Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Англо-бугандское соглашение 1900 г.

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Англо-бугандское соглашение 1900 г.

Англо-бугандское соглашение 1900 г.

Остановимся на соглашении подробно, ибо оно сыграло важную роль в истории Уганды. Английская буржуазная историография определяет его как классический образец системы «косвенного управления».

Условно соглашение можно разделить на две части: к первой относились статьи, определявшие статус Буганды в рамках протектората Уганда, ко второй — статьи, фиксировавшие внутреннее устройство этого государства [315, с. 350—364; 395].

Статья 1 содержала описание границ Буганды (в соглашении — «королевства»). В ее состав включались собственно бугандская территория, некоторые области, принадлежавшие государствам Буньоро и Анколе, а также о-ва Бувума на оз. Виктория. Эти области колонизаторы передали Буганде в качестве «оплаты услуг» при подчинении английской короне других народов протектората.

Кабака (в соглашении — «король») и вожди отказывались в пользу Англии от дани, которую прежде платили им соседние пароды (ст. 2). Отныне Буганда входила в состав протектората как «провинция» (ст. 3). Доходы Буганды становились частью общих доходов протектората (ст. 4). Все законы, издаваемые правительством протектората, распространялись па Буганду, если не противоречили условиям соглашения (ст. 5). В ст. 6 говорилось: «Пока кабака, вожди и народ Уганды (здесь и далее в тексте соглашения под Угандой подразумевалась Буганда) будут подчиняться законам и правилам, вводимым для их управления правительством ее величества, и лояльно сотрудничать с правительством ее величества в организации и администрации упомянутого королевства Уганды, правительство ее величества соглашается признавать кабаку Уганды в качестве правителя провинции Уганды под защитой и верховенством ее величества». С этой статьей перекликаются положения ст. 20.

Ту часть соглашения, которая относилась к внутреннему устройству Буганды, нередко называют «конституцией».

Соглашение устанавливало порядок наследования трона Буганды (ст. 6). После смерти правящего кабаки его преемник избирался большинством туземного совета — люкико (лукико).

Круг выбора ограничивался потомками кабаки Мутесы I. Имя избранника сообщалось правительству Англии для утверждения. «Впредь,— говорилось в ст. 6, — король Уганды будет носить титул „его высочество кабака Уганды“».

Кабака сохранял право осуществлять «прямое управление туземцами» Буганды. Через люкико и своих чиновников он мог вершить правосудие теми методами, какие одобрит английское правительство. Юрисдикция туземного суда кабаки не распространялась на лиц, которые не были туземцами Буганды. Все дела — гражданские или уголовные,— участниками которых были баганда и небаганда, подлежали разбору только в английских судах (ст. 8).

Буганда делилась на 20 административных единиц, называвшихся на луганда «саза» (ст. 9). Во главе каждого саза ставился вождь, подбиравшийся правительством кабаки и утверждавшийся представителем Англии. Вождям саза выплачивалось жалованье — 200 ф. ст. в год. Вождь отвечал за соблюдение закона и порядка, за сбор налогов и содержание дорог. За свои действия, исключая сбор налогов, он отвечал перед министрами кабаки (за сбор налогов — перед правительством протектората). От них же оп получал инструкции.

Кабака (ст. 10) назначал правительство в составе: премьер-министра (катикиро), главного судьи (омуламузи), казначея (омуваника). Кандидатуры министров предварительно согласовывались с английским представителем. Эти должностные лица получали жалованье в размере 300 ф. ст. в год.

Соглашение (ст. 11) устанавливало порядок формирования люкико, определяло его права и обязанности в качестве туземного совета и туземного апелляционного суда.

Председателем люкико был катикиро. В состав совета входили: по должности — другие два министра и 20 вождей саза, 60 нотаблей (так в соглашении называли представителей местной служилой или родовой знати), по три от каждого саза, и шесть «других значительных лиц» (этих людей, так же как и нотаблей, назначал кабака). Всего в люкико насчитывалось 89 советников. Кабака мог, с согласия представителя Англии, лишить того или иного советника права заседать в люкико (даже подвергнуть его наказанию).

Люкико наделялся полномочиями обсуждать вопросы, относившиеся к юрисдикции туземной администрации Буганды, и направлять кабаке резолюции, принятые большинством голосов. Кабака, прежде чем дать ход какой-нибудь резолюции, консультировался с представителем Англии и следовал его совету.

Люкико выполнял функцию апелляционного суда по отношению к туземным судам низших инстанций, а точнее, к судам, которые возглавляли вожди на местах. Люкико мог пересматривать приговоры, присуждавшие тюремное заключение — от одной недели до пяти лет и к штрафу — до 100 ф. ст. Более суровые приговоры (вплоть до смертной казни) люкико передавались кабаке, решение которого, скрепленное подписью представителя Англии, считалось окончательным.

Соглашение обязывало Буганду вносить вклад в общий бюджет протектората (ст. 12). В государстве вводились налоги. Псе доходы, поступавшие от сбора налогов, передавались в распоряжение представителя Англии. Баганда должны были платить налог на хижину и налог на огнестрельное оружие.

Соглашение (ст. 14) упорядочило дорожную повинность (лувало). Обязанность содержать в хорошем состоянии главные дороги возлагалась на вождей саза. Города, деревни и общины, находившиеся под юрисдикцией вождя, поставляли по его требованию рабочую силу (по норме — один взрослый мужчина от трех хижин) для ремонта дорог. Вождь следил также за тем, чтобы каждый взрослый мужчина в его саза отработал один месяц в году. Европейцев и других небаганда, чьи земли примыкали к главным дорогам, администрация протектората обязывала или поставить рабочую силу или уплатить соответствующим денежный взнос.

Особое место в соглашении занимали статьи (15—17), относившиеся к земле и другим природным ресурсам.

Общая площадь Буганды определялась в 19 600 миль2, или 50176 к м² . Леса (1,5 тыс. миль2, или 3840 к м²) находились под контролем властей протектората. Права на пустующие и необрабатываемые земли (9 тыс. миль2, или 23 040 к м²) переходили м руки правительства Англии (земли короны). Таким образом, около 46% земельной площади Буганды становилось собственностью английской короны, а 7,6% (леса) ставилось под контроль администрации протектората. В итоге 53,6% бугандской территории отчуждалось.

В награду за приобретение права контроля над этими землями и лесами правительство Англии ежегодно выплачивало кабаке 500 ф. ст., катикиро — 100 ф. ст., двум другим министрам — по 150 ф. ст. (ст. 18). Главе мусульман Мбого устанавливалась пожизненная пенсия 250 ф. ст.

Остальные земли, или 46,4% площади, переходили в частную собственность примерно 1 тыс. лиц, принадлежавших к верхнему слою общества Буганды. Эти земли стали называться «маило» — от искаженного английского слова «миля». При этом кабака, принцы и крупные вожди получили в частную собственность 912 миль2 (233,5 тыс. га), не считая официальных имений, общая площадь которых составила 368 миль2 (94,8 тыс. га), В частную собственность 1 тыс. младших вождей (бакунгу, батонголе) и лиц, уже практически владевших земельными участками (хотя и не имевших юридических документов), выделялось 8 тыс. миль2, или более 2 млн. га. В среднем на каждого из них приходилось 8 миль2. Осуществление операции по распределению этих земель поручалось люкико Буганды (ст. 15).

Трем миссионерским обществам предоставлялись земли во владение «на правах опеки» (общая площадь 92 мили2, или более 23,5 тыс. га).

Европейцам и небаганда, уже успевшим приобрести землю, администрация протектората выдала документы, подтверждавшие их права собственности.

В соглашении ни слова не говорилось о землях (бутака), считавшихся родовыми святынями (захоронения сородичей, места отправления традиционных религиозных культов). Так же ни слова не было сказано и о правах свободных общинников (бакопи).

13 октября 1900 г. от имени Г. Джонстона было опубликовано заявление [315, с. 364—365]. В нем говорилось, что после раздела земли между различными категориями младших вождей (бакунгу и батонголе) 1,2 тыс. миль2 (307,2 тыс. га) останутся нераспределенными. Джонстон отдал распоряжение о распределении и этих земель. Кабака дополнительно получил 10 тыс. га, министры: А. Кагва — 2,6 тыс., С. Мугванья — 2,3 тыс., 3. Кизито — 2 тыс., мать кабаки — 1 тыс. га. 189миль2 (48,4 тыс. га) выделялось вождям саза и 618 миль2 (156,9 тыс. га) — младшим вождям.

В результате этого последнего решения колонизаторов сектор частного феодального владения расширился. Особенно выиграли министры. Если сложить участки, которые каждый из них получил, то выходило, что владения катикиро А. Кагвы достигли 62 миль2 (15 870 га), омуламузи С. Мугваньи — 54 (13820 га), омуваники 3. Кизито — 46 миль2 (11 770 га). Но самым крупным помещиком был кабака: он обладал 450 милями2 (125,2 тыс. га). Таким образом, почти вся земля, оставленная колонизаторами государству Буганда, попала в руки небольшой кучки людей. Что касается крестьянства, то оно осталось без земли.