Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Проблемы национальной культуры

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Проблемы национальной культуры

Проблемы национальной культуры

Колонизаторы открыто говорили, что их цель — «приобщить» африканцев к «европейской» культуре, к «западным» ценностям и идеалам. При этом они стремились насадить в Уганде наиболее консервативные элементы буржуазной культуры метрополии. Превознося эту культуру, колониальные культуртрегеры одновременно чернили достижения культуры демократических и прогрессивных слоев Англии. На них обычно ставился ярлык «красной», а то и «коммунистической». Колониалистская обработка африканцев приносила свои плоды: большинство получивших образование в протекторате или в метрополии имело искаженное представление о буржуазной культуре и абсолютно превратное о пролетарской.

Колонизаторы благосклонно относились к намерениям местных господствующих групп охранять те явления традиционной культуры, которые оправдывали привилегии этих групп. Многие представители верхушки принимали новшества, порождавшиеся условиями колониального режима, и даже начали отказываться от некоторых наиболее архаичных обычаев, нравов, привычек, связанных с традиционными верованиями. По делалось это опять же тогда, когда не затрагивались господствующие позиции верхушки.

В официальных документах, в трудах западных буржуазных ученых редко встречаются материалы о национальной культуре плродов Уганды — ее состоянии и развитии. В годовых колониальных отчетах 40—50-х годов стали появляться отрывочные сведения о прессе, радиовещании, кинофикации, о библиотеках, музеях, культурных и научных учреждениях. Эти скудные данные позволяют сделать выводы о тяжелом положении, в котором находилась национальная культура.

В 1960 г. в Уганде выходила 21 газета. Четыре из них издавались африканцами, шесть — миссионерскими организациями, одна ( «Уганда аргус») — европейцами, десять — религиозными правительственными учреждениями. За исключением «Уганда пргус», выходившей на английском языке, все остальные газеты публиковались на местных языках. Большинство газет выходило на луганда: в 1957 г.— 13 из 24 [131, с. 113—114].

Африканская пресса действовала в тяжелейших условиях. Газеты постоянно испытывали трудности с финансовыми средствами, помещениями, типографскими машинами, персоналом. Многие из них не располагали даже телефонной связью. Поэтому газеты выходили нерегулярно, часто закрывались на продолжительные сроки, теряли читательскую аудиторию. Например, в 1958 г. перестали выходить сразу четыре газеты: три на луганда, одна — на руньиро.

Сильным конкурентом национальной прессы была печать колониального государства, миссионерских центров, частного английского капитала. В колониальном отчете за 1957 г. особо подчеркивалось, что две трети читателей покупали газеты, издававшиеся администрацией. Из этого следовало, что сознание и взгляды большой части образованной прослойки африканского общества формировались под влиянием колониалистской пропаганды и официальной информации. То же можно сказать и о радио, кино, библиотеках и других культурных учреждениях.

Служба радиовещания была создана в 1954 г. [128, с. 125; 129, с. 120; 131, с. 115—117]; она находилась в ведении департамента информации. До 1959 г. радиопередачи велись на пяти языках — английском, луганда, рупьоро, луо, атесо, а в 1958 г.— на восьми; добавились передачи на руньянкоре, лугбара, хинди. Отсутствие единого африканского языка общения создавало дополнительные трудности: приходилось составлять отдельные программы на каждом языке вещания. Радио быстро приобрело популярность: несмотря на дороговизну радиоприемников (180—240 шилл., что равнялось заработной плате рабочих и многих служащих за четыре-пять месяцев), их число в частном владении увеличивалось ежегодно в среднем на 11—12 тыс., достигнув в 1959 г. 75 тыс.

В подчинении департамента информации находилась также секция кино [128, с. 126—127; 129, с. 120]. Эта секция выпускала лишь учебные и видовые узкоформатные фильмы. В ее штатах в 1959 г. числилось всего два оператора: один европеец и один африканец. Кинопрокат находился в руках иностранного частного капитала. В 1957 г. в Уганде насчитывалось 13 кинозалов, принадлежавших индийцам. В них демонстрировалась кинопродукция только капиталистических стран.

На низком уровне находилось библиотечное дело [128, с. 135]. В стране была лишь одна публичная библиотека, открытая при муниципалитете Кампалы в 1953 г. На ее полках стояло всего 7 тыс. книг. Самой большой была библиотека университетского колледжа Макерере: в 1957 г. она имела 46 тыс. книг, 44 тыс. брошюр, а также микрофильмы. Меньшими фондами располагала библиотека медицинской школы при Макерере: в 1956 г.— 12 тыс. книг и 4 тыс. брошюр.

Большую роль в активизации культурной жизни могли бы сыграть различные общества, ассоциации, союзы, клубы. Таковые в протекторате существовали (например, музыкальное общество, клуб изящных искусств, спортивные ассоциации). Среди них были и африканские, которые, однако, влачили жалкое существование, не получая никакой материальной поддержки со стороны администрации.

Некоторые культурные учреждения и объединения носили названия «национальных», например Национальный театр. Но их подлинными хозяевами были колонизаторы, а редкими и не всегда желанными гостями — африканцы, хотя отдельные африканские деятели культуры и значились среди учредителей и даже руководителей. Театр был открыт в декабре 1959 г. [482, 12. Х. 1981]. Его первым директором стал англичанин М. Джексон. Когда театр создавался, власти говорили, что делается это для поощрения африканского драматического искусства. Однако первые же попытки М. Джексона выполнить поставленные цели стоили ему директорского кресла: его уволили именно за то, что он стал поощрять участие угандцев в работе театра. Другие директора таких попыток не предпринимали. В национальном культурном центре [128, с. 135], деятельность которого финансировалась за счет государственных субсидий и пожертвований опекунов, также хозяйничали выходцы из неафриканских стран. Обычно ставились пьесы и оперы из репертуара театров Европы и Азии. Африканское драматическое искусство в программе культурного центра отсутствовало, хотя в это время в Уганде, например, существовала ассоциация африканских артистов [482, 13.X. 1981], которая объединяла драматургов, режиссеров, актеров.

Почти полная изолированность от африканской среды, своеобразная культурная сегрегация характеризовали деятельность подавляющего большинства культурных и творческих объединений, действовавших в 40—60-е годы. Африканское население имело крайне ограниченные возможности не только для развития собственной культуры, но и для ознакомления с мировыми культурными достижениями.

С таким положением в области национальной культурной жизни не могли и не хотели мириться прогрессивные и демократические силы африканского общества Уганды.

Основанные в 50-е годы африканские партии поставили перед собой не только политические, но и социально-культурные задачи. В программный манифест Угандского национального конгресса было включено специальное требование о бесплатном начальном образовании [89, с. 183]. Конгресс взял на себя обязательство поддерживать всякую деятельность, направленную на раскрытие и развитие национальных талантов в области пауки, искусства, культуры. По мнению Прогрессивной партии (ПП), образование должно дать африканцу не только средства для доступа к знаниям, но одновременно стать инструментом сохранения и развития всего лучшего в африканской культуре.

Естественно, в программах национальных партий главное место занимали политические цели, прежде всего цель завоевания государственной самостоятельности. Но их руководство понимало важность постановки проблем африканской культуры для мобилизации масс на антиколониальную борьбу.