Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Подготовка кабальных договоров с государствами Уганды

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Подготовка кабальных договоров с государствами Уганды

Подготовка кабальных договоров с государствами Уганды

Джонстон прибыл в Кампалу в конце 1899 г. и начал переговоры с регентами Буганды. Особое внимание он уделил земельной проблеме, полагая, что если африканцы не смогут документально доказать свои права на владение и пользование землей, то она станет английской собственностью [315, с. 23]. В Буганде Джонстон намеревался, с одной стороны, создать класс частных феодальных землевладельцев, которым отводилась роль социальной опоры английского господства, а с другой — установить контроль над «бесхозной» землей, средства от продажи которой или сдачи в аренду поступали бы в казну колониального правительства. Эта земля, по его мнению, стала бы одним из главных источников доходов «самообеспечиваемого» протектората.

Переговоры Джонстона с бугандскими регентами оказались не такими простыми, как рассчитывал комиссар [315, с. 25—83]. Вместо предполагаемых трех недель он затратил на них более одиннадцати. Джонстон встретил достойных партнеров, которые упорно и с дипломатическим искусством отстаивали свои позиции. Надо сказать, что в таких кардинальных для судеб Буганды вопросах, как суверенитет и независимость, бугандская верхушка была податлива. Но там, где возникала опасность собственным привилегиям, она боролась с ожесточением. Чтобы сломить ее сопротивление, Джонстону часто приходилось говорить с «позиции силы», опираясь на колониальную армию [253, с. 109], и прибегать к помощи христианских миссий [315, с. 26].

Верхушка Буганды стояла на узкоклассовых позициях: отстаивая традиционные привилегии, стремилась приобрести новые. Ее усилия сводились к тому, чтобы Англия признала права, которые она завоевала в борьбе против Мванги и которые давали ей возможность усилить эксплуатацию крестьян. Джонстон пошел верхушке навстречу: обещал долю в налогах, частные и официальные имения. Делал он это вынужденно. Колони- заторы в то время были крайне заинтересованы в местном партнере, поскольку не располагали возможностью удерживать под контролем Буганду и без ее помощи — остальную Уганду. Таким образом, был заключен компромисс. Радуясь этому, Джонстон решил наградить регентов. Награда походила на взятку. Распоряжаясь имуществом, которое ему не принадлежало, комиссар выделил участки площадью: А. Кагве — 5120 га, С. Мугаванье — 3840 га, Кангао — 2560 га [315, с. 80]. Не обошел Джонстон своими дарами и миссионеров — они получили земельные участки общей площадью около 25,6 тыс. га [394, с. 17].

А заслуги миссионеров, особенно англиканских, перед Англией были действительно большими. Сначала они выступили в роли лоббистов, а затем и прямых участников переговоров. Миссионеры были также защитниками интересов верхушки, предав в то же время забвению интересы крестьян-баганда. Именно по их рекомендации Джонстон отказался от первоначального намерения создать управление по опеке, в распоряжение которого поступили бы земли, не попавшие в руки верхушки и предназначавшиеся для пользования всеми баганда. Страну строго разделили на две части: одну передали в распоряжение верхушки, другая стала собственностью английской короны. И когда 10 марта 1900 г. состоялась церемония подписания соглашения, Джонстон отдал должное миссионерам, прежде всего англиканам. «Без их помощи,— признавал он,— вряд ли вожди Уганды (Буганды.— Лет.) согласились бы подписать договор, который практически отдавал целиком их самих, их страну, их народ в руки английского правительства» [315, с. 85]. Он поблагодарил также и католических «белых отцов», или «французских миссионеров», как он их называл {315, с. 85].

Обеспечив прочные позиции в Буганде, которые он не без оснований оценивал как ключевые в протекторате, Джонстон не церемонился с правителями других государств. Он не тратил время на переговоры, а просто диктовал свои условия. Соглашение с Торо было подписано 26 июня 1900 г., с Анколе (так стало называться Нкоре) —7 августа 1901 г. Что касается Буньоро, то в наказание за непокорность баньоро в 90-е годы XIX в. верхушке этого государства было отказано в соглашении до 1933 г.