Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Усиление экономической эксплуатации

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Усиление экономической эксплуатации

Усиление экономической эксплуатации

Из второй мировой войны Англия вышла серьезно ослабленной. Экономика метрополии оказалась в крайне тяжелом положении. Из страны-кредитора она превратилась в страну-должника. Усиление экономической и финансовой зависимости от США лишали британскую империю самостоятельности на мировой арене. Правящие круги Англии прилагали большие усилия, чтобы восстановить свои международные позиции. Особое внимание они уделили укреплению экономического потенциала метрополии. Важное место в осуществлении этой цели отводилось колониям.

В 1948 г. губернатор Дж. Хэлл заявил, что Уганда должна помочь метрополии путем расширения производства сырья и продовольствия, отказа от «ненужного» импорта [443, 11.11.1948]. А в 1950 г. он признал, что экономическую политику протектората диктует состояние платежного баланса между зонами фунта стерлингов и доллара.

В первые послевоенные годы колониалистская пропаганда много шумела по поводу планов развития колоний. Получила такой план и Уганда. План развития Уганды в сумме 16 млн. ф. ст. был рассчитан на десять лет (1948—1957) [342, с. 59, 103]. Основными источниками его финансирования были внутренние ресурсы — 13,5 млн. ф. ст. Метрополия давала ссуду — всего 2,5 млн. ф. ст. Вскоре, однако, план был пересмотрен: на его осуществление отпускалось уже 34,25 млп. ф. ст. [253, с. 48].

С самого начала главным источником финансирования планов стали средства, которые колонизаторы похищали у непосредственных производителей. Они дважды — в 1948 г. (4,6 млн.) и 1953 г. (11 млн.) — запускали руку в фонды стабилизации цен на экспортные культуры [253, с. 49; 443, 29.VII.1948, 27. VIII.1953]. Что касается метрополии, то Уганда получала от нее подачки. За период 1946—1961 гг., или за 15 лет, Англия предоставила протекторату 5,38 млн. ф. ст. [388, с. 8], или в среднем 360 тыс. ф. ст. в год. Последняя сумма была меньше, чем собиравшиеся ежегодно экспортные налоги, которые платили угандские производители.

В 1955 г. был принят пятилетний план на сумму 30 млн. ф. ст. [443, 13.1.1955]. Он финансировался за счет внутренних источников — 20,5 млн. и внешних займов — 9,5 млн. ф. ст. В плане говорилось, что для обеспечения «растущего процветания и прогресса Уганды» необходимо сохранять в стране «мир и порядок». Поэтому расходы на администрацию и внутреннюю безопасность составили 8,5 млн. ф. ст. (28%). На благоустройство городов, в которых жили в основном неафриканцы, отпускалось 7 млн. ф. ст. (23%), на расширение коммуникаций, способствовавших выкачке ресурсов,— 6 млн. (20%), а на развитие сельского хозяйства и горной промышленности — всего 2 млн. ф. ст. (6,6%). Созданной в 1952 г. Корпорации развития Уганды (КРУ) выделялось 2,5 мл и. ф. ст. (8,3%). Роль рычага подъема производительных сил Уганды отводилась КРУ. Колонизаторы изображали корпорацию как чисто государственную организацию [342, с. 104; 443, 18.XII.1952]. В этом усомнился даже владелец журнала «Ист Эфрика энд Родезия» Джоэльсон, заявивший, что КРУ «скорее коммерческое, нежели государственное учреждение» [443, 24.IV.1952]. И он был прав: КРУ, действуя на базе государственных и частных капиталов, была удобным прикрытием для иностранных компаний [477, 13, 23.VII.1962]: во-первых, корпорация пользовалась защитой администрации; во-вторых, получала от нее крупные субсидии; в-третьих, платила низкие налоги.

Изыскивая средства для бюджета протектората, колонизаторы усовершенствовали финансовый механизм ограбления коренного населения. С 1938 по 1956 г. доходы казны Уганды увеличились почти в 10 раз (с 1,9 млн. до 18,6 млн. ф. ст.). Из каких источников и какими средствами власти, добывали эти доходы? На первом месте по-прежнему стояли экспортные налоги. Выплачивая их, непосредственные производители теряли от 25 до 30% своих доходов. В 1953—1959 гг. они уплатили около 30 млн. ф. ст. [253, с. 50]. Африканцы считали экспортные налоги замаскированной формой подоходного налога. В Уганде продолжала действовать система массовых закупок, введенная в годы войны. Эта система означала открытый грабеж непосредственных производителей, что признавали даже сами колонизаторы. Президент торговой палаты Ливерпуля Хиггин считал, что при существующем порядке крестьяне Уганды платили Англии скрытую дотацию [443, 8.XII.1949]. Губернатор Дж. Хэлл признавал, что массовые закупки дорого обходятся протекторату [443, ЗОЛII. 1949]. Еще дороже они обходились крестьянам.

Грабеж крестьян осуществлялся также через так называемые фонды стабилизации цен. Эти фонды пополнялись за счет разницы между фиксированной ценой на хлопок и кофе и цепами, господствовавшими на аукционах, куда выбрасывалась часть этих продуктов, оставшихся от массовых закупок. О том, как колониальное государство выигрывало на этой разнице, свидетельствуют следующие данные: если в 1948 г. в фондах было 3,9 млн. ф. ст. [443, 29.VII.1948], то к 1954 г. скопилось уже 37 млп. [77, с. 18], т. е. в 9,5 раза больше.

Африканцы платили также косвенные и прямые налоги. Доля косвенных в доходах протектората выросла с 40% в 1938 г. до 61% в 1956 г. [470, 1958, т. 13, № 4, с. 312]. Право взимать прямые налоги колонизаторы передали в руки африканских властей. С 1948 по 1957 г. их доходы выросли с 878 тыс. до 6,2 млн. ф. ст., или в 7 раз [470, 1958, т. 13, № 4, с. 316].

Колонизаторы, увеличивая бремя налогов, утверждали, что отчуждавшиеся у африканцев средства направляются на развитие страны. Следующий ниже анализ их экономической и социальной политики свидетельствует об обратном.