Книги, статьи, материалы /ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА /«ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА»

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


http://avsdevelopment.ru/ небольшой офис продажа. Коммерческая недвижимость продажа.

БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2019)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА «ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА»

«ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА»

Котону просыпается рано. Как и повсюду в тропиках, здесь стараются максимально использовать то краткое утреннее время, когда солйце еще не взошло на небосвод и не разрушило иллюзию прохлады и свежести, ведь если посмотреть на градусник, то он уже показывает плюс 25 в тени, а влажность почта всегда стопроцентная. Пока земля, немного остывшая за ночь, не успела отдать скудную росу, контуры предметов еще не потеряли четкости, краски ярки, а цветы источают легкий аромат—редкое явление в тропиках, где высокая влажность гасит все: и цвет, и свет, и запахи.

Предприятия, учреждения, магазины и лавки в Котону открываются рано, и потому час «пик» начинается сразу же после семи утра. Если в большинстве городов мира технический прогресс расколол горожан на Два враждующих клана—пешеходов и водителей, то на улицах Котону главное «сражение» ведут автомобилисты, с одной стороны, и велосипедисты и мопедисты—с другой. «Сражение» это постоянное, и конца ему не видно.

Час «пик»—время двухколесной рати, час ее триумфа и безусловного торжества. «Боевые действия» разворачиваются следующим образом: сначала ручейки мопедов и велосипедов благонамеренно текут вдоль обочин, а машины пока полностью контролируют середину проезжей части, отгоняя двухколесных выскочек звуками клаксонов. В шумовых эффектах автомобилисты всегда впереди—разве может соперничать велосипедный звонок или жалкая свиристелка моПеда с мощью автомобильных сигналов, сокрушающих барабанные перепонки дйким ревом, а то и какой-нибудь мелодией—от популярного джазового наигрыша «Когда святые маршируют» до… первых тактов «Лунной сонаты» Бетховена!-.

Но постепенно, от перекрестка к перекрестку, ручейки превращаются в потоки, и автомобили завязают в сверкающей спицами и изрыгающей бензиновую вонь массе велосипедов и мопедов и становятся похожими на неповоротливых тяжелых жуков, которых уносит на своих спинах муравьиная колонна. Всё, улица захвачена.

Велосипедист в городе, даже одиночный, в.едет себя весьма независимо—под ним тоже транспортное средство—и может, например, из среднего ряда повернуть и вправо, и влево, причем проделает это с полной невозмутимостью, будто сидит он не на дребезжащем, перетянутом проволокой драндулете, а в кабине десятитонного самосвала. Это в одиночку, а когда их масса… Зато за пределами города, на автомобильных дорогах, велосипедисты жмутся к самой обочине, а, заслышав за спиной победный рев клаксона, зачастую вообще съезжают в кювет. Что касается пешеходов, то, поскольку в Котону, ка.к и во многих африканских городах, нет тротуаров, они в транспортной баталии четырехколесных и двухколесных вообще не участвуют.

После девяти движение несколько стихает и уличные регулировщики—бравые ребята в защитной форме—могут перевести дух. На перекрестках, где командуют девушки-полицейские в белых блузах, синих облегающих юбках и синих беретах, чудом удерживающихся на высоких замысловатых прическах, на сигналы регулировщика обращается особое внимание.

В, Котону, как и во всяком крупном по африканским масштабам городе (около 200 тысяч человек), горожане всегда куда-то торопятся. И чтобы разглядеть и сам город, и его обитателей, надо хоть ненадолго «выпасть» из людского потока и оглядеться по сторонам. Лучше всего наблюдать из автомобиля, припарковавшись где- нибудь в центре города среди десятка других Машин. Человек, стоящий без дела среди людской суеты, особенно иностранец, очень быстро становится объектом внимания, зачастую весьма назойливого. К нему сразу же бросаются разные уличные торговцы,-предлагая купить ремешок для. часов, лотерейный билет, бритвенные лезвия, шнурки для ботинок и прочие, по- их мнению, позарез необходимые вещи. Словно трехпарусный фрегат под всеми парусами, подплывет с пирамидой корзин и корзиночек на голове торговка овощами, одним махом скинет весь свой «магазин» под ноги ошеломленному человеку и будет совать ему в руки лучки редиски, петрушки и мяты, связку бананов или тяжелый, как пушечное ядро, арбуз.

А в машине наблюдатель менее заметен, одна беда—из-за раскаленной духоты внутри кабины долго в такой «засаде» не просидишь.

В торговом и деловом центре города—на нескольких пересекающихся улицах на границе со «старым» Котону—расположены крупные магазины, множество лавок, представительства авиакомпаний, почта и телеграф, кафе и рестораны. Здесь Почти нет жилых домов, но постоянные жители тем не менее есть. Да и как иначе назвать проводящих здесь целый день напролет лоточников с плоскими, застекленными сверху лотками, где, как пуговицы в витрине галантерейного магазина, разложены часы—дешевая штамповка, изготовленная где-нибудь в Гонконге или Сингапуре, но непременно марки известной швейцарской фирмы, или нескольких слепцов-нищих—жертв встречающегося на севере страны онхоцеркоза. Они со своими маленькими поводырями неизменно располагаются у дверей булочной или аптеки и никогда около ресторана, что, по-моему, свидетельствует об их прекрасном знании человеческой психики. Пожилой полицейский, чья массивная, перехваченная ремнями фигура так же неизменна у здания магазина «Монопри», как солнце над головой и обрывки апельсиновой кожуры под ногами. Я ни разу не видел, чтобы он кого-нибудь распекал или урезонивал, но при его приближении торговки сразу же снижают на полтона свой коммерческий гвалт, а «продавцы воздуха», как - здесь называют десяти-, двенадцатилетних местных гаврошей, на мгновение становятся похожими на пай- мальчиков.

«Продавцы воздуха», постоянно толкущиеся в центре города, всегда готовы за небольшую мзду отыскать свободное место для стоянки и «покараулить машину». Никто, конечно, не собирается угонять ваш автомобиль, но, пожалев медную монету и отказавшись от- услуг «продавцов воздуха», вы рискуете потом потерять немало времени на замену проколотого колеса или на отмывание машины от набросанной на нее дряни.

У «продавцов воздуха» прекрасная зрительная па-> мять, и, достаточно новому в городе человеку несколько раз появиться в центре, как его уже будут знать в лицо. Помню такую сценку: бледный, еще не пропеченный африканским солнцем европеец, выйдя Из магазина, озирается на площади. К нему подскакивает охраняющий его машину мальчишка и говорит, чтобы «месье“ не беспокоился—“мадам» пошла вон туда, в ювелирную лавку (о чем «месье», по-моему, должен был бы догадаться и сам).

Так и меня по приезде в Котону взялся опекать один из «продавцов воздуха»—тощий, остроплечий парнишка лет десяти. Стоило мне только остановиться на площади у магазинов, как он возникал словно из-под земли и, кивнув мне как старому приятелю, вставал на свой пост у крыла машины. Когда появлялся какой- нибудь другой претендент, мой «сторож» поворачивался к сопернику и, ни слова не говоря, принимал боксерскую стойку. Если я отправлялся на расположенный здесь же, в центре; небольшой рынок, он бесцеремонно забирал у меня из рук корзину и важно следовал рядом. Когда я покупал что-либо , он, пристроившись за спиной торговки, мимикой и жестами показывал мне, не завышает ли торговка цену.

Так продолжалось года два, а потом мой тощий ангел-хранитель куда-то исчез. Снова я встретил его незадолго до отъезда из Бенина. Мой знакомец подрос на целую голову, раздался в плечах, но более разговорчивым не стал.

— Машина у вас новая, а номер старый,—сказал он, забирая у меня из рук картонку с покупками и шагая рядом по направлению к стоянке.—Я учиться пошел. В квартале школу открыли, бесплатную. Вот и пошел.

На бывшем «продавце воздуха» была уже тесная ему в плечах бежевая школьная форма, а в жестких курчавых волосах над правым ухом торчал шариковый карандаш.