Книги, статьи, материалы /ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА /ДРУЗЬЯ ДРУЗЕЙ...

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2019)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы ЗАГАДКА АБОМЕЙСКОГО КУВШИНА ДРУЗЬЯ ДРУЗЕЙ...

ДРУЗЬЯ ДРУЗЕЙ...

Агатогбо не единственное место, в котором мне доводилось навещать Макса.- Я бывал у него, когда он работал на севере и в центре страны, много поездок мы совершили по Бенину вместе. Во время этих путешествий Макс был просто незаменимым спутником, прежде всего потому, что он в масштабах своей страны настоящий полиглот. Он хорошо знал шесть или семь местных языков, а объясниться мог еще на добром десятке. Кроме того, мы всегда и везде заходили к бесчисленным родственникам и друзьям Макса, и благодаря ему чужие городки и деревни вдруг населялись для меня знакомыми конкретными людьми.

Каждый мой приезд к Максу начинался с составления «программы». Вот и сейчас, узнав, что в моем распоряжении лишь два дня, Макс укоризненно покачал головой и сказал:

— Значит, так, сейчас перекусим, зайдем кое-к кому, а вечером вернемся сюда, ко мне должны прийти мои коллеги, посидим, поболтаем. Идет?

Ох уж эти визиты «кое к кому»… Что поделаешь, гостя полагается показать старейшинам, местной власти, соседям и друзьям. Поначалу я досадовал на эти протокольные визиты, которые считал бесполезной тратой времени. Но потом понял, что в деревенской замкнутой общине это просто необходимо. Люди хотят знать, кто ты и с чем пришел, тем более что белый цвет кожи не лучший пропуск в бенинскую деревню, где для многих он ассоциируется прежде всего с колониальным прошлым.

Помню, мне было всегда неловко, когда Макс, представляя меня, обязательно добавлял: «Он—революционер!» Очень высокое это слово… Но краснел я зря, потому что для бенинского крестьянина слово «революционер» стало в последние годы синонимом слова «друг». И, я думаю, именно в этом главная заслуга новой власти.

… Первый визит вежливости мы нанесли в этот день заместителю мэра Агатогбо Коджо Акполу. Позднее я встречался и с мэром, молодым энергичным парнем, но уже сейчас, при встрече с его заместителем, мне сразу стало ясно, кто в деревне главный представитель власти. Внешне Коджо Акполу мало отличался от большинства местных рыбаков—такой же коренастый, с сильными длинными руками, в вылинявших шортах и темной цветной рубахе, в сандалиях на босу ногу. Но по манере сосредоточенно и внимательно слушать собеседника и отвечать коротко, без лишней мимики и жестов чувствовалось, что этот человек пользуется у односельчан большим авторитетом, и не только как опытный рыбак.

Все в доме Коджо говорило о профессии хозяина: и сложенные в углу верши, и неистребимый запах копченой рыбы. Даже тряпка, о которую мы вытерли ноги перед входом в дом, оказалась куском рыбачьей сети. Понятно, что и разговор наш с хозяином не мог не коснуться рыбной ловли—главного промысла жителей Агатогбо.

Коджо рассказал мне об интересной форме кооперации, существующей в их рыбацкой общине. Озеро Ахеме сильно обмелело в последние годы, рыбы стало меньше, и рыбакам стало не под силу работать в одиночку. Тогда они решили объединиться в своеобразную артель. Теперь выручка от дневного улова всей артели по очереди отдается каждому из ее членов. Таким образом, периодически каждый рыбак получает от артели значительную сумму и может не только содержать свою семью, но и купить что-нибудь необходимое для хозяйства иди даже построить новый дом.

Кстати, в строительстве участвует вся артель по принципу: «сегодня ты поможешь мне, завтра—я тебе».

Мы недолго задерживаемся у заместителя мэра. У него много дел, и односельчане приходят к нему со своими заботами не только в мэрию, но и домой. Во время нашего разговора во дворе кто-то хлопал в ладоши — в африканской деревни это заменяет стук в дверь.

Макс рассказал мне потом: когда новая власть объявила, что во главе деревень должны стоять выборные люди, а не традиционные вожди, рыбаки хотели выбрать Коджо мэром. Но оказалось, что он, как, впрочем, и большинство взрослого населения деревни, не умеет ни читать, ни писать. Тогда община приняла мудрое решение: избрать мэром грамотного человека из молодых, а Коджо назначить заместителем. Теперь он с помощью Макса и своих сыновей-школьников уже одолел премудрость азбуки и письма.

Вечером у Макса собрались его коллеги—школь-ные учителя. В основном это были его сверстники— немногим более тридцати, и среди них два совсем молоденьких паренька, по виду вчерашние школьники. Оказывается, в школу Макса прислали на стажировку «молодых революционных преподавателей». Так называют учителей-добровольцев из числа выпускников средних школ, которые по призыву правительства и Партии народной революции Бенина отправились на два года в отдаленные деревни, чтобы работать в начальных классах. Так с помощью молодежи страна стремится решить одну из главных проблем, полученных в наследство от колониальных времен,—проблему ликвидации неграмотности. Конечная цель начатой кампании— сделать образование всеобщим, обязательным и бесплатным.

Эти два паренька прошли по конкурсу—желающих попасть в число «молодых революционных преподавателей» очень много—и теперь перед отъездом на самостоятельную работу находятся на практике в классах у опытных учителей. Они явно робеют в присутствии старших и больше слушают, чем говорят.

А разговор идет о самом разном. О местных деревенских и школьных делах, о завершающейся сельскохозяйственной кампании и закупочных ценах, о школьном кооперативе, о том, где достать новый учебник по истории Бенина и масляную краску, чтобы покрасить парты, о последних декретах правительства, объявленных по радио.

— Симпатичные у тебя стажеры,—говорю я Максу, когда, проводив гостей, мы не спеша возвращаемся домой.—Я тоже одного такого парнишку знаю, в Котону познакомились. Он в Авло работает, в гости звал:,.

Погоди,— останавливается Макс.—Это около •Буш-дю-Руа? Так я его знаю—Джибриль Мохаммед, точно? Он у меня в прошлом году стажировался. Если хочешь,—начинает составлять очередную «программу» Макс,—можем завтра съездить к нему. Идет?

На дворе стоит ночь, африканская светлая ночь, когда на небе больше звезд, чей темного неба, а лунные тени от деревьев будто вырезаны из черной бумаги. Деревня спит, только на окраине еле слышны голоса и глухой ритм барабана—у кого-то небольшой праздник. Навстречу нам попадается несколько рыбаков, возвращающихся с ночного лова,

— Здравствуйте, мэтр,— дружно, почти как ученики в классе, приветствуют они Макса.

Один из рыбаков останавливается переговорить с учителем. Проблема обычная: сын принес плохую отметку, и отец предлагает кардинальное решение— выпороть, чтобы знал, как бездельничать,когда госдарство учителя из города прислало и учит бесплатно.

Не только по школьным делам обращаются к Максу. Для местных он человек из города, грамотный, а значит, должен знать и уметь все: объяснить смысл закона или правительственного декрета, и написать письмо министру (не меньше!), чтобы приструнил лавочника, продающего товары по цене, превышающей установленную государством, и узнать, где достать вакцину для прививок скоту. И то, что жители деревни идут к нему со своими заботами, говорит о том, что Макса признали, что и здесь он стал «своим», а значит, «свое» и правительство, которое его сюда направило.