Книги, статьи, материалы /ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА /ВИЗИТ ВЕЖЛИВОСТИ

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2019)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА ВИЗИТ ВЕЖЛИВОСТИ

ВИЗИТ ВЕЖЛИВОСТИ

На центральной площади Никки, в пятидесяти метрах от королевского дворца, растет громадное капоковое дерево, которое здесь называют королевским. По легенде, оно было посажено на могиле первого короля бариба. Этот древний великан—молчаливый свидетель многовековой истории королей Никки.

Теперь под этим деревом любят собираться старики—посудачить, обсудить городские новости. Вот и сейчас здесь стоит небольшая толпа. Оказывается, идет партия «табуру»—игры, представляющей собой смесь шашек, нард и, похоже, «крестиков-ноликов». Игроки—два почтенных старца,— судя по многочисленным болельщикам, местные чемпионы.

Подхожу поближе и настраиваю свою аппаратуру. Старики каменно невозмутимы, но после трех вспышек моего блица один из них, не поднимая головы, с сердитым видом произносит несколько слов, не иначе: «Уберите фотографа, он мешает полету моей творческой мысли!»

Меня торопит Умару: пора идти во дворец с визитом вежливости, ведь сегодня пятница—приемный день короля. Вместе со своими министрами он сидит в небольшой глинобитной башне, прихожей-приемной королевского дворца, состоящего из десятка построек, окруженных стеной высотой в полтора человеческих роста. Башня, похоже, единственный вход во дворец, и через нее с тазами и кувшинами на головах непрерывно снуют к колодцу многочисленные королевские жены. Неподалеку есть, правда, еще одна дверь, выходящая на широкое каменное крыльцо, но она открывается только в дни больших праздников.

Подданные приветствуют короля, падая ниц; гость- иностранец должен входить во дворец, сняв обувь. Что делать, этикет есть этикет, и, скинув сандалии, приплясывая на раскаленном песке, я вслед за Умару вхожу в приемную. Король, пятидесятилетний крепкий мужчина в белой чалме и длинном белом одеянии, восседает на деревянном кресле-шезлонге, министры сидят прямо на глиняном полу. Зовут монарха Серо Тассу, рн тридцать девятый король Никки. Его величество был весьма тронут моим видом и, восклицая: «Ну что вы, ну что вы!», быстро послал прислугу за моими сандалиями и креслом для гостя.

Начинается неторопливая беседа со множеством пауз и вежливых улыбок. Король говорит по- французски (до восхождения на престол он был чинов-ником в колониальной администрации), поэтому мы обходимся без помощи Умару.

Столь необычный для монархов демократизм объясняется исторически. Власть королей бариба никогда не была абсолютной и ограничивалась рядом традищш и обычаев, а также отдаленностью и могуществом его вассалов. Его функции главы государства сводились лишь к приему по пятницам просителей и обсуждению дел королевства с министрами. Правда, король бариба являлся еще высшим судьей, выносившим приговоры провинившимся—от наказания палками до отдачи в рабство и смертной казни. Приговоры приводил в исполнение королевский палач, чья должность при дворце считалась одной из самых почетных. Во время войны король возглавлял свое войско, и соответственно ему доставалась значительная часть военной добычи в захваченных рабов.

Символ королевской власти—четыре барабана бара- бакару, обладающие, согласно преданию, магической силой. Через них духи предков диктуют свою волю живым. Звучат они только в дни больших праздников, во время похорон короля и избрания его преемника. Кроме барабанов королю принадлежат шестнадцать длинных медных труб—канканди. Они не носят свя-щенного характера и являются скорее символом королевского статуса. Такие трубы есть и у его вассалов, причем количество канканди соответствует месту того или иного рода в иерархии бариба.

Короля хоронили на территории дворца около могил его предков. После похорон кожа на священных бара- бакару прокалывалась, и никто под страхом немедленной смерти не смел заглянуть внутрь барабанов. Траурные церемонии продолжались три месяца. Королевских жен, обрив наголо, запирали на это время во дворце. Позднее они вновь могли выйти замуж.

После похорон короля начинались выборы следующего монарха. Легенда гласит, что один из первых королей взял в жены шесть девушек из различных кланов бариба,- принесших ему шестерых сыновей, каждый из которых основал новую королевскую династию. Количество кандидатов на престол во многом ограничивалось строгостью предъявляемых к ним требований: претендент должен быть сыном или внуком одного из королей, посвящение, имя прикда и медные стремена он должен получить на традиционном, празднике Гани.

Выборы происходили на «совете министров», на котором присутствовали старейшины и главные традиционные вожди. После провозглашения нового короля священные барабаны «получали» новую кожу из шкуры рыжего жертвенного быка. Начиналось правление, нового монарха.

Министры короля выбирались из традиционных вождей и принцев бариба, а также из вождей фульбе. Наиболее уважаемыми из них считались королевский конюший, глава мясников, хранитель королевских могил, глава кузнецов, а также грио (так в Западной Африке называют народных певцов и сказителей). Грио—дорогой гость на любом торжестве: и на свадьбе, и на традиционном празднике, где под аккомпане-мент небольшого барабана он воспевает подвиги предков, их мужество и смелость в битвах с врагами.

В Африке часто можно услышать поговорку: «Когда умирает старик, сгорает целая библиотека». Справедливые слова, ведь у большинства африканских наро-дов не было письменности и события истории дошли до нас в основном благодаря устному народному творче-ству, памяти, народных певцов и сказителей.

У бариба грио всегда были королевскими историка-ми, живой энциклопедией монархии. Они подразделялись на семь категорий в зависимости от того, каким из музыкальных инструментов они владели. Между собой грио объяснялись на своем, непонятном для непосвя-щенных языке. В социальной иерархии они занимали довольно высокое положение, а глава грио приравни-вался к министру.

Всего при дворе насчитывалось около двадцати министров, но их число не должно вводить в заблужде-ние, так как обязанности большинства из них давно свелись к посещению короля по пятницам. И вообще весь институт королевской власти у бариба уже многие годы представлял собой не более чем декорацию, осколок феодального прошлого, зачем-то перенесенный в наши дни. Впрочем, авторы этого искусственного феномена и их цели хорошо известны. Руины распавшихся африканских монархий всячески реставрировались колонизаторами, стремившимися использовать убывающую власть королей и традиционных вождей над забитыми, неграмотными крестьянами в своих целях—для проведения различных колониальных «реформ“ и сбора налогов. Позже такую политику пытались проводить местные ставленники колонизаторов, которых те, уходя, оставили оберегать интересы бывших метрополий. Это и привело к тому, что в начале 70-х годов нашего века существовал тридцать девятый по счету король мифического королевства Никки.. “Мифического», потому что под напором времени давно уже сломалась его когда-то жесткая социальная структура, основанная на кастовости и феодальном разделении труда. Ушли в прошлое воинственные принцы, интриганы-министры и рабы-гандо. Осталось то, что должно остаться,—народные песни и сказания о героических предках, самобытные традиции и яркий, веселый праздник ГаНи, на который до сих пор каждый год собираются всадники из всех селений бариба.

Через несколько лет после моей встречи с Серо Тассу революционное правительство упразднило власть королей, местных феодалов и традиционных вождей. Но в тот день, накануне праздника Гани, мы вели с его величеством разговор в королевской приемной. По правую руку от королевского шезлонга полукругом сидели на земляном полу семь министров—все в белом- и в белых чалмах, намотанных на красные фетровые фески с кисточкой. Неторопливо перебирая четки, они внимательно слушали наш разговор.

— И много народу бывает на празднике Гани?— спросил я.
— Очень много, иногда до двух тысяч всадников,—с гордостью сказал его величество.—Кроме того, собираются люди из всех окрестных деревень. Праздник приходится как раз на перерыв в полевых работах, когда сев уже окончен, а обрабатывать всходы еще рано. Так что будут все, от детей до стариков…
— Нынешний год засушливый, и многие колодцы в городе пересохли,—продолжил король.—Для людей воды еще хватит, а для лошадей нет. Поэтому мы послали гонцов во все селения с просьбой направить только небольшие отряды, так что на этот раз соберется лишь 500—600 всадников. Некоторые отряды уже на подходе.

Король поднял руку. — Вот, Слышите?

Действительно вдали послышался бой барабанов—в город вступал отряд одного из королевских «вассалов».