает о былом могуществе королей бариба.