Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Хартия простого человека

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Хартия простого человека

Хартия простого человека

После заявления президента Оботе о намерении начать «движение влево» на страницах угандской прессы была организована дискуссия по вопросу о выборе дальнейшего пути развития. В статье «Революция во имя социальной справедливости» один из идеологов угандской национальной демократии, А. Адоко, писал: «Мы должны проанализировать результаты пройденного пути, наши успехи и поражения и дать конкретные ответы на то, как претворить социалистические принципы в соответствии с существующими в стране условиями. Пришло время выразить словами не только задачи нашей революции, но и средства их достижения» [468, 25.111.1969].

В развернувшейся дискуссии никто не подвергал сомнению тот факт, что капитализм связан с колониальными структурами, которые НКУ пытается перестроить. Однако существовало два противоположных мнения по вопросу о модернизации общества.

Одна точка зрения исходила из того, что исправление исторической несправедливости возможно путем высвобождения мест наверху и заполнение их снизу африканцами. Такой надклассовый националистический подход к перестройке колониальных структур, закамуфлированный лозунгами о построении «процветающего общества», был выгоден национальной буржуазии. Сторонники этого подхода утверждали, что «африканизация коммерции и промышленности» может стать средством излечения от экономической отсталости.

Другую точку зрения отстаивали сторонники классового подхода, которые считали, что «африканизация» иностранных частных предприятий и замена их «местным капитализмом» не изменит эксплуататорской сути общества, приведет к созданию новой пирамиды и, главное, затруднит национальное развитие, ибо местный капитализм будет искать протекционизм за счет налогоплательщиков или станет придатком международных монополий, что поставит страну в зависимое от них положение.

8 октября 1969 г. президент НКУ Оботе обратился по радио и телевидению к народу с призывом установить «экономическую демократию» и покончить с парадоксальным положением, при котором народ производит национальные богатства, но не имеет возможности контролировать и справедливо распределять плоды своего труда [469, 9.1Х.1969].

9 октября НКУ опубликовал программный документ — Хартию простого человека. «Учитывая факт происходящего в настоящее время роста экономики,— говорилось в Хартии,— мы должны признать, что если сейчас не будет принята новая стратегия развития, то неравенство в распределении доходов драматически скажется на распределении доходов миллионов людей: у нас образуются две нации — одна фантастически богатая, живущая за счет другой, вторая — абсолютно бедная; при этом обе живут в одной стране» [94, с. 14, § 26].

Хартия выдвигала на первый план задачи национального строительства, достижения единства, укрепления республиканских институтов, выступала в защиту прав трудящегося человека, осуждала эксплуатацию бедных богатыми [94, с. 2—5, § 2— 5]. При этом такой важный вопрос, в чьих руках будут сосредоточены средства производства, был сформулирован недостаточно четко. Неясно было, кого следует причислять к категории «простой человек». Документ не раскрывал, каким путем НКУ будет претворять в жизнь социалистические принципы, хотя в ст. 30 упоминалось, что «движение влево» предусматривает «участие граждан во всех секторах экономики» на основе коллективного владения собственностью в кооперативах и государственных предприятиях. Подчеркивалось право правительства на национализацию любого частного предприятия или частных владений (включая земли маило) в интересах народа [94, с. 17—18, § 39].

Противоречивость теоретических положений Хартии не умаляет се значения для истории страны. Передовая часть национальной демократии поднялась до определенного признания классовой борьбы, которая понималась ею как борьба против империализма, феодальных сил и иностранных эксплуататоров. В концепции угандских национальных демократов нашло отражение «сочетание глубоких общественных преобразований в пользу трудящихся, преследующих цель установления экономической демократии, социальной справедливости, с политическими правами, свободами и гражданской активностью масс» [242, с. 538].

Хартия простого человека широко обсуждалась. Газета «Пипл» в октябре 1969 г. писала, что «ни одна политическая дискуссия относительно Хартии не обходилась без вопроса по поводу формы, которую примет угандский социализм» [468, 7.Х. 1969]. Она также утверждала: «Кажется маловероятным, что Уганда будет. полностью копировать опыт Танзании… частично потому, чтобы избежать некоторых ошибок арушского эксперимента, а главным образом потому, что в Уганде имеются более сильные капиталистические элементы» [468, 7.VIII. 1969]. Именно наличие буржуазии, связанной зачастую с феодальными элементами, объясняло упорное противодействие принятию Хартии. Главным объектом нападок противники Хартии избрали статью о возможности национализации частных предприятий и земель, подчеркивая, что документ НКУ «заходит слишком далеко».

В свою очередь, сторонники Хартии заявляли, что не понимают термина «движение влево», выражали недовольство тем, что социализм как цель не упоминается в документе, и настаивали на четкой формулировке социалистических принципов. Ряд лиц выступил с требованием исключения из документа термина «простой человек» под тем предлогом, что он распространял действие Хартии на всех граждан страны [468, 13.XII.1969].