Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Программные документы НКУ 1970 г.

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Программные документы НКУ 1970 г.

Программные документы НКУ 1970 г.

В начале января 1970 г. правительство приступило к претворению в жизнь политики «африканизации» торговли, в которой лишь 5% капитала контролировалось угандскими гражданами [468, 10.111.1970]. Был издан закон о лицензировании в коммерции и торговле. Политика «резервирования мест» в коммерции и торговле за угандцами предусматривала ограничение оттока валюты из страны. Предполагалось, что передача торговли в руки угандцев обеспечит циркуляцию денег внутри страны и их аккумуляцию в национальном банке. НКУ призывал преодолеть психологический барьер и отмести расовые предрассудки, связанные с тем, что торговлей якобы могли успешно заниматься лишь выходцы из Азии. Согласно закону о лицензировании в коммерции и торговле компании, основанные до 1 января 1969 г., в которых 51% акций принадлежал угандским гражданам, квалифицировались как национальные [468, 10.1 II. 1970].

Введение закона вызвало сильное противодействие со стороны азиатской общины, контролировавшей в основном розничную торговлю в стране. Чтобы затруднить передачу торговых помещений в руки африканцев, хозяева домов — выходцы из Азии резко подняли стоимость аренды помещений. Местная пресса отмечала «арендный рэкет», к которому, кстати, не преминули присоединиться африканские домовладельцы, и уклонение от соблюдения закона о лицензировании. В связи с введением закона о лицензировании возникла проблема угандского гражданства. Разъясняя позицию правительства и НКУ, министр торговли и промышленности и национальный казначей партии У. Калема дал понять, что за иностранных граждан с английскими паспортами, среди которых много выходцев из Азии, несет ответственность Великобритания, а не угандские власти, которые мирятся с присутствием иностранцев в Уганде до поры до времени, что настанет такой момент, когда в их услугах отпадет необходимость и им придется покинуть страну [477, 13.1.1969] . Это заявление вызвало обострение взаимоотношений с Великобританией.

В апреле 1970 г. президент Оботе объявил на весенней сессии Национального собрания о предложениях правительства и руководства НКУ по укреплению государственного аппарата. Намечалось введение единой системы административных органов, объединяющей центральную и районную администрации, полное подчинение последней центральному правительству, а также упорядочение заработной платы. Правительство объявило «войну» коррупции и заявило о решимости покончить с засоренностью государственного аппарата нерадивыми чиновниками, занимающими посты благодаря происхождению или связям [468, 21.IV.1970]. В обращении к депутатам парламента было указано на то, что правительство и руководство НКУ, претворяя в жизнь положения Хартии простого человека, разработали вопрос о роли «государственных институтов и предприятий». К «государственным институтам и предприятиям» были отнесены правительственные органы, Национальное собрание, прокуратура и суд, районная администрация, городские власти, а к предприятиям — государственные и смешанные компании, контролируемые правительством. Предполагалось добавить к этому списку Народный конгресс Уганды, профсоюзные и кооперативные организации [468, 21.IV. 1970].

В апреле 1970 г. была создана комиссия по проведению всеобщих выборов, которая должна была представить свои соображения об организации народного представительства в будущем законодательном органе страны [468, 21.V.1970].

1 мая 1970 г. президент Уганды и руководитель НКУ Оботе во время торжеств по случаю международного дня солидарности трудящихся выступил в Кампале на стадионе Накивубо с важным политическим заявлением от имени ЦК НКУ. Он объявил о намерении правительства приобрести 60% акций жизненно важных для экономики страны заводов, фабрик, плантаций, банков, кредитных учреждений, страховых компаний, общественного транспорта, а также о введении государственного контроля над экспортом и импортом. Контроль над общественным транспортом должен был перейти к городским властям, районной администрации, профсоюзным и кооперативным организациям. Погашение перешедшей в руки государства и общественных организаций доли акций предполагалось осуществить за счет доходов упомянутых компаний [468, 2.V.1970].

Итак, спустя полгода после принятия Хартии простого человека руководство НКУ конкретизировало положения о «справедливом распределении общественной продукции, производимой трудящимися». Речь шла о введении государственного контроля и государственного регулирования в ключевых отраслях экономики, а также в экспорте и импорте страны. Майское заявление президента Уганды вызвало, с одной стороны, широкую поддержку трудящихся, а с другой — противодействие иностранных компаний, национальной буржуазии и феодально-традиционалистских кругов.

Лондон потребовал от Уганды пересмотра условий раздела акций и пригрозил свернуть в противном случае деятельность английских фирм. С угрозами в адрес Уганды выступили и американские нефтяные монополии. В результате правительству пришлось отступить. На переговорах между президентом Оботе и председателем «Гриндлейз банк» Арлингтоном было достигнуто соглашение о том, что передача 60% акций будет рассматриваться как «продажа акций на добровольной основе». Угандское правительство согласилось выплатить банку согласованную сумму, а остаток считать обыкновенным займом, который должен был погашаться в фунтах стерлингов в согласованные сроки. [416, 2.Х.1970]. Это явилось уступкой иностранному капиталу по сравнению с первомайским заявлением, которое предусматривало погашение 60% акций в течение 15-летнего срока из доходной части банковских активов. Испытывая острую нехватку валюты, угандское правительство было вынуждено пойти на сделку с «Гриндлейз банк». Последний предложил учредить международный коммерческий банк, в котором 60% должно было принадлежать банку, а 40% угандскому правительству. По словам английского журнала, «это был тихий переворот, указавший путь остальным иностранным фирмам» [416, 2.Х. 1970]. Уганда была вынуждена согласиться на раздел акций с нефтяными монополиями «Шелл» и «Бритиш петролеум» в соотношении 50: 50 [416, 2.Х.1970].

В июле 1970 г. НКУ опубликовал документ Предложения о новых методах выборов народных представителей в парламент [467, 18.VII.1970]. Документ ставил целыо расширить представительство трудящихся в Национальном собрании, закрыть доступ оппозиционерам в парламент, ввести однопартийную систему, повысить роль партии в общественной жизни страны.

Вслед за принятием важных политических решений партия начала готовиться к предстоящим выборам. Успех их во многом зависел от активности местных партийных организаций, эффективности политической работы НКУ в массах. В сентябре 1970 г. ЦК НКУ объявил о роспуске старых исполкомов и о выборах новых руководящих органов партии в октябре 1970 г. [477, 30.IX.1970]. Переизбрание руководства в низовых и окружных организациях НКУ ставило целью обеспечить успешное проведение предстоящих в апреле 1971 г. всеобщих выборов. Сообщения партийной прессы свидетельствовали о большой политической активности НКУ. Был проведен социальный анализ состава кандидатов НКУ на посты председателей окружных организаций, многие из них должны были войти в состав нового Национального собрания, которое обновлялось на одну треть. Этот анализ показал, что в руководящих кадрах НКУ произошел сдвиг в пользу торговцев и мелких предпринимателей. На их долю приходилось 46,3%, на долю различных специалистов и учителей — 20%, фермеров — 9,3%. Число лиц с начальным образованием возросло с 5,3% в 1961 г. до 17,3% в 1970 г., а с неполным средним образованием уменьшилось с 50% в 1961 г. до 36% в 1970 г. Активная прослойка мелких предпринимателей, торговцев и фермеров оказалась поднятой на гребень политической активности масс и готовилась к борьбе за парламентские места, за усиление своих позиций в обществе.

В 1967—1970 гг. в Уганде происходило углубление процесса демократических преобразований, шло укрепление независимого государства. Начальная стадия (1967—1968) этого процесса характеризовалась противоречивостью, проявлявшейся в проведении надстроечными институтами мероприятий, которые содействовали повышению активности национального капитала и ограничению иностранного капитала при одновременном осуждении эксплуататорской сути частного капитала вообще.

Существуют два вида «модификации» буржуазно-демократических преобразований в молодых государствах Азии и Африки, которые могут способствовать либо становлению капитализма, либо сознательному его ограничению (подробнее см. [236, с. 263—264]). В Уганде произошло как бы наложение друг на друга обоих видов «модификации». При этом мероприятия, предусмотренные Хартией простого человека, начали накладываться на ранее принятый курс «африканизации» торговли и промышленности и осуществляться еще до того, как была создана новая демократическая надстройка, верная идеалам «движения влево» (как известно, национальные демократы рассчитывали обновить парламент и правительство в 1971 г.). В этом, равно как и в незавершенности радикальных мероприятий предыдущего антифеодального этапа, проявилось «забегание» политической революции в Уганде, за которым последовал «откат», что в конечном итоге обусловило приход к власти военных.