Книги, статьи, материалы /Южно-Африканская Республика. Весь мир в одной стране /ПРОВИНЦИЯ СЕВЕРНЫЙ КЕЙП

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала



БЛИЖАЙШИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПО АФРИКЕ и не только (с русскоязычными гидами):


НОВОГОДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ (с 28.12 - 10.01.2018)
Вся Уганда за 12 дней

Осталось 2 места

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЭФИОПИИ (02.01 - 13.01.2019)
Пустыня Данакиль и племена долины Омо

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ (16.01.-02.02.2019)
Путешествие по Восточной Африке

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КАМЕРУНУ (08.02 - 22.02.2019)
Африка в миниатюре

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАЛИ (07.03 - 18.03.2019)
Таинственная земля Догонов

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (с 30.03 - 14.04.2019)
В краю вулканов и горных горилл

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, КЕНИИ И ТАНЗАНИИ + ОТДЫХ НА ЗАНЗИБАРЕ на майские(28.04.-15.05.2019)
Уганда - Кения - Танзания - Занзибар

САФАРИ ПО КЕНИИ И ТАНЗАНИИ (07.08.-14.08.2019)
Великая миграция

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МАДАГАСКАРУ (18.08 - 02.09.2019)
Большое путешествие по большому острову

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СЕНЕГАЛУ (06.09 - 18.09.2019)
Приключения и отдых

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАМИБИИ, БОТСВАНЕ, ЗАМБИИ и ЗИМБАБВЕ (30.09.-12.10.2019)
Путешествие по странам Южной Африки

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЧАД (02.11 - 16.11.2019)
Забытые сокровища пустыни

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ (С 15.11 2019)
Водопад Анхель и восхождение на Рорайму

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ, РУАНДЕ И КОНГО (21.11 - 04.12.2019)
В краю вулканов и горных горилл


ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ЗАПРОСУ (В любое время) :

СЕВЕРНЫЙ СУДАН
Путешествие по древней Нубии

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИРАНУ
Древняя цивилизация

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МЬЯНМЕ
Мистическая страна

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ВЬЕТНАМУ И КАМБОДЖЕ
Краски юго-восточной Азии

Кроме этого мы организуем индивидуальные туры по странам Африки (Ботсвана, Бурунди, Камерун, Кения, Намибия, Руанда, Сенегал, Судан, Танзания, Уганда, Эфиопия, ЮАР). Пишите ntulege@gmail.com или kashigin@yandex.ru

Africa Tur Справочные материалы Южно-Африканская Республика. Весь мир в одной стране ПРОВИНЦИЯ СЕВЕРНЫЙ КЕЙП

ПРОВИНЦИЯ СЕВЕРНЫЙ КЕЙП

Это самая большая по площади провинция страны, занимающая треть ее территории. При этом она самая малолюдная, так как большую ее часть занимает район пустыни Калахари. Это провинция уникального животного мира, красивых ландшафтов и несметных природных богатств. Вы сами увидите, насколько удивительно распорядилась природа, сотворив в непосредственной близости безжизненную пустыню Калахари и цветущую миллионами различных цветов долину Намакваленд, живописные водопады Аугра- бис и величественные горы Ландсберг.

Основные города, центры туризма — Кимберли, Апингтон, Спрингбок. Каждый туристский объект оброс замечательным сервисом, чтобы сделать путешествие по провинции не только впечатляющим, но и комфортным.

Чуть более ста лет назад здесь была без- людная местность. И неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не… алмазы!

Во время мировой алмазной лихорадки сюда хлынули тысячи старателей в поисках заветных камней. Сейчас это время ассоциируется у нас с приключениями и романтикой, а тогда оно больше было связано с кровью, потом, слезами и жестокой борьбой за власть. Алмазы дали жизнь этим землям. И вскоре на месте убогих хижин старателей стали возникать добротные дома разбогатевших авантюристов.

И по сей день недра Северной провинции не иссякли. Здесь до сих пор ведется добыча огромного числа полезных ископаемых, в том числе и алмазов. Монополия на их разведку принадлежит компании «Де Бирс».

Апингтон

На краю пустыни, на берегу реки Оранжевая, находится до-вольно крупный город Апингтон. Пейзаж здесь напоминает египетский. Может быть, потому, что Оранжевая дает жизнь иссушенной почве, воду и пищу людям и животным. Здесь выращиваются финики и хлопок, разбиты виноградники.

Главная достопримечательность Апингтона — музей «Калахари Оранж». Он представляет собрй несколько аккуратных белых домиков, разбросанных на изумрудной лужайке по берегу реки. Раньше здесь находилась христианская миссия, которая и положила начало городу. Здесь же стоит бронзовая статуя осла — памятник всем вьючным животным, безусловно, заслужившим человеческую благодарность.

Кимберли

Город Кимберли, центр провинции Северный Кейп, у знатоков истории ассоциируется с алмазами. Действительно, еще в 1871 г. здесь началась алмазная лихорадка.

В 1873 г. граф Кимберли от имени британской короны аннексировал алмазные поля и назвал поселок искателей своим именем. К 1912 г. это был самый настоящий город, родина компании «Де Бирс», которая и сегодня контролирует продажу практически всех алмазов мира. Город рос во все стороны, без плана и структуры. Улицы Кимберли и до сих пор запутаны. Первое время никто не знал, что голубая кимберлитовая порода несет в себе алмазы. Из кимберлита строили дома, на месте выхода породы возводили здания. Позднее в кирпичах зданий были найдены алмазы, а на месте каждого разрушенного дома сначала собирались искатели — поткать алмазы под фундаментом.

Со смотровой площадки хорошо виден разрез глубиной 365 м, покрывающий площадь в 15,5 га. В 1871—1914 гг. вручную из него было извлечено 25 млн тонн грунта и добыто 14,5 млн карат алмазов.

Сегодня Кимберли — современный город с широкими улицами, великолепными парками и садами, комфортабельными отелями. Но его драматическая история и дух приключений, кажется, присутствуют здесь и поныне.

На ферме Линдберг Лодж, построенной ещё в 1907 г. (в 230 км к северу от Кимберли по дороге в Йоханнесбург) можно остановиться, чтобы совершить прогулки верхом и даже полетать на воздушном шаре. Интересно понаблюдать, как добывают алмазы в действующих копях, которые находятся на территории фермы. Вы можете спуститься на каноэ по реке Оранжевой через пороги Thunder Alley и Egerton Rapids и переночевать в туристском лагере.

В 5 км от города находится действующее до сих пор алмазное месторождение Бултфонтейн.

В пустыню Калахари можно отправиться из Сан-Сити. Тогда по дороге вы увидите, как саванну сменяет полупустыня, побываете в Ммабато, где англичанин Баден-Поуэл основал первую организацию знаменитых бой-скаутов, проедете по обширным прериям Стеллалэнда, которые называют африканским Техасом.

В национальном парке Калахари Гемсбок проложены только три дороги, что позволяет посетить не более 1% территории. Но другие дороги не прокладываются специально, чтобы обеспечить спокойную жизнь животным. Здесь водятся слоны, жирафы, зебры, антилопы, газели, львы, леопарды, гепарды, гиены и гиакалы. А вот растительность не очень разнообразна: в основном акации и вьющиеся растения.

В самом Кимберли стоит посмотреть Музей изобрази-тельного искусства Вильяма Хамфриса — один из самых крупных художественных музеев Южной Африки.

В национальном парке Валбос основной задачей является сохранение черных носорогов. Сейчас на его территории обитает 15 видов млекопигпаюгцих, а также около 160 видов редких птиц. Из животных здесь можно встретить капских буйволов, жирафов, зебр и несколько видов антилоп. Из птиц — редкие виды орлов и другие.

Кимберли стал первым городом в ЮАР и Южном полушарии} получившем электрическое уличное освещение в 1882 г. Первый трамвай тоже начал маршрут по Кимберли. Один из таких трамвайчиков провозит туристов от городской ратуши до Музея шахт.

Куруман

Проехав по кажущимся бескрайними саваннам Стеллалэнда, которые называют африканским Техасом, мы попадаем в город Куруман, где уже чувствуется дыхание пустыни. Нестерпимо палит солнце, поэтому здесь особенно приятно выпить стаканчик местного виноградного вина «Коломбар». Интересно, что вопреки всем законам природы виноград, из которого его делают, растет в нескольких шагах от песчаных дюн пустыни.

Но городок Куруман известен не столько вином, сколько историей.

В 1821 г. знаменитый священник Роберт Моффат присоединил эти земли к владениям Лондонского миссионерского общества Отсюда происходило распространение христианской религии по югу континента С этими местами связаны первые годы работы в Африке Давида Ливингстона..

Роберт Моффет и его жена приехали в Африку из Шотландии. Почти 50 лет они проработали в здании миссии Моффатов, которое существует и функционирует до сих пор. Именно здесь знаменитый исследователь Африки Давид Ливингстон познакомился с дочерью Моффатов Мери, которая впоследствии стала его женой.

Миссия Ливингстона

Наряду с торговцами, промышленниками, политиками, колониальными служащими и учеными бросали взоры на Африку и представители духовенства В Англии и во Франции возникали многочисленные миссионерские общества, их посланцы должны были, кроме всего прочего, разъяснять всю неприглядность работорговли.

Шотландец Давид Ливингстон, сын уличного торговца чаем, затерялся бы среди миллионов никому не известных людей, если бы судьба не уготовила ему свою миссию.

Мальчик напрягал всю силу воли, чтобы вырваться из нищеты. В свободное время штудировал учебник латинского языка, который приобрел на первую же зарплату.

Позже Ливингстон вспоминал, как часто среди ночи рала у него кйиги, в основном научные труды и описания путешествий, чтобы он хотя бы пару часов поспал.

Когда путешественники к северу от Калахари достигли галерейных лесов, росших по берегам рек, у них возникла мысль, которая впоследствии целиком захватила миссионера и исследователя: он изучит все реки Южной Африки, чтобы найти естественные проходы в глубь страны, принести туда идеи Евангелия и завязать равноправную торговлю.

Озеро Нгами Ливингстон открыл 1 августа 1849 г. Большое гладкое зеркало воды было окружено зарослями тростника Сегодня от озера, и тогда уже очень мелкого, осталось одно болото. Другие результаты путешествия были более долговременными. Измерения высот убедили Ливингстона в том, что Калахари имеет чашеобразную форму; он впервые описал ее степные районы.

Из Колобенга, поселения, основанного им на южной грани-це пустыни, миссионер в 1850 и 1851 гг. вновь предпринимал по-пытки отправиться на север. Но первая попытка окончилась почти безрезультатно, так как члены его семьи (с 1844 г. Ливингстон был женат на дочери Моффета Мери) тяжело заболели лихорадкой.

Второе же путешествие привело его вместе с Осуэллом к Замбези. Несмотря на сухой сезон, река достигала 300—600 метров ширины и была довольно глубокой.

Согласно сведениям португальцев, ее истоки должны были находиться далеко на востоке, но взор португальских хронистов никогда не достигал районов, расположенных на значительном удалении от устья реки. Доброжелательные представители племени макололо, сопровождавшие исследователя во время перехода через равнину, покрытую гигантскими холмами-термитниками и поросшую зарослями мимоз, к Замбези, рассказывали, как выглядит река в сезон дождей. Тогда ее уровень поднимается на шесть метров и вода затопляет пространство шириной в двадцать английских миль. Может быть, этот могучий поток — приток Нила, или он несет свои воды навстречу Конго? Как бы то ни было, Давид Ли-вингстон считал, что нашел то, о чем мечтал во время путешествия к озеру Нгами.

Вплоть до озера Дилоло, расположенного на открытом экспедицией водоразделе между бассейнами Конго и Замбези, Ливингстон восторгался хорошо обработанными полями и высокоразвитым плавильным производством, а также оказанным ему исключительно гостеприимным приемом. Потом экспедиция попала в районы, в которых уже не раз побывали работорговцы и где привыкли обирать следовавшие мимо караваны. Но путешественник, не имевший при себе ценных товаров и не собиравшийся получать большую прибыль на побережье, вряд ли отвечал таким запросам.

Совершенно обессиленный, измученный голодом и малярией, маленький отряд в последний майский день 1854 г. прибыл в Луанду.

Переход к главному поселению макололо на реке Линьянти, начатый в сентябре 1854 г., длился 11 месяцев. Вождь Секелету активно помогал начинанию исследователя: только благодаря ему стала возможной экспедиция на восточное побережье. Именно Секелету обеспечил экспедицию носилыциками и гребцами, предоставил в ее распоряжение вьючных ослов и провизию, раздобыл бусы и железные изделия, которые служили во многих местах средствами платежа

Водопад Виктория, названный так в честь английской королевы, навсегда остался для Ливингстона самым чудесным зрелищем в Африке. Сегодня его памятник можно видеть с так называемого «Чертова водопада» на реке, по которой он с такой самоотверженностью продвигался.

В марте 1856 г. достигли Тете, первого форпоста европейской цивилизации, в окрестностях которого отчетливо ощущались последствия работорговли. В селении неподалеку от устья Замбези Ливингстон увидел плачевные сцены. Некогда крупный торговый центр был полностью запущен и выплачивал дань появлявшимся здесь время от времени воинам-зулу.

Экспедиция отказалась от дальнейшего исследования основного русла Замбези, которое уже было нанесено на карту, и 20 мая 1856 г. северным рукавом вышла к Индийскому океану, закончив путешествие в приморском городке Келимане (сегодняшний Мозамбик). Таким образом, впервые европеец пересек Африканский континент. Большинство его спутников остались в Тете, собираясь заняться крестьянским трудом и ждать, пока «Ищущий реки» не вернется назад из Европы.

В жизни Давида Ливингстона наступили самые знаменательные дни. Королевское географическое общество окружило его почестями и наградило золотой медалью, издание путевых заметок принесло ему состояние. Сама королева Виктория назначила ему аудиенцию.

Когда в мае 1858 г. Давид Ливингстон возвратился на Замбези, он был уже не миссионером, а британским консулом в Мозамбике. Правительство поручило ему изучить глубинные районы континента, установить контакты с местными правителями и уговорить их заняться выращиванием хлопка. На небольшом пароходике, доставленном к устью Замбези в разобранном виде из Англии, он отправился вверх по реке. В Тете Ливингстон вновь встретился с верными макололо. Правда, тридцать из них за это время умерли от оспы, но остальные снова отправились в путь вместе с ним. Экспедиция с трудом продвигалась вверх по реке, но затем путь преградили водопады. В честь президента Географического общества Ливингстон назвал их водопадами Мёрчисона. Вскоре экспедиция вынуждена была повернуть назад.

Через четыре месяца Ливингстон вновь направился в верховья Шире. Маршрут экспедиции шел по плоскогорью, сплошь поросшему то густым кустарником, то лесом, мимо поселений манган- джа — трудолюбивых и умелых крестьян и ремесленников.

16 сентября 1859 г. экспедиция вышла к озеру Ньяса, дости-гающему 500 км в длину и более чем 50 км в ширину. Это было то самое озеро, о котором Ливингстону рассказывали на Замбези. Позже было решено заложить миссионерские поселения на плоскогорьях вокруг озера Ньяса, поскольку Ливингстон хорошо отзывался о тамошнем климате. Однако, когда в январе 1861 г. исследователь, вернувшийся с верховьев Замбези, встретился с миссионерами, выяснилось, что португальские колониальные власти резко отрицательно относятся к присутствию британских посланцев святой веры. И новое судно «Пионер“ взяло курс к реке Рувума на северной границе колонии, так как предполагалось, что река имеет связь с озером Ньяса. Но сезон дождей уже кончился, и судно не всегда могло найти необходимую для плавания полутораметровую глубину. Очень часто ему угрожала судьба предыдущего судна Роберт», изъеденного ржавчиной и затонувшего на песчаной отмели у Тете.

Дэвид Ливингстон занялся исследованием южного и западного берегов озера Ньяса, еще раз проплыл в лодке вверх по реке Рувума, но так и не достиг ее истоков. Был 1862 г., время трагических событий Жена Ливингстона, приехавшая из Южной Африки на Замбези, чтобы в дальнейшем сопровождать мужа, умерла от тропической лихорадки. Его брат Чарльз, до тех пор участвовавший в экспедиции, вынужден был вернуться назад из-за затяжной дизентерии. Кажется, «Ищущего реки» повсюду подстерегали неудачи. На озере Ньяса и в долине реки Шире, как никогда раньше, свирепствовала работорговля: то и дело попадались разоренные и опустошенные деревни, валялись горы скелетов; очень часто приходилось освобождать колеса «Пионера» от трупов, плывущих вниз по реке.

Возможно, Ливингстон уже догадывался, что его географические открытия способствуют не только развитию торговли и распространению святой веры. Однажды, направляясь в верховья Замбези, он с горечью заметил, что вслед за ним на расстоянии нескольких дневных переходов следуют работорговцы. И Ливингстон вдруг решился на то, на что раньше вряд ли осмелился бы: он силой освободил рабов, которых гнали к побережью. Кроме того, он все больше и больше приходил к выводу, что работорговля — это пред-приятие не двух-трех негодяев, а составная часть политики, против которой ему нечем бороться.

Вернувшись с Рувумы на Шире, где уже не- которое время находился разобранный колесный пароход «Леди Ньяса», готовый к транспортировке через пороги Мерчисона, Ливингстон получил сообгцение британского правительства о том, что экспедиция завершена. Очевидно, срыв чисто экономической стороны предприятия отпугнул кое-кого из покровителей. Ливингстон решил использовать ближайшие месяцы для новой экспедиции на западный берег озера Ньяса. Оттуда он двинулся в глубь страны, так как услышал, что там находится много озер, из которых берут начало могучие реки. И действительно, плато к западу от Ньясы оказалось водоразделом. Вопрос, приведут ли реки, текущие на север, к Нилу или Кото у так и остался без ответа. Министерство иностранных дел недвусмыслен-но сообщило, что жалованье членам экспедиции будет выплачиваться только до конца 1863 г.

В январе 1864 г. он на «Пионере» покинул Шире и в апреле — мае на собранной «Леди Ньяса» переправился без помощи хотя бы одного матроса из Занзибара в Бомбей. Там судно можно было выгодно продать (как и «Ма- Роберт», оно являлось его собственностью), но «Ищущий реки» все еще питал надежду на поддержку в собственной стране.

И он ее получил. Ливингстон продал «Леди Ньяса» и большую часть состояния употребил для оснащения новой экспедиции. Перед отъездом из Англии ему суждено было узнать, что его сын Роберт погиб в Америке в войне между северными и южными штатами. В январе 1866 г., когда Ливингстон вновь ступил на африканскую землю, он выглядел человеком утомленным, разочарованным, ищущим уединения. Вопреки своим прежним привычкам он целый год не давал о себе знать, и уже в 1867 г. его сочли пропавшим без вести.

Но ученый в это время с многочисленным караваном носильщиков (индийские и арабские купцы внесли свою долю в предприятие) уже побывал в долине Рувумы, обогнул с юга озеро Ньяса и пересек реку Чамбеши. 1 апреля 1867 г. он вышел к южной оконечности Танганьики. Озеро длиной 650 км с водой лазурного цвета является частью Центральноафриканского вулканического разлома, к которому относятся и озера Ньяса, Киву, Эдуард и Мобуту-Сесе-Секо. Экспедиция достигла его в том месте, где водную гладь окружают буйные леса, резко контрастирующие с серыми и красными песчаниковыми скалами. За озером на тогдашних картах Африки начинались обширные «белые пятна». В ноябре 1867 г. Ливингстон обнаружил озеро Мверу со множеством островов, в июле следующего — заболоченное, во многом напоминающее Чад озеро Бангвеулу.

Из труднейших ситуаций Ливингстона нередко выручали не только его преданные помощники, но и арабские работорговцы. Приходилось мириться с обществом тех, кого он ненавидел больше дьявола. Исследователь вынужден был признать, что они использовали в своих целях и его славу, и проложенные им пути. Более того, ему сужден было познакомиться с человеком, завершившим дело его вдохновенных и гениальных исследовательских походов.

Вернувшись с Луалабы, Ливингстон, обессиленный и без средств, в ноябре 1871 г. добрался до Уджиджи, поселения, расположенного на северо-восточном берегу озера Танганьика, где в 1869 г. он уже находил пристанище на протяжении четырех месяцев.

Там они и встретились — посланец нью-йоркского газетного магната и истощенный, почти беззубый, похожий на призрак исследователь. Вся последующая жизнь Генри Мортона Стэнли прошла под знаком этой встречи. Ливингстон тоже был счастлив: читает письма детей, пьет с журналистом шампанское из серебряного кубка, читает наизусть Байрона, Бернса, Лонгфелло.

Насколько не похожими друг на друга были эти двое, выяснилось позже. Особенно когда они вместе исследовали северную часть озера Танганьика, чтобы установить, не связано ли оно с другими озерами и не относится ли к системе истоков Нила. Вот тогда особенно ярко проявились резкие различия между ними. Пожилой человек старался избегать любого проявления враждебности, брался за оружие лишь тогда, когда его жизни грозила непосредственная опасность, да и то стрелял в воздух. Молодой предпочитал грубую силу, постоянно хотел кого-то проучить и лишь в редких случаях принимал во внимание то, что его спутник очень не одобрял стрельбу по убегающим людям. Уважительное, внимательное отношение Ливингстона к африканцам его, бесспорно, удивляло.

Совместные поиски какой-либо реки, вытекающий из озера Танганьика, закончились безрезультатно. Ни к чему не привели и усилия

Стэнли уговорить Ливингстона вернуться на родину. Того мало что связывало с Европой, и он очень хорошо понимал, что в данном случае ему уготована роль походного трофея. Они расстались в марте 1872 г. в Уньяньембе неподалеку от Таборы. Стэнли направился к побережью, а Ливингстон — к озеру Бангвеулу. Он до сих пор считал, что Луалаба — это Белый Нил, чьи истоки должны впадать в озеро Бангвеулу. Где-то там находились и Лунные горы античных географов. Переход вскоре превратился в истинное мучение.

В ранние утренние часы 1 мая 1873 г. помощники Суси и Чума нашли Ливингстона стоящим на коленях перед походной кроватью. Они думали, что он молится, но сердце великого исследователя Африки больше не билось.

Дым тысяч деревень побудил его когда-то приехать в Африку. Он нашел его, но то был уже не дым пастушьих костров. Только в июле 1871 г. на Луалабе в течение одного дня он увидел около семидесяти горящих поселений и около четырехсот убитых…