Книги, статьи, материалы /Южно-Африканская Республика. Весь мир в одной стране /ПЕРВЫЕ СТЫЧКИ. СОПРОТИВЛЕНИЕ ГОТТЕНТОТОВ И БУШМЕНОВ. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОВ ЮАР

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2018)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.03 - 18.03.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2018)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы Южно-Африканская Республика. Весь мир в одной стране ПЕРВЫЕ СТЫЧКИ. СОПРОТИВЛЕНИЕ ГОТТЕНТОТОВ И БУШМЕНОВ. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОВ ЮАР

ПЕРВЫЕ СТЫЧКИ. СОПРОТИВЛЕНИЕ ГОТТЕНТОТОВ И БУШМЕНОВ. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОВ ЮАР

Вопрос о ранних столкновениях с колониализмом на юге Африки, и прежде всего о сопротивлении готтентотов, до сих пор изучен очень мало.

Известно, что первые столкновения коренного населения с колонизаторами произошли еще четыре с лишним века тому назад. Осваивая путь вокруг Африки, к сказочным богатствам Индии и всего Востока, европейцы еще тогда хотели использовать естественную гавань возле самого опасного участка этого пути, где сталкиваются течения двух океанов — Атлантического и Индийского — и воды почти никогда не бывают спокойными. В одной из схваток, в 1510 г., жившие на мысе племена койкоинов (готтентоты) убили 66 высадившихся там португальцев, в том числе и вице-короля Португальской Индии.

Такие схватки резко участились с 1652 г., когда, как мы помним, Голландская Ост-Индская компания основала «Колонию Доброй Надежды» (Капскую колонию) с портом Капстад в качестве стоянки для кораблей.

Письменная история ЮАР началась 6 апреля 1652 г., когда Ян ван Рибек от имени голландской Ост-Индской компании основал поселение на мысе Арброй Надежды. В XVII и XVIII вв. туда прибывали колонисты из Нидерландов, а также французские гугеноты, спасавшиеся от религиозных преследований на родине, и поселенцы из Тер мании.

Когда на французский трон взошел Людовик XIV, гугенотам оставалось либо отречься от веры, либо покинуть страну. Сотни тысяч протестантов бежали в Англию, Пруссию у в Америку, а многие — в Голландию. Гийом Шеню, отправившийся на английском судне в Азию, после многочисленных приключений, встречи с пиратами, в феврале 1687 г. высадился вместе с товарищами по несчастью на южноафриканском берегу. Все они, за исключением Шеню, были перебиты воинами племени коса. Сам он несколько месяцев прожил среди туземцев, выучил их язык. Ему все же удалось бежать, и он оставил первые письменные свидетельства о жизни племени коса в XVII в.

Пришельцами, которые стремились закрепиться на новых землях, было решено построить форт вместительностью 80 человек, посадить фруктовые деревья, отвести земли под пастбища. Что касается местных жителей — койсанов, или, как тогда говорили, готтентотов, — их предполагалось отселить и обособить.

В 1657 г. первые 9 колонистов получили право на владение участками земли. Эти «свободные граждане» создали фермы на плодородных землях долины Берг и стали выращивать зерновые культуры и разводить овец. Вскоре они столкнулись с коса, продвигавшимися с северо-востока. Последовала серия столкновений, известных как Капские пограничные войны и вызванных в основном спорами из-за земель, пригодных для сельского хозяйства.

Народность коса, самыми знаменитыми представителями которой сегодня являются недавно действующий президент страны Мбеки и легендарный Н. Мандела, в ходе этого исторического процесса мигрировала из глубины материка.

В ходе интенсивного оспаривания территорий Капская колония стала одной из значительных единиц империи голландцев. Чтобы добиться высокой отдачи от колонии в материальном плане, сюда в огромном количестве были завезены рабы из других частей подконтрольного мира. Малазийцы, индонезийцы и выходцы из Мадагаскара, смешиваясь с коренными племенами, представлявшими собой яркий калейдоскоп коса, банту, койкоин, заложили основу новой нации.

«Капские цветные» — так была названа своеобразная раса людей, ставшая результатом целенаправленного смегиения рабов из разных регионов. Нередко совершались браки между колонистами и освобожденными рабынями-христианками, часто колонисты брали в жены женщин из племени койсан. Француз Франсуа Аевайан отмечал в своих путевых записках: «Рабы-креолы ценятся особенно высоко. Поначалу в Кейптауне вызывает удивление то, что среди рабов есть белые… Оказывается, хозяева закрывают глаза на распутство своих черных рабынь с белыми солдатами гарнизона, так как заранее знают, что получат выгоду, поскольку белые рабы стоят намного дороже чернокожих». С другой стороны, европейских женщин в колонии было мало — в среднем одна на десять мужчин. И хотя губернатор получил из Голландии приказ не допускать подобных браков, природа брала свое…

Европейцы, поначалу прибывавшие сюда в качестве равноправных торговых партнеров, возглавили рабовладельческий строй новой эпохи. Со временем смешение по национальному составу предопределило дальнейшую жизнь населения, одно из названий которого звучало как «капе- Колорадо». Сегодня это примерно половина всех жителей Западного Кейпа.

Первыми, кто выступил против установления колониального господства, были племена койкоин. Правда, поначалу колония была еще слишком слаба, чтобы притеснять их, и скот, который колонистам был крайне нужен, не решались тогда еще отбирать силой, а выменивали на металлическую утварь, водку, табак. Меновые отношения облегчались тем, что среди койкоинов на мысе были люди, и прежде всего вождь Аутшумао (европейцы называли его «Герри- готтентот»), которые немного умели изъясняться на ломаном английском языке, — научились у английских моряков, потерпевших кораблекрушение. Голландцы боялись, как бы готтентоты не ушли с мыса и не увели с собой свой скот, оставив колонию без мяса Поэтому ван Рибек (1618—1677), первый губернатор Капской колонии, стараясь быть обходительным с Аутшумао, даже приглашал его к себе обедать.

Но столкновения были неизбежны. Уже через восемь месяцев после высадки на мысе Доброй Надежды, в конце того же 1652 г., ван Рибек просил у директоров Ост-Индской компании разрешения отбирать у племен койкоинов их скот. «Велико дело — отнять у них 6 или 8 тысяч голов скота? А для этого тут есть масса возможностей- Часто они лишь вдвоем или втроем гонят тысячу голов скота вблизи от наших пушек, и их очень легко отрезать от своих. Мы видим, что они полностью доверяют нам во всем и без страха приближаются к форту, когда пасут скот».

Поведение койкоинов объяснялось их уверенностью в своем праве жить здесь, строить где угодно свои хижины и пасти скот. В дневнике ван Рибека, очень интересном документе тех времен, есть, например, запись о том, что 9 февраля 1655 г. около 50 койкоинов занялись постройкой своих хижин возле самого форта и на требование голландцев перебраться подальше «они дерзко ответили, что могут ставить свои хижины, где им вздумается».

Встретив голландцев вполне дружелюбно, местные племена после первых же столкновений начали бойкотировать европейский форт, прекратили меновую торговлю. Южноафриканский историк А. Формэн назвал это пассивным сопротивлением. Голландцам пришлось отправлять гонцов в глубинные районы мыса, чтобы установить торговые связи с более далекими племенами.

Но особенно крутой поворот в отношениях — переход к вооруженным схваткам — произошел в конце 50-х гг. XVII в., когда колония почувствовала себя уже несколько окрепшей и утвердившейся. Это произошло с введением рабского труда. Габов привозили из других стран: первые крупные партии — в 1658 г.; в марте —174 раба из Анголы, в апреле — 200 рабов с гвинейского побережья. Вскоре невольничьи корабли доставили рабов с Мадагаскара, Цейлона, из Индии.

Появление рабов привело не только к тому, что поселенцы переложили на рабов весь тяжелый физический труд. Непосредственным последствием для коренных жителей оказалось и то, что колонисты сразу же расширили занятия сельским хозяйством. Требовались угодья, и колония стала сгонять с земли ее хозяев — племена койкоинов. Войны за землю начались в конце 1560-х гг. и продолжались долго. Первым было изгнано из своих мест койкоинское племя горингайконов. Их вождя Аутшумао в 1658 г., на седьмом году существования колонии, схватили и «сослали» на остров Роб- бен (близ Капстада). Аутшумао стал первым политическим ссыльным во всей «Черной Африке», а остров Роббен был впоследствии превращен в место ссылки для особо важных политических (для противников режима апартеида, в том числе и Нельсона Манделы) преступников.

В 1658—1660 гг. колонисты обрушились на горингайконов и на одно из соседних племен. Вскоре войны или, правильнее, завоевательные походы стали частым явлением Предлоги для этою находились легко. Объявлялось, что-то или иное племя поддерживает связь с рабами колонистов, принимает у себя беглых рабов или помогает им Или что у колонистов якобы крадут скот. Целые поселки уничтожались, хижины и утварь сжигали или сбрасывали со скал в океан. Резюмируя итоги подобных действий за 1658—1660 гг., ван Рибек писал: «Теперь они [готтентоты. — Авт] потеряли эти земли в итоге войны- Их земля досталась нам, она получена нами справедливым путем, в оборонительной войне- и АЛЫ намерены удержать ее».

В дальнейшем власти Ост-Индской компании сочетали прямые военные операции с использованием одних племен против других и с обманными договорами. В 1672 г. компания в обмен на бренди, табак и бусы «договорилась» с вождями двух племен о распространении своих владений вплоть до бухты Салданья,. т.е. на сто километров к северу от Капстада.

Наиболее ожесточенное сопротивление колонистам оказало племя кочоква, обитавшее к северу от Капстада. Началось с того, что кочоквы схватили нескольких колонистов, посягнувших на их пастбища. В ответ голландцы в июле 1673 г. отправили против этого племени отряд в 90 человек. Обнаружив никем не охранявшееся стадо, отряд угнал почти 2 тыс. голов скота, но, когда дошло до вооруженных схваток, одержать решительной победы не смог. Кочоквы боролись несколько лет, отбивали напа-дения пяти или шести посланных против них отрядов, выдержали пять ожесточенных боев. Их вождя Тоннему голландцы с уважением называли «африканский генерал». Лишь в июне 1677 г. кочоквы признали себя побежденными и согласились платить дань, и то не очень большую — по 30 голов скота в год.

Ввиду разобщенности племен и явного превосходства колонистов в военной технике койкоины не могли оказать достаточно эффективного сопротивления. Даже кочоквы, боровшиеся наиболее упорно, были обескровлены, резко ослаблены. Немалую роль сыграли и непривычные болезни, завезенные из Европы, особенно оспа, от которой в некоторых племенах погибал каждый пятый.

Еще менее эффективным было сопротивление бушменов, стоявших на низшей ступени развития. Колонисты охотились на них, как на диких зверей, «расчищая» для себя обширные равнины Южной Африки.

Борьба рабов была особенно трудной. Не только за попытку поднять руку на хозяина, но и за бегство раба вешали или колесовали. Все же выступления рабов следовали одно за другим В 1660 г., через два года после появления первых крупных партий невольников, 15 из них вместе с 14 служащими Ост-Индской компании решили перебить охрану форта, захватить корабль и уплыть из Капстада. Однако заговор был раскрыт. В 1686 г. невольник по прозвищу Питер из Батавии был повешен «за то, что подговорил разных других рабов к бегству». В 1707 г. Августин из Батавии с группой в восемь человек попытался бежать на Мадагаскар. В феврале 1714 г. 16 рабов восстали и попытались уйти в Анголу. Нередко готтенто-ты помогали беглым рабам скрываться в пещерах, на горах.

Были восстания на невольничьих судах, у причала Капстада В июне 1719г. восстали 600 рабов на английском корабле. В феврале 1763 г. 140 рабов на голландском судне «Меермин» убили 24 матроса, а офицерам приказали вести корабль в обратный путь, к Мадагаскару. Но офицеры обманом высадили рабов, мало ориентировавшихся во время плавания, на побережье возле мыса Игольный, где буры из форта с тем же названием напали на них, 14 человек застрелили и почти всех остальных захватили.

На закате времен рабства и работорговли, в первые десятилетия XIX столетия, характер выступлений изменился. Были уже не просто попытки к бегству, а массовые требования об освобождении.

В октябре 1808 г. двое рабов и двое свободных (ирландцы — рабочий и матрос) организовали массовый поход рабов к Капстаду, который англичане назвали Кейптауном. Они освобождали рабов на фермах, «арестовывали» рабовладельцев. Участники похода надеялись, что губернатор Капской колонии, находившейся с начала XIX в. уже в руках англичан, освободит их. Против восставших рабов выслали отряд солдат. 326 участников похода были схвачены, несколько повешены, в том числе и ирландец-рабочий. Подобные же события разыгрались в г. Уорчестере (к востоку от Кейптауна) в 1825 г., за несколько лет до отмены рабства.

В целом можно сказать, что восстания рабов, как и борьба готтентотов и бушменов, не требовали от колонии максимального напряжения всех сил, не выливались в поистине грозные народные движения.

Наиболее серьезное сопротивление колониализму в Южной Африке могли оказать народы банту. Но они жили в значительном удалении от района первоначальной колонизации. Первые столкновения с ближайшим из народов банту — коса — произошли лишь в 70-х гг. XVIII в., когда колонисты, осваивая новые земли, продвинулись к востоку от Кейптауна на 400 миль.

Но к этому времени и колония уже представляла собой внушительную силу. Она захватила обширные земли. К голландцам прибавились переселенцы из Франции, прибывшие на юг Африки в конце XVIII в. В 1773 г. там жило около 10 тыс белых (в 1700 г.— тыся-ча), из них 8,5 тыс фермеров. В результате военных набегов у них оказались крупные стада — 40 тыс голов крупного рогатого скота и 30 тыс овец. Тогдашние методы ведения бурского хозяйства можно, наверное, назвать рабовладельчески-крепостническими. Наряду с рабами, численность которых примерно равнялась численности белых жителей колонии, в прямую внеэкономическую зависимость от фермеров были поставлены целые готтентотские поселения.

Колония имела ряд фортов, опорных военных пунктов, а после того, как на рубеже XVIII и XIX вв. перешла в руки Великобритании, на страже ее интересов оказались и английские войска.

К тому же против наступления Капской колонии народы банту выступали разобщенно и в разное время: сперва — племена коса, только через 50—60 лет — зулусы, затем — басуты, а ряд других народов — и еще позже.