Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Угандский национальный конгресс (УНК)

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Угандский национальный конгресс (УНК)

Угандский национальный конгресс (УНК)

В 1950 г. из ссылки вернулся И. Мусази. Он основал Федерацию африканских фермеров Уганды (ФАФУ), унаследовавшую программу САФ [253, с. 310—311]. В ее рядах насчитывалось свыше 80 тыс. членов. Лидеры ФАФУ считали, что их организация представляет собой не только кооперативное объединение, но и движение крестьян за освобождение Уганды [373, с. 93].

Ситуация в Буганде оставалась напряженной. Массовые выступления охватили Восточную провинцию [342, с. 143]. Здесь крестьяне и рабочие поднялись против тяжелых налогов, принудительного труда. Проводились массовые демонстрации и митинги протеста, сжигались административные здания и дома африканской знати.

Обстановка диктовала необходимость основания общеугандской партии, которая возглавила бы борьбу масс. В марте 1950 г. в Кампале состоялась учредительная конференция, на которой было заявлено о создании Угандского национального конгресса [314, с. 178—181]. Конференция приняла программу (манифест) УНК из десяти пунктов: 1) объединение всех народов страны; 2) самоуправление; 3) демократическое развитие; 4) гарантия полных демократических прав личности в соответствии с Декларацией ООН о правах человека; 5) всеобщее избирательное право; 6) сотрудничество или объединение с организациями, которые преследуют те же цели, что УНК; 7) дружба, единство, братство народов Уганды со всеми народами мира; 8) повышение жизненного уровня населения Уганды; 9) передача контроля над угандской экономикой в руки ее народов; 10) всеобщее образование [89, с. 181—183; 484, 1954, т. 6, № 6]. Идеологией конгресса провозглашался африканский национализм, сформулированный лидерами панафриканского движения.

6 апреля 1952 г. состоялось первое заседание УНК, на котором присутствовали представители от всех районов протектората. Президент конгресса И. Мусази обратил особое внимание на этот факт. «Англичане,— сказал он,— пытались убедить ланго, тесо, батoрa, баньоро и северные племена, что они не могут сотрудничать с баганда. Однако мы сегодня видим огромную общую жажду политической свободы, и ничто не должно стоять на нашем пути».

Несмотря на то что руководство УНК находилось в руках баганда, позиции партии в Буганде были слабыми [323, с. 208]. Его база была в соседних провинциях. В Буганде организации противостоял опытный и влиятельный административный аппарат, стоявший на страже интересов верхушки, опиравшийся на авторитет кабаки и традиции. Вожди при негласной поддержке колонизаторов начали травлю членов УНК [312, с. 82—83]. Понятно, что в такой обстановке создать в Буганде массовую базу партии было трудно.

Основатели УНК хотели создать организацию, охватывающую все расовые группы и социальные слои общества. Это была утопия, и лидеры УНК вскоре это поняли [253, с. 314]. «Европейские и азиатские резиденты в Уганде,— писал секретарь УНК А. Майянджа,— не оставляют у нас никаких сомнений, что они стремятся сохранить свое привилегированное положение за наш счет, что они не получат никакой выгоды от полной демократии, при которой голос каждого человека будет иметь одинаковую ценность, независимо от его цвета и расовой принадлежности» [484, 1955, т. 7, № 2]. Столь же утопичным был расчет объединить все слои африканского общества. Феодальная верхушка и обуржуазившиеся землевладельцы, племенная знать увидели в конгрессе организацию, программа которой угрожала их привилегиям. Поэтому УНК мог рассчитывать на поддержку лишь части национальной буржуазии, а также африканской интеллигенции, крестьянства, рабочего класса.

То, что многие лидеры конгресса были выходцами из имущих слоев [253, с. 317, 321], наложило свой отпечаток на его организационные и идеологические принципы, стратегию и тактику. Профессиональных партийных работников, кроме И. Мусази, Б. Кунунки, Дж. Кивануки, не было. Даже члены руководства посвящали партийной работе незначительную часть своего времени. Исполком и ЦК не контролировали деятельность районных отделений, а генеральный секретарь УНК зачастую не знал, что делают местные лидеры.

Чтобы стать членом УНК, было достаточно заявить о согласии с его программой. От членов не требовали ни активной работы, ни уплаты взносов (в 1953—1955 гг. УНК насчитывал более 50 тыс. членов, а взносы платили только 10 тыс.) [253, с. 332]. Фонды УНК пополнялись за счет пожертвований и сборов на те или иные цели. О партийной дисциплине руководители, функционеры, рядовые члены имели смутное представление.

Большинство в ЦК и исполкоме принадлежало сторонникам И. Мусази из баганда [253, с. 318]. Представительство от других провинций в руководящих органах было незначительным. И. Мусази зачастую единолично вводил в них своих людей. Все это вызывало протест со стороны местных отделений и вносило разлад в ряды УНК.

В идеологии УНК уживались воззрения разных общественных формаций и политических течений. Когда некоторые лидеры УНК называли себя социалистами, это означало, что их убеждения близки к позициям правых лейбористов.

Провозгласив главной целью самоуправление в рамках Британского содружества, конгресс избрал тактикой борьбы переговоры с властями и легальные действия: выступления в печати, сбор подписей под петициями, мирные демонстрации [342, с. 156]. Самым радикальным средством считался бойкот иностранных товаров, торговых заведений и транспортных средств. В 1954 г. И. Мусази заявил, что УНК придерживается тактики «позитивных действий» [443, 13.V.1954].