Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Обострение борьбы между сторонниками и противниками прогрессивного курса

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Обострение борьбы между сторонниками и противниками прогрессивного курса

Обострение борьбы между сторонниками и противниками прогрессивного курса

15 апреля 1966 г. премьер-министр представил на рассмотрение Национального собрания проект временной конституции, которая существенно урезала власть феодальной аристократии. Вожди округов устранялись из люкико и рукурато монархических районов и лишались прав на официальные земли, которые предоставлялись им по закону 1900 г. По новой конституции они должны были назначаться на официальные посты не наследственными правителями, а министрами районной администрации. Административные службы и финансы «королевств» переходили в руки центрального правительства [416, 1966, № 14]. Оботе был приведен к присяге в качестве президента страны. НКУ выдвинул новый политический лозунг: «Один парламент, одно правительство, один народ!». На данном этапе развития событий правительство еще не решалось изменить положение наследственных правителей. Однако они были лишены права назначать (и увольнять) чиновников на государственные посты и выдвигать кандидатов в местные собрания. Апрельская конституция имела временный характер, поэтому предстояло еще выработать постоянную конституцию.

Бугандские феодалы перед неминуемым концом предпринимали отчаянные попытки, чтобы сорвать обсуждение и принятие новой конституции. 26 апреля 1966 г. феодалы, контролировавшие люкико Буганды, приняли решение об объявлении торгового бойкота и о восстании против центрального правительства, если не будет возобновлена конституция 1962 г. Однако бугандское правительство, в котором доминировали иеотрадиционалисты, отклонило это предложение [477, 27.IV. 1966]. Часть фракции «Кабака екка» во главе с А. Семпа отказалась принять новую конституцию и покинула парламент [477, 17.V.1966]. В то же время десять парламентариев — членов «Кабака екка» вместе с девятью «демократами» дали клятву верности новой конституции [477, 18.IV. 1966].

В Буганде нарастала подрывная деятельность против центрального правительства: распространялись листовки за подписью «секретный совет», которые призывали к торговому бойкоту и неповиновению правительству в знак протеста против приостановления конституции 1962 г. [477, 13, 14.V.1962]. 20 мая люкико принял решение о предъявлении ультиматума центральному правительству, которое расценило этот шаг как акт неповиновения и призыв к мятежу [250, с. 97; 477, 21.V.1966].

23 мая, упреждая действия феодалов в организации мятежа, правительство отдало приказ об аресте нескольких вождей саза, готовивших восстание. В ответ в различных районах Буганды зазвучали военные барабаны. Утром 23 мая мятежники заблокировали дорогу Кампала—Энтеббе. Солдаты, отправившиеся на устранение завалов, были обстреляны мятежниками. 24 мая во дворец кабаки направился отряд правительственных войск, который был встречен огнем сторонников Мутесы. Дворец был взят штурмом. Кабака бежал и укрылся в католической миссии в Рубага. Затем через Танзанию и Бурунди он переправился в Лондон, откуда продолжал подрывную деятельность против центрального правительства [420, 1966, № 6; 477, 21, 23.VI. 1966].

26 мая 1966 г. президент Оботе выступил в Национальном собрании, а 31 мая — по радио и телевидению с информацией о заговоре и мятеже. Центральное правительство приняло решение об аннулировании «королевства» Буганда, территория которого была разделена на четыре административных района [477, 7, 11.VI.1966].

Сторонники феодалов, бежавшие за рубеж, вскоре развернули активную антиправительственную деятельность. В стране начали распространяться промонархические брошюры, изданные в Лондоне за подписью подпольной феодальной организации «1966 стади групп» [477, 3, 10.VII, 9.XI.1966]. Ход событий выявил прямую связь заговорщиков с английским правительством. При расследовании заговора 1966 г. было доказано, что между кабакой Мутесой и английским верховным комиссаром в Кампале существовала договоренность о возможности «военного маневра в стиле парашютного десанта на Стэнливиль». Более того, английское посольство было разоблачено в участии в новом заговоре: в феврале 1966 г. была раскрыта крупная террористическая группа сторонников Мутесы, в результате чего английский верховный комиссар Р. Хант был вынужден покинуть Уганду [477, 6.III. 1966]. Феодалы-заговорщики сколотили еще одну террористическую группу, действовавшую из Найроби. В январе 1967 г. эта группа обстреляла автомобиль, в котором находился вице-президент Бабииха (заговорщики полагали, что стреляют по Оботе) [477, 6.III, 26.VI, 26.VII.1967, 22.XI.1968].

Судебные процессы над военными, принимавшими участие в заговоре, привели к разоблачению бывшего командующего Ш. Ополота, который в октябре 1966 г. был уволен из армии и арестован [477, 13, 20.VI, 1, 23.IX, 10.Х.1966]. В июне 1966 г. генеральный прокурор Г. Бинаиса сообщил Национальному собранию, что показания бывших министров свидетельствуют о том, что Ибингира и другие выступали против Оботе и намеревались устранить его [477, 27.VI. 1966]. Но, несмотря на разоблачение оппозиционеров и их признание в участии в подрывной деятельности, правительство так и не решилось провести судебный процесс над бывшими министрами и кабакой. Это объяснялось, в частности, тем, что судебная система страны фактически контролировалась симпатизировавшими оппозиционерам иностранцами или сторонниками Мутесы.

Серия процессов, состоявшаяся в феврале и марте 1967 г., выявила ряд уголовных преступлений, совершенных рядовыми участниками мятежа. Но при этом, не была вскрыта политическая подоплека трагических событий и не были официально осуждены те, кто замышлял заговор и отдавал приказы жечь и убивать [477, 16, 27.11, 18.111.1967].

В острой внутриполитической обстановке оппозиция выступала против разрушения традиционных институтов, выдвигала требование провести всеобщие выборы [477, 17.VI1.1966]. Однако Народный конгресс Уганды твердо заявил об отсрочке выборов на пятилетний срок до восстановления нормального внутреннего положения в стране, в первую очередь в Буганде, на территории которой феодалы вели широкую подрывную деятельность [477, 17.VII.1966]. М. Оботе и его сторонники в партии развернули работу по разъяснению происшедших событий и принимаемых правительством мер по нормализации положения. В стране проходили собрания в поддержку мероприятий НКУ. В ходе митингов и встреч выяснилось стремление широких масс покончить с изжившей и дискредитировавшей себя феодальной системой.

После того как правительство выступило с предложениями, предусматривавшими упразднение «королевств» и введение единой административной системы с целью «сближения народов Уганды и предоставления им возможности участвовать в управлении страной», проект новой конституции был передан на рассмотрение конституционной ассамблее, созданной в апреле 1967 г. В течение трех месяцев члены ассамблеи обсуждали проект конституции. Против введения республиканского строя выступили Демократическая партия, «Кабака екка» и члены НКУ — перебежчики из КЕ: А. Майянджа, Г. Сембегуйя и Дж. Киванука. Они пытались представить новую конституцию как документ, ограничивающий демократию [416, 1967, № 19; 477, 1, 8.VII, 2. 8, 30.VIII.1967].

Конституционные предложения активно и широко обсуждались по всей стране. Они получили поддержку населения большинства районов. В процессе обсуждения было принято более 50 поправок к проекту конституции, что указывало па стремление правительства учесть мнение широких народных масс [416, 1967, № 19]. В сентябре 1967 г. национальный совет НКУ заслушал доклад президента партии о кризисе 1966 г. Он исключил из партии 12 человек, в том числе пять арестованных министров. Национальный совет одобрил проект новой конституции и передал его на рассмотрение Национального собрания [477, 6.VII.1967].

Национальное собрание утвердило республиканскую конституцию, и 8 сентября 1967 г. Уганда была провозглашена республикой. В сентябре в бывших «королевствах» приступила к выполнению обязанностей назначенная центральным правительством администрация во главе с районными комиссарами [416, 1967, № 19; 477, 22.IX.1967].