Уганда | Книги и материалы об Уганде | Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время | Политика военных в области культуры

Навигация

Бизнес в Уганде Билеты в Африку Отель в Уганде Записки каннибала


Туры по Уганде:

ВСЯ УГАНДА ЗА 12 ДНЕЙ
Горные гориллы, горные озера, рафтинг по Нилу и много животных

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И РУАНДЕ
В поисках маленьких людей и больших обезьян

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО УГАНДЕ И КЕНИИ
С отдыхом на Индийском Океане

УГАНДА, КЕНИЯ И ТАНЗАНИЯ
Путешествие по Восточной Африке и отдых на Занзибаре

Africa Tur Уганда Книги и материалы об Уганде Н. А. Ксенофонтова, Ю. В. Луконин, В. П. Панкратьев. ИСТОРИЯ УГАНДЫ в новое и новейшее время Политика военных в области культуры

Политика военных в области культуры

На первых порах военный режим сохранил программу культурного строительства свергнутого правительства. Продолжали действовать культурные ассоциации, творческие организации, поддерживались материально театр, музыкальные и танцевальные коллективы, музеи, библиотеки. Писатели и поэты, художники и скульпторы, композиторы создавали новые произведения. Но все более становилось заметным, что культурная жизнь страны мало интересовала военных. Все происходило как бы по инерции. Культурное строительство, получив хороший толчок при правительстве М. Оботе, продолжалось, не имея дополнительных импульсов (новых идей и социально-политических программ).

После сентября 1972 г., когда оппозиция предприняла неудавшуюся попытку свергнуть военный режим, правительство И. Амина расширило террористическую кампанию против сторонников М. Оботе, среди которых были и деятели культуры. Многие из них эмигрировали: большинство в соседние Танзанию и Кению, меньшинство в Западную Европу и США. Они продолжали творить и в эмиграции, но уже не могли оказывать непосредственное влияние на культурную жизнь Уганды, прямо участвовать в ней. Военный режим начал менять свой курс в социальной и культурной политике. Прогрессивные течения в сфере культуры стали подавляться. Поощрялись те организации, те деятели культуры, которые безоговорочно поддерживали существующие порядки. Но и они не могли чувствовать себя уверенно, особенно в годы, когда утвердился режим личной власти И. Амина.

В 1972—1973 гг. военный режим приступил к принудительной исламизации общественной и культурной жизни страны. На ответственные посты в государственных учреждениях, ведавших культурой, назначались мусульмане. Ширилась пропаганда догм ислама в печати, на радио и телевидении.

На общественную жизнь страны растущее влияние оказывали церковники. Культурные ассоциации, например, уже не могли действовать как «светские», не связанные с той или иной церковью. Предпочтение отдавалось тем ассоциациям, которые находились под контролем мусульманской церковной верхушки.

Стремясь завоевать популярность у масс и отвлечь их внимание от насущных нужд, военные искусственно культивировали вражду по отношению к европейскому и азиатскому населению. Из страны не только по принуждению, по и по своей воле начали уезжать не только квалифицированные специалисты, но и деятели культуры. А среди них были люди, которые постоянно проживали в Уганде и приносили ей несомненную пользу. В результате Уганде был причинен большой ущерб. Например, средняя, средняя специальная и высшая школы, где профессорско-преподавательский персонал все еще заполнялся в основном за счет иностранцев, лишились многих необходимых кадров. Положение еще больше осложнилось, когда многие прогрессивные преподаватели и профессора, граждане Уганды, не согласные с порядками военного режима, также выехали из страны. Властям пришлось принимать меры для вербовки преподавателей за границей.

Непрерывно возраставшие расходы на армию и репрессивный аппарат, неуклонно ухудшавшееся экономическое и финансовое положение страны не могли не сказаться отрицательно на различных сферах культурной жизни. Система образования (школьного и высшего) переживала глубокий кризис. Литература, большинство видов искусства прозябали.

Обострившиеся по вине военного режима Уганды отношения с Танзанией и Кенией привели к нарушению давних традиционных культурных и научных связей между тремя странами. Этот процесс особенно ускорился после распада в 1977 г. Восточно-африканского сообщества (ВАС), что также внесло «вклад» в наступивший застой в культурной жизни Уганды.

Неудивительно, что большинство деятелей культуры Уганды, принадлежавших к самым различным идейным и политическим течениям, находились в оппозиции к военному режиму. Многие из них активно боролись против этого режима в рядах Фронта национального освобождения Уганды. После свержения власти военных они включились в работу по восстановлению того уровня, которого достигла национальная культура в 1962— 1971 гг. Это было необходимо, чтобы успешно двигаться вперед в области культурного строительства.