Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Китара-Буньоро

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Китара-Буньоро

Китара-Буньоро

Китара-Буньоро — первое государственное объединение Северного Межозерья. Легенды, передаваемые из поколения в поколение баньоро, баторо, баньянколе, повествуют о том, что первые правящие династии Северного Межозерья появились в. западных его районах в начале II тысячелетия п. э. И хотя предание о самой ранней династии — Абатембузи ученые относят к разряду мифа [159; 309], в нем нашли отражение происходившие в те далекие времена процессы создания союза племен, социального расслоения и выделения господствующей верхушки с передающимся по наследству постоянным именем-титулом омукама.

Государства Северного Межозерья 1500—1800 гг.

Исследователи полагают, что Китара возникла потому, что на ее территории удачно сочетались интересы земледельческого населения (банту) и скотоводческого (по-видимому, мади-ндри). Довольно развитое для того периода хозяйство первых создало базис нового смешанного общества, а более совершенная военная организация вторых — его управленческую надстройку [159; 164; 259; 270; 309]. Несмотря на то что этнические компоненты народившегося раннегосударствснпого объединения и его хронологические рамки (датировка колеблется от X—XI вв. до XII—XIII вв.) пока невозможно определить достаточно точно, исторические традиции указывают на некоторые элементы его социальной и политической организации (появление новой социальной прослойки, противостоящей родовым старейшинам; поляризация имущих членов общества и неимущих; деление страны на административные единицы — саза и т. п.).

Расцвет Китары, как считают историки, начался в период полулегендарной династии Бачвези (XIV—XV вв.), представители которой подчеркивали свою родственную связь (по женской линии) с последним из Абатембузи — Карубумби, принявшим новое имя Ндахура и ставшим основателем новой правящей династии. Предполагают, что смена власти была связана с приходом в Межозерье миграционной волны скотоводов (по- видимому, кушитов), которые, несмотря на господство в их обществе родо-племенных отношений, сумели влиться в более совершенную социально-политическую организацию завоеванных ими жителей Китары. Обладая большими стадами скота — одним из важнейших показателей богатства у африканских народов, пришельцы превратились в элиту общества, присвоив организаторские функции; в то же время они целиком восприняли язык, культуру и ритуальные обычаи коренного населения государства, основной этнический компонент которого составляли бантуские племена.

Дальнейшее совершенствование комплексного скотоводческо-земледельческого хозяйства, когда оба уклада дополняли друг друга, дало новый импульс для развития и усиления господства Китары в Северном Межозерье [268, с. 81].

Территория Китары была довольно обширной и простиралась между реками Кафу и Катонга, занимая современные районы Западной Буганды, Восточного Торо и Южного Буньоро [272, предисл.]. Новые правители укрепили административнополитическую структуру Китары и положение верховного правителя — омукамы.

При Бачвези появились символы верховного правителя: барабан, стрелы и дротики, табурет и корона [479, 1935, т. 3, № 2; 1936, т. 4, № 1; 1937, т. 5, № 2]. Бакамы (мн. ч. от омукама) строили резиденции, где содержалось большое количество жен и рабов. В это же время возникает и культ священного вождя. Один из видных представителей династии — Уамара построил столицу государства в южном его районе — Бвера. Существовала целая иерархия чиновников и администраторов как в столице, так и в провинциях. Все они назначались верховным правителем и только ему подчинялись. Устная традиция и данные археологов свидетельствуют о развитии в обществе Китара военного искусства и о строительстве оборонительных сооружений. По всей территории Китары обнаружены многочисленные земляные укрепления (Мубепде, Кибенго, Кагого, Касонко, Нтуси м др.), датируемые примерно 1350—1500 гг. Предполагают, что административным и военным центром было поселение на р. Катонга — Биго буа Мугьеньи, которое одновременно являлось и форпостом, защищавшим южные границы государства [159, с. 6—65; 479, 1934, т. 2, № 1, с. 21]. При исследовании этого памятника обнаружена система рвов протяженностью 10,5 км, вырубленных в скальной породе на глубину 5 м. В плане он похож на огромный крааль, который напоминает подобные сооружения, встречающиеся археологами в районах Карагве, Анколе, Руанды и в Зимбабве [206, с. 129—134; 392, с. 18].

Наличие таких оборонительных сооружений подтверждает предположения о том, что Бачвези имели армию и нередко совершали военные походы, причиной которых было стремление расширить территорию для увеличения пастбищ, получения дани с подвластных областей (среди них традиция называет и Буганду), привлечения рабочих рук в строительство укреплений и жилищ знати.

Имеющиеся данные не позволяют с достаточной определенностью говорить о типе социальных связей внутри самой Китары, между центром и подчиненными ему районами, о характере эксплуатации военнопленных. Предполагают, что ее власть над провинциями была номинальной [304, с. 5], а отношения в обществе носили сословно-кастовый характер, сложившийся на основе данничества и неэквивалентного обмена между скотоводами и земледельцами [189, с. 159]. Иначе говоря, выделение социальных слоев происходило в результате разделения труда между различными хозяйственными типами. И хотя центральные власти взимали с подданных дань в виде зерна, пива, кофе, соли, мбугу, изделий ремесла, они, в свою очередь, посылали последним скот [164, с. 51—60].

О применении в хозяйстве значительного количества рабочих рук свидетельствуют обнаруженные в Нтуси остатки ирригационной системы. О высоком развитии земледелия говорят также многочисленные находки железных орудий труда и остатки злаков.

Новая династия правила недолго. К концу XV в. она, как говорят предания, внезапно исчезла. Большинство ученых полагают, что этому способствовали несколько причин: эпидемии среди населения (оспа) и скота, стихийные бедствия, междоусобные войны, недовольство подчиненных племен, вторжение луо и т. п. [304, с. 5—6; 346, с. 123—124]. Заметим, что эти предположения не имеют еще веских доказательств. По-видимо му, трудности внутреннего развития общества в сочетании с рыхлостью политической структуры объединения и непрочностью связей отдельных его частей ослабили власть верховных правителей, а вторжение новых мигрантов стало причиной ее окончательного падения.

В легендах настойчиво подчеркивается, что внедрение луо в уже существующую социальную структуру носило мирный характер 1[309, с. 46—47]. Однако ряд исторических данных, собранных африканскими историками в последние годы, ставит эти утверждения под сомнение [304, с. 6—8; 348, с. 291—292; 445, 1969, № 10, с. 46—47]. Можно предположить, что эти легенды создали сами луо с целью идеологической обработки подвластных им жителей для упрочения своего господства. С этой же целью генеалогия основанной ими правящей династии Бабито связывается с Бачвези, а через них — с Абатембузи [259,. с. 58]. Предания, собранные угандскими исследователями Карубангой и Дж. Ньякатурой, говорят о том, что основатель династии — Исингома Мпуга Рукиди и многие его вожди были породнены браками с ведущими родами Китары [159, с. 21].

В социально-культурном отношении новые правители стояли ниже своих предшественников, от которых переняли религиозные верования, политическую структуру, ритуалы и обычаи, связанные с верховной властью, титул правителя, архитектурный стиль построек в резиденциях, язык и культуру.

Однако сохранить Китару в прежних границах не удалось. Новое политическое объединение, созданное на развалинах Китары, стало называться Буньоро и просуществовало вплоть до наших дней. Во главе его с XV до XX в. стояло 27 правителей династии Бабито.

Бабито продолжали управлять страной по тем же нормам, которые были выработаны при Бачвези, существенно не изменив общественных отношений. По-прежнему правящая верхушка формировалась из представителей скотоводческого населения, связанных тесными узами с правящим родом. Кроме того, преимущественно из скотоводов формировались военные отряды.

Основную массу населения, как и ранее, составляли земледельцы и скотоводы банту, которые платили дань луо, стоявшим выше их на социальной лестнице.

Одним из новшеств было введение в Буньоро системы «батака», по которой за каждым родом или его подразделением закреплялись определенные участки — родовые земли (бутака).

При династии Бабито упрочилась власть омукамы. У него появились новые регалии: рог, скребок и мешок проса [272, с. 35]. Эти три символа, по-видимому, говорили о том, что правитель представлял интересы и скотоводов и земледельцев. В этот период впервые появились особые королевские захоронения (тело и челюсть погребали отдельно), которые почитались подданными как святыни. После смерти очередного омукамы между его наследниками начиналась борьба за власть; его преемником становился тот, кто завладевал челюстью покойного (по-видимому, таков был символ, дающий право на власть) [254, с. 47].

Вся полнота власти сосредоточилась в руках омукамы. При нем существовала группа влиятельных вождей, которые давали верховному правителю советы по различным вопросам управления и замещали его после смерти вплоть до воцарения следующего омукамы. Верховному правителю подчинялись наместники провинций (саза) и штат более мелких вождей и административных лиц. Однако исследователи подчеркивали, что эти «администраторы», назначаемые из числа братьев (так, в Буганду и в Бусогу были назначены родные братья Рукиди—Като и Кииза), сыновей и прочих кровных родственников омукамы или из других влиятельных родов, были в какой-то мере самостоятельны, особенно правители отдаленных районов государства [303, с. 20]. У каждого из них имелись отряды, которые при случае могли направить оружие против центральной власти. Нередко они игнорировали волю и решения омукамы, поднимали мятежи [303, с. 21]. Все это ослабляло политическую целостность Буньоро. В политическом и административном плане Буньоро представляло собой объединение 24 провинций. Под началом омукамы находилась большая армия, которая на протяжении XVI— XVII вв. была сильнейшей в Межозерье.

Но к концу XVIII столетия могущество Буньоро стало падать. Постепенно оно теряло одну провинцию за другой (Будду, Коки и Кьяггве, производившие изделия из железа; Булемези и Синго, располагавшие прекрасными пастбищами, ряд других районов, снабжавших центр зерном), наместники которых объявляли себя самостоятельными и независимыми правителями.

Возникшие в других районах Межозерья в XV—XVIII вв. политические объединения Нкоре, Хайа (Кизиба) и Карагве на юге, Буганда на юго-востоке, мелкие политические объединения Бусоги (Буколи, Бугвере, Буламоги, Бугабула) на востоке, ачоли на севере стали серьезно угрожать бывшей метрополии. Правители большинства этих политических образований вели происхождение от Бачвези или от Бабито, привнеся из своей прежней родины многие элементы социальных, культурных и политических традиций. Государство Китара-Буньоро сыграло роль ядра, давшего мощные импульсы развитию государственности в других районах Межозерья.