Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Борьба НКУ за введение однопартийной системы и поляризации сил в правительстве

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Борьба НКУ за введение однопартийной системы и поляризации сил в правительстве

Борьба НКУ за введение однопартийной системы и поляризации сил в правительстве

Политическая кампания НКУ за укрепление позиций в Буганде была начата весной 1963 г. и достигла наибольшего размаха в январе—феврале 1964 г. К августу 1964 г. здесь уже функционировало около 80 отделений НКУ [477, 3.VIII.1964]. Учитывая высокую степень влияния традиций в Буганде, веру безграмотных крестьян в кабаку и непопулярность коррумпированной феодальной верхушки, лидеры НКУ обещали населению района защиту от феодалов, заявив при этом, что Народный конгресс Уганды будет лоялен по отношению к кабаке и местным обычаям.

Активные действия НКУ в Буганде вызвали растерянность в руководстве КЕ, в рядах которого произошел раскол, о чем свидетельствовал переход в апреле 1963 г. на сторону НКУ семи парламентариев от КЕ. После этого НКУ получил прочное большинство в Национальном собрании и практически перестал нуждаться в коалиции с КЕ [420, 1964, № 9]. Однако, поскольку до завоевания большинства в люкико было еще далеко, руководство НКУ не торопилось с расторжением союза с КЕ, пытаясь склонить КЕ к самороспуску и присоединению к НКУ. Расчеты на то, что с избранием Мутесы на пост главы государства в октябре 1963 г. он отойдет от сепаратистской деятельности КЕ и станет сотрудничать с правящей партией, не оправдались.

В январе 1964 г. М. Оботе впервые выступил с призывом к введению однопартийной системы в стране на массовом митинге НКУ в своем родном районе Ланго. В феврале 1964 г. он сделал официальное заявление по этому поводу в Национальном собрании, подчеркнув, что принятие закона об однопартийной системе отвечает интересам нации. Свою аргументацию он подкрепил примером Танзании, в которой комиссия по выработке новой конституции включила положение об однопартийности, а также Ганы, где в ходе референдума народ отверг многопартийную систему [471, 28, 29.1.1964].

Предложение М Оботе об однопартийной системе было поддержано в немонархических районах, а также в Анколе и Бусоге. Буньоро и Торо заняли выжидательную позицию. Бугандскос правительство выступило с резким протестом. Однако его позиции были ослаблены отсутствием единства в КЕ. В Буганде нарастал протест представителей мелкой буржуазии, выступившей за демократизацию системы бугандской администрации, за право свободной торговли землей. Крестьяне требовали отменить феодальные «поборы и закрепить за ними землю. Лидеры КЕ теряли доверие масс. Растущее недовольство и возмущение вызывали коррупция в среде феодальной верхушки, ее пренебрежение народными интересами.

В феврале 1964 г. в люкико разразился крупный скандал в связи с финансовыми злоупотреблениями министров. Бугандскому правительству был вынесен вотум недоверия, что свидетельствовало об углублении разногласий в КЕ, и только личное вмешательство кабаки отсрочило на несколько месяцев отставку катикиро М. Кинту.

Чтобы отвлечь внимание бугандцев от волнующих их проблем, феодалы развернули шовинистическую кампанию вокруг предстоящего референдума о статусе «потерянных округов», стараясь сорвать его проведение или угрозами навязать свою волю населению этого района.

Несмотря на противодействие бугандских феодалов, центральное правительство в соответствии с решением Национального собрания провело 5 ноября 1964 г. опрос населения «потерянных округов», которое высказалось за присоединение к Буньоро [418, 1965, № 4].

После опубликования результатов референдума бугандские феодалы организовали в старом районе Кампалы демонстрацию протеста и спровоцировали столкновения с полицией, во время которых погибло несколько человек [477, 9.XI. 1964]. Однако центральному правительству удалось овладеть положением, не допустить распространения беспорядков.

В ноябре 1964 г. бугандское правительство, возглавляемое в течение 11 лет видным феодальным деятелем М. Кинту, который пытался удержаться у власти на волне шовинизма, пало. Новым катикиро Буганды был избран бывший министр в центральном правительстве Дж. Нканги, представитель неотрадиционной фракции КЕ. В Буганде создалась ситуация, благоприятная в определенной степени для тех сил КЕ, которые выступали за укрепление традиционных институтов па основе самороспуска партии и слияния с НКУ.

Противодействуя наступлению ПКУ в Буганде, КЕ предприняла ряд контрмер. Она приступила к организационному укреплению ячеек партии, административным секретарем ее стал близкий кабаке энергичный бизнесмен Д. Оченг. Благодаря скрытой поддержке КЕ оппозиционная ДП одержала победу в феврале 1964 г. на муниципальных выборах в Кампале к Джиндже.

Борьба за введение однопартийной системы ускорила идеологические столкновения как с оппозицией, так и внутри самого НКУ. Отсутствие четкой идеологической платформы мешало партии мобилизовывать массы на построение независимого угандского общества. Предстояло решить вопрос, каким это общество должно быть, по какому пути ему следует идти к намеченной цели.

В манифесте НКУ, опубликованном весной 1961 г., содержалось положение о необходимости «построения в Уганде социализма». Но, как справедливо указывал видный угандский ученый Окот п’Битек, многим членам партии не было ясно, какой смысл вкладывается в понятие «социализм», ибо ряд руководителей НКУ находился под влиянием концепции «африканского социализма» кенийского политического деятеля Т. Мбойи [477, 24.IV. 1964]. Нечеткая идеологическая платформа НКУ позволяла правым под прикрытием социалистической фразеологии подталкивать страну на путь капиталистического развития.

В апреле 1964 г. НКУ наметил провести первую в условиях независимости конференцию. Предстояло уточнить ряд теоретических положений манифеста партии, провести дискуссию о выборе пути развития, прежде всего по принципиальному вопросу о национализации, разработать программу действий. ЦК и национальный совет НКУ единогласно утвердили доклад генерального секретаря НКУ Дж. Каконге, и, казалось, ничто не предвещало неожиданностей на предстоящем форуме НКУ. Однако накануне конференции правая группировка во главе с государственным министром Г. Ибингирой разработала секретный план по ослаблению позиций М. Оботе в ЦК НКУ и срыву намеченных на конференции мероприятий. За это Г. Ибингира получил в США несколько позднее 1 млн. долл. {250, с. 120].

Что касается центристов, то они подходили к проблеме национализации с позиций установления государственного контроля над смешанной экономикой.