Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | «Освоение» Уганды

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время «Освоение» Уганды

«Освоение» Уганды

Еще в 1901 г. Г. Джонстон особо подчеркивал, что колониальная администрация и коренное население Уганды должны освободить английского налогоплательщика от необходимости делать субсидии для сбалансирования бюджета протектората и приносить метрополии возрастающие прибыли [386, с. 343]. Таким образом, были сформулированы две задачи: 1) экономить средства метрополии и 2) обеспечить постоянный приток в Англию прибылей путем «освоения» протектората.

На первых порах «освоение» Уганды капиталом метрополии тормозилось трудностями с обеспечением дешевой рабочей силы. Выход из затруднений подсказали им регенты Буганды. «Мы посоветовали, во-первых, увеличить размеры налогообложения в самой Буганде и, во-вторых, ввести налоги во всех частях Уганды. Колониальные власти приняли этот совет: в 1905 г. налоги стало платить все взрослое население протектората. Оправдывая эту меру, комиссар X. Сэдлер говорил в 1904 г., что налоги чуть ли не «создают страну», поскольку, с одной стороны, они приносят доходы, а с другой — внедряют в африканское общество «привычку» трудиться [323, с. 51].

В 1900—1914 гг. колонизаторы проводили эксперименты по определению возможностей Уганды в производстве тех сельскохозяйственных культур, которые были необходимы английской промышленности. Англию уже давно тяготили зависимость ее текстильной промышленности от поставок хлопка из США и резкие колебания мировых цен на это сырье. В 1902 г. торговая палата Ланкашира и крупные торговцы Ливерпуля основали Британскую Ассоциацию производства хлопка (БАПХ) [342, с. 40]. БАПХ изыскивала в колониях районы, пригодные для выращивания хлопчатника. Среди первых владений, привлекших внимание ассоциации, была Уганда. В том же, 1902 г. была создана «Уганда компани», крупным пайщиком которой стало англиканское ЦМО [323, с. 44; 402, с. 60]. В освоении Уганды Англия отвела миссионерам особую роль. Одним из главных агентов БАПХ в протекторате был К. Борап, сотрудник ЦМО [386, с. 127].

БАПХ и «Уганда компани» отдали предпочтение американским сортам хлопчатника и приступили к их внедрению в сельское хозяйство Уганды. Начало было успешным. Первые посевы были произведены в 1904 г., а уже в 1910 г. из Уганды было вывезено 2 тыс. т хлопка [55, с. 22]. Только в Буганде почти 1 тыс. вождей выполняли обязанности инструкторов по выращиванию хлопка и, кроме того, помогали колонизаторам в насаждении этой культуры в Бусоге, Тесо, Ланго, Буксди [55, с. 22; 399, с. 51].

Рвение вождей объяснялось тем, что их работа и размер жалованья зависели от сданной хлопковой продукции в подведомственных им административных единицах. Вождей поддерживали крупные земельные собственники, доходы которых в результате внедрения хлопчатника стали возрастать.

Итак, выращивали хлопчатник африканские крестьяне, а его очистку взяли в свои руки английские предприниматели. Было построено несколько предприятий, первое из которых, основанное в 1906 г., принадлежало «Уганда компани». В 1914—1915 гг. в протекторате действовало уже 20 предприятий мощностью 30 тыс. кип [386, с. 131] (1 кипа = 400 ф.~ 181,5 кг).

Семена хлопчатника перерабатывались на месте, в английских маслобойнях. Масло, как и волокно, вывозилось в метрополию.

В начале XX в. в колониальных кругах Англии преобладало мнение, что экономическое развитие Уганды невозможно без «белой» колонизации, без крупномасштабного капиталистического плантационного хозяйства. Однако в тот период не было условий для создания такого хозяйства. Колонизаторы просчитались, допустив в Буганде раздел земли и переход лучшей ее части в руки местных феодалов. Кроме того, земельный грабеж вызвал здесь резкое обострение социальных и политических противоречий. В других районах Уганды, даже прилегающих к оз. Виктория, власть колонизаторов еще не была прочной настолько, чтобы европейские предприниматели отважились пойти на риск закладки плантаций. Вот почему по всей Уганде в 1914 г. насчитывалось лишь 140 европейских плантаторов [298, с. 105]. Их хозяйства размещались на площади немногим более 23 тыс. га.

Насаждение европейского плантационного хозяйства связано с распространением в протекторате системы принудительного труда. Плантаторы требовали от властей обеспечить их дешевой рабочей силой. В конце 1908 г. губернатор X. Белл отдал распоряжение о вводе в протекторате в 1909 г. принудительного труда |265, с. 567—568]. Каждый взрослый мужчина-африканец обязывался один месяц в году отработать на стройках департамента общественных работ. Принудительный труд оплачивался по «разумным», а точнее, низким ставкам. От него освобождались вожди и чиновники африканского аппарата управления, частные землевладельцы, а также лица, занятые постоянным наемным трудом. Чтобы избежать принудительного труда, африканцам приходилось искать наемную работу. Среди главных работодателей были плантаторы.