Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Изменения в колониальной администрации

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Изменения в колониальной администрации

Изменения в колониальной администрации

Высшая власть в протекторате находилась в руках губернатора. С 1945 по 1952 г. администрацию возглавлял Джон Хэлл [300, с. 29]. Он управлял протекторатом методами подавления. Лишь иногда Дж. Хэлл позволял себе демагогические «либеральные» жесты.

Однако в условиях подъема антиколониальной борьбы в Уганде появилась потребность в деятелях нового типа: более гибких, искусных и коварных в тактике маневрирования. Одним из них был Эпдрю Коэн (занимал пост губернатора в 1952—1956 гг.) [342, с. 144—145]. Колониалистская пропаганда изображала его «либеральным реформатором» [253, с. 30—31]. Губернатор провозгласил курс на медленную эволюцию страны к самоуправлению [443, 10.IV.1952].

Понимая необходимость расширения социальной базы колонизаторов, он сделал ставку на сотрудничество с умеренными африканскими лидерами. Другую, не менее важную цель Э. Коэн видел в создании предпосылок для развития Уганды по капиталистическому пути. При нем стала осуществляться политика поощрения африканской буржуазии. При этом, конечно, главное внимание уделялось формированию не национальной, а проимпериалистической буржуазии, связанной с английским капиталом и заинтересованной в сохранении его контроля над экономикой Уганды.

Э. Коэн выступал за сильное центральное правительство [342, с. 146]. Между тем именно в его лице политика федерализации Уганды нашла энергичного исполнителя. Он был творцом соглашений 1955 г. с Бугандой, Буньоро, Анколе, постановления 1955 г. о советах районов.

При резком обострении внутриполитической обстановки губернатор-либерал превращался в жестокого диктатора. Он отбрасывал в сторону демагогию и правил старыми, «надежными» методами подавления.
Помощь губернатору оказывали исполнительный и законодательный советы. В 1946 г. первый целиком состоял из английских чиновников. В 1949 г. к семи официальным (англичане) членам присоединились два неофициальных (по одному от европейской и азиатской общин; их рекомендовали лидеры этих общин) [51, с. 91]. Первые неофициальные члены-африкапцы (С. Кулубья, Б. Мукаса) были допущены в совет в 1952 г. [443, 3.VII.1952]. Исполнительный совет был консультативным органом. Его члены могли обсуждать различные проекты, участвовать в разработке предложений. Но принимал решения только губернатор.

В 1955 г. было создано центральное правительство протектората, которое функционировало наряду с исполнительным советом [253, с. 394, 412]. Его создание колонизаторы изображали как радикальную реформу [443, 3.V.1955]: отныне-де в стране действует не иностранное, а «национальное» правительство.

Что же представляло собой это правительство? Его возглавлял губернатор. Он назначал, перемещал, увольнял министров. Мог распустить правительство и создать новое. Статус правительства был ниже статуса исполнительного совета. Министры делились на официальных и неофициальных. Первые входили в исполнительный совет, вторые не входили и поэтому имели лишь совещательный голос. Из пяти африканских членов правительства в совет входил один.

Африканцы — члены правительства и исполнительного совета были тщательно отобранными людьми [297, с. 65]. По поводу участия африканцев в обоих этих органах лондонская: «Таймс» писала: «Подобная форма африканизации аппарата управления вряд ли удовлетворит требования народов Уганды».

Таким образом, полномочия правительства были крайне ограниченными. Столь же ограниченными оставались полномочия наблюдательного совета.

Приоритет в законодательной инициативе принадлежал губернатору, а совет исполнял пассивную роль: обсуждал законопроекты, высказывал свое мнение, с которым губернатор и контролируемые им исполнительный совет и правительство могли не считаться. Поэтому изменения в составе законодательного сонета в пользу африканцев практически мало затрагивали основы колониального режима. Первого африканца допустили в законодательный совет в 1945 г. В 1946 г. африканских советников стало 4, в 1949 г.— 8, в 1954 г.— 20, в 1955 г.— 30, в 1957 г.— 33.

Колониалистская пропаганда говорила об «африканизации». шконодательного совета, о «колоссальных» изменениях в его составе. Изменения, конечно, были, но они происходили не по милости колонизаторов, а под давлением национальных сил. Реформы проводились, как правило, после очередного взрыва пггиколониального протеста. Колониальные власти шли на уступки, но стремились обесценить их. Например, изменения в. шкоподательном совете до 1955 г. носили количественный характер. В 1954 г. в совете было 56 депутатов, в том числе всего 14 африканцев [133, с. 29]. Его состав свидетельствовал о сохранении вопиющей расовой дискриминации. Если один европейский депутат представлял 1 тыс. жителей европейцев, азиатский депутат — 6—7 тыс., то африканский — 350 тыс.

В конце 1955 г. число африканцев в законодательном совете увеличилось до 18. Однако на этот раз произошло изменение качественного характера. По англо-бугандскому соглашению 1955 г. Буганда посылала в совет пять представителей. Среди mix оказались четыре руководителя первой в стране общеугандской политической партии — Угандского национального конгресса (УНК) [443, 8.IX.1955; 477, 17.VII.1958].

Присутствие в законодательном совете лидеров УНК имело важное значение. Руководители партии использовали его как трибуну для борьбы за национальные требования африканцев. Они влияли на поведение других африканских представителей. В законодательном совете начала складываться антиколониальная оппозиция.